Русская линия
Труд Александр Дворкин23.06.2004 

Тоталитарные секты сменили вывески

В столице количество всевозможных психологических тренингов увеличивается с каждым днем. Их реклама обещает решить проблемы в семье и на работе, развить интуицию… Однако, записавшись на курсы, москвичи рискуют превратиться в безвольных послушников тоталитарной секты. В этом уверен глава информационно-консультационного центра по проблемам сект, культов и религиозных движений, доктор философии Александр ДВОРКИН.

— Если 10 лет назад секты выступали в основном как религиозные объединения, пользовались религиозной терминологией, то сегодня набирают популярность движения, действующие под видом психологических курсов и так называемых тренингов личностного роста.

— С чем связано такое перерождение?

— Секты успели заработать дурную славу. Жертвы различных псевдорелигий теряли жилье и работу, попадали в психиатрические лечебницы, заканчивали жизнь самоубийством. Об этом писали средства массовой информации. Привлекать новых жертв стало труднее. Тогда все те же деятели начали регистрировать организации с другими названиями — «Центр дианетики», «Всемирный центр взаимоотношений», «Клуб расширения бизнеса», психологический тренинг «Лайф спринг». Другой вариант: предприимчивый последователь учения открывает свое отделение под новой вывеской и начинает зарабатывать деньги самостоятельно. Пример — учебный центр «Синтон», его глава Николай Козлов вышел из сайентологии.

— В чем проявляется тоталитарность таких учебных центров? Как они влияют на человека?

— Задача секты — вызвать эмоциональную зависимость, которая сродни наркомании. Те же цели преследуют и психокульты — массовые тренинги, цель которых не помогать, а манипулировать. Как правило, человек обращается за помощью в состоянии стресса, когда он очень внушаем. И вот он попадает в замкнутое пространство, где все доброжелательны и, кажется, не существует никаких проблем. Зачастую используются методы гипноза, клиентов вводят в трансовое состояние. Проводятся ролевые игры, в которых каждому отводится роль победителя. Внутри группы человек чувствует себя беззаботным, а реальная жизнь с ее сложностями и противоречиями становится неинтересной. Адепт психокульта готов платить все больше и больше, чтобы вновь пережить состояние искусственного счастья. Эту возможность ему предоставляют, причем каждый новый этап тренинга стоит дороже предыдущего. Курсы могут длиться бесконечно. Безусловно, такие занятия идут в ущерб семейному бюджету, работе, из-за них теряется контакт с близкими.

— Как неподготовленному человеку с ходу отличить добросовестный тренинг от тоталитарного?

— Очевидно, что если вам предлагают сразу все и в больших количествах, то есть повод насторожиться. Психокульты обещают решить глобальные задачи: как всегда добиваться успеха, как во всех случаях быть подготовленным, как научиться влюблять в себя с первого взгляда. На нормальных же тренингах четко обозначена достаточно узкая тема: как повысить продажи, как провести самопрезентацию при приеме на работу. Еще один показатель психокульта — большая аудитория. Ведь добросовестные психологи работают с небольшими группами или индивидуально.

— Что можно посоветовать людям, чьи родные оказались под воздействием психокультов?

— В первую очередь определить, какие эмоциональные проблемы заставили человека искать поддержки вне семьи, что именно послужило источником стресса. Попытаться наладить отношения и помочь решить эти проблемы. А потом необходимо побудить человека задуматься. Ведь разумом сектантов управляет чужая воля. Необходимо предоставить как можно больше информации о секте, чтобы человек сделал самостоятельные выводы. Но даже те, кто выходит из секты, зачастую уносят с собой массу проблем: нарушено психическое здоровье, утрачен круг общения.

— Куда можно обратиться за профессиональной помощью?

— К сожалению, специальных центров реабилитации, где оказывается комплексная помощь пострадавшим от тоталитарных сект и психокультов, ни в Москве, ни в других городах России нет. А вот в западноевропейских странах и США есть и частные, и государственные программы помощи жертвам сект. В реабилитации принимают участие психологи, психиатры, социальные работники, священники.

— Количество различных психологических тренингов в Москве не поддается подсчетам. Существует ли какой-то контроль их деятельности?

— В нашей стране да и во всем мире недостаточно развито законодательство, позволяющее препятствовать распространению тоталитарных организаций. Недавно я вернулся с международной конференции, посвященной этой проблеме. Германские коллеги предложили ограничивать деятельность сект через органы защиты прав потребителей. К примеру, если не удалось стать «всегда подготовленным», как было обещано, потребитель может подать на организаторов тренинга в суд и потребовать материальной компенсации. Но у нас пока нет привычки защищать свои права. Приведу такой пример. Неоднократно в нашем центре раздавались звонки: «Помогите, в школе, где учится мой ребенок, появился преподаватель-сайентолог». Мы отвечаем, что сами родители должны написать жалобу в столичный департамент образования. Чиновники обязаны принять меры, чтобы оградить детей от проповедей сектанта. «Как же мы будем жаловаться на школу, нам там еще 5 лет учиться, зачем портить отношения», — слышу я от родителей…

— В Германии, к примеру, сайентолог не может работать ни учителем, ни врачом, ни полицейским. А наши власти бездействуют…

— Чтобы привлечь внимание властей к проблеме, нужно заявлять о ней. По каждому факту нарушения ваших прав обращаться в официальные структуры, будь то департамент образования, общество защиты прав потребителей или прокуратура. Чем больше таких заявлений будет, тем серьезнее власти станут относиться к проблеме.

Беседу вела Фроленкова Антонина


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru