Русская линия
Воронежское кольцо Никодим Кротов19.07.2004 

Израиль в воронежской глубинке

Когда евреи, живущие в Израиле, узнали, что в центре России в маленьком поселке чистокровные русские люди уже около ста лет исповедуют иудаизм, то сначала не поверили. А когда увидели это воочию, были потрясены. «Такую твердую веру не всегда среди евреев встретишь», — поделился впечатлением с корреспондентом «Кольца» один из потрясенных гостей.

Хутор Высокий расположен в Таловском районе — чуть меньше 200 километров от Воронежа. Здесь и живут обычные с виду русские крестьяне, которым в наследство от предков досталась необычная для этих мест вера — иудаизм.

В научной литературе их называют субботниками. Это название появилось давно — еще до революции. Тогда сельские православные священники с удивлением обнаружили, что часть крестьян в церковь не ходит, перед иконами не молится, а из всей Библии предпочитает Ветхий Завет. Да еще и соблюдает все еврейские обряды — вплоть до обрезания. И, разумеется, праздничным днем у них была суббота, а не воскресенье. Так и появилось название — субботники.

Когда царское правительство стало разбираться, оказалось, что субботников в России не так уж и мало — под Воронежем, Тамбовом, Астраханью. Откуда они появились, кто сманил их в незнакомую доселе религию, точно сказать никто не может до сих пор.

Самим жителям Высокого слово «субботники» не нравится. «Мы — иудеи», — объясняют они. И радуются, что теперь говорить это можно открыто. Потому что за свою жизнь успели испытать все прелести государственного антисемитизма.

Сначала за субботников взялось царское правительство. Их пытались насильно крестить, непокорных выселяли на окраины империи. Но те предавать свою веру не захотели. «Пусть нам лучше руки отрубят, но креститься не будем», — твердо отвечали русские иудеи.

После революции сначала стало полегче. В Высоком — а хутор появился в 1920-х годах — даже колхоз создали, где официальным выходным была суббота. Но так продолжалось недолго: советской власти мешала любая религия, будь то православное христианство или иудаизм. В Высокий повалили агитаторы-атеисты. Когда областное начальство поняло, что выступления заезжих ораторов на местных жителей не действуют, агитацию сменили на репрессии. «Приходилось вставать до рассвета, чтобы помолиться, — вспоминают старожилы, — не дай Бог, кто увидит, по допросам затаскают».

А потом высочан решили извести более «цивилизованными» методами. Сначала им перекрыли дорогу к образованию. До 1970 года жителям хутора удавалось получить только 4 класса начальной школы. За остальным приходилось ехать в соседнюю деревню — это при том, что в то время в Высоком было около двух сотен детей. Только в семидесятые построили восьмилетку.

Потом советское правительство решило «разбавить» иудейскую общину «чужаками»: построили несколько многоэтажек, привезли переселенцев. Но высочане и тут выстояли: некоторые из приезжих сами приняли иудаизм и примкнули к общине.

Жители окрестных деревень с субботниками открыто не конфликтовали, но и не любили. «Сядешь в автобус, а кругом шепчутся: Жиды, жиды. И все сторонятся».

Сейчас в Высоком живет немногим больше тысячи человек. Почти две трети из них — иудеи. Раньше было больше, да двести с лишним человек уже уехали в Землю Обетованную, в Израиль. Поэтому в поселке много пустых домов. Их хозяева иногда возвращаются, чаще всего летом, когда в Израиле особенно жарко. Поживут с месяц на родной земле — и назад.

Свою веру высочане блюдут строго. Из поколения в поколение передаются молитвенники — в некоторых семьях сохранились издания аж девятнадцатого века. Каждую субботу — молитвы, чтение Торы. Все как положено: мужчины и женщины молятся раздельно.

Имена здесь тоже еврейские: от привычных русскому уху — Анна, Михаил, Ефим — до экзотических: Иеремия, Лия, Исайя.

Свинину высочане не едят, и свиней не держат даже на продажу. Свинья — животное нечистое, в Торе на ее мясо строгий запрет.

И кладбище в Высоком особенное. Оно разделено на две части: православную и иудейскую. У многих — могилы родственников на обеих.

Христианское кладбище ничем особым не выделяется, обычный сельский погост. А вот иудейская часть для нашего взора выглядит непривычно.

Там — cтрогий порядок: женщины в левой части, мужчины — в правой. Недалеко от входа, посередине, несколько детских могилок. Расположение — почти геометрическое, землю «про запас» никто не захватывает. Никаких крестов, разумеется, здесь нет. Только шестиконечные звездочки.

А еще в местной школе есть музей. И не простой (кого сейчас удивишь школьной музейной комнатой) — целая экспозиция, рассказывающая об истории Высокого, вере его жителей. Тут и блокнот одного из первых переселенцев, где русские слова вперемешку с еврейскими, и старинная Тора, и портреты основателей хутора. Так что дети уже с малых лет узнают, в каком необычном месте им выпало жить. И сейчас, по словам жителей поселка, молодежь потянулась к своим корням. Раньше своего происхождения стыдились и скрывали, теперь им гордятся.

Недавно в Высоком открылась школа иврита. Наконец любой желающий сможет освоить непростой язык. Это тоже радость — в советское время для изучения языка мужчинам приходилось ездить в Харьков.

Старики, как им и положено, ворчат: «Нет, теперь уже вера не та. Обычаи нарушаются…». Действительно, нравы в поселке стали либеральнее. Раньше женились и выходили замуж только за единоверцев — «иначе родители бы прокляли». Но уже давно этот обычай не соблюдается — «смешанные» браки стали нормой. Да и в быту в старину было все строже: женщины с непокрытой головой не ходили, за один стол с мужчинами не садились.

Может потому, что русским иудеям пришлось много выстрадать, может, еще по какой причине, но живут они необычайно дружно. Если у кого-то беда — помогают всей общиной. И, в общем-то, небедно живут. Потому что работают. Пьянство здесь — грех редкий. В поселке друг другу доверяют — даже двери не закрывают, кругом же все свои. Дома «эмигрантов» тоже стоят целехонькие — вандализм тут неизвестен.

Сейчас поселком заинтересовались израильские общественные организации. Там и раньше ходили слухи о том, что где-то в русской глубинке есть поселение несломленных русских иудеев. Да не верилось как-то. Теперь приехали, убедились. И поразились настолько, что решили в самом Израиле основать поселок с точно таким же названием — Высокий. Так что на Земле Обетованной у хутора появится побратим и тезка.

16 от 14−07−2004


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru