Русская линия
Русская линия Людмила Ильюнина15.06.2004 

Неприкаянное юродство простых историй
Сборник рассказов священника Николая Агафонова

Православный книжный рынок нынче потрясает изобилием изданий. Однако, книгу протоиерея Николая Агафонова и «Неприкаянное юродство простых историй», изданную питерским издательством «Библиополис», можно назвать и среди всего этого изобилия выдающимся событием. И дело не только в том, что автор книги — священник и большинство его рассказов основаны на собственном опыте, но и в её несомненном художественном достоинстве и ярком духовном реализме. Едва ли не впервые мы читаем о нашей церковной жизни, и не давно прошедшей, а нынешней, слово без прикрас писанное, — все тут узнаваемо, «все как есть», — воскликнет всякий, кто знает церковную жизнь изнутри.

Название для книги подобрано очень удачно, — вся наша жизнь, не придуманная, не прикрытая зачастую наигранным благочестием, а именно простая жизнь, — является неприкаянным юродством. Такая она у ученых с мировым именем, и у архиереев, у бизнесменов, у молодых монахов, у тиранов, владевших всем миром, и у самых последних нищих, — героев рассказов отца Николая. Но именно в этом юродстве и светится правда Божия. Автора книги хочется особо поблагодарить за то, что он помогает ее увидеть. Не отрываясь, например, читаешь рассказ о встрече двух архиереев, когда-то вместе учившихся в семинарии — «Друзья». И, с одной стороны с радостью признаешь удачное в художественном отношении следование лесковскому стилю, а с другой отмечаешь и преимущества нашего автора перед классиком. Тот слишком иногда перегибал, — его следование правде жизни было сдобрено немалой толикой иронии, а часто насмешливость и совсем поглощала жизненную правду изображения. В «Друзьях» совсем по-лесковски изображены тяготы чиновнической жизни наших владык, но в самом сюжете выявлено прежде всего присутствие Божиего Промысла во всех обстоятельствах и Божьего водительства каждой души ко спасению. Так отдых друзей архиереев на природе с рыбалкой и грибами непредвиденно обрывается и… приводит душу на покаяние. Господь все устраивает Своим путями. В дороге друзей подводит машина. И ломается она неподалеку от того села, в котором, оказывается живет их бывший однокашник — простой иерей; и оба владыки вспоминают, как согрешили грехом «архиерейской невнимательности к малым сим». В условиях, для владык почти экстремальных, они исповедаются друг пред другом, — и отправляются просить прощения у обиженного ими сельского священника. В рассказе множество характерных житейских деталей, которые придают ему особо правдивый тон. Так, например, кончается он таким пассажем: «После службы владыка митрополит сказал: Ты уж не обижайся, но чего я поеду в город, и так там надышался в Москве всякой гари. Поживу здесь с недельку как человек.

Но недельку митрополиту как человеку пожить не удалось. Назавтра позвонили из Патриархии и сказали, что вместо заболевшего Никанора ему надо срочно лететь в Африку на международную конференцию «Мир без ядерного оружия».

Прощаясь с отцом Николаем, он грустно спросил: «Ты ни разу не видел танец эфиописких епископов под барабан?» — «Нет», — ответил озадаченный отец Николай. — «Счастливый ты человек, хотя, впрочем, зрелище это прелюбопытное».

Приведенная цитата показывает насколько живой человек автор книги рассказов о «неприкаянном юродстве» нашей жизни. Эта живость помогает ему избегать трафаретности, столь распространенной, увы, в православных повествованиях. Все герои у него разные, сюжеты порой неожиданные, — тут судьба изобретателя, попавшего в психбольницу, и беды запившего сельского батюшки, и прозрение бывшего инженера, ставшего безработным, и житие «юродивого Гришки» — бывшего школьного учителя, и правдивое описание перипетий семейной жизни в рассказе «Вика с Безымянки», рассказ о превращении «шмоточника» и художника-авангардиста в Божьего странника, воспоминания о революционном и военном лихолетии.

Среди народа всегда были популярны книжечки с названием «Непридуманные истории». Рассказы отца Николая Агафонова вполне можно было отнести к этому жанру «народного чтения», но есть в них и нечто большее, чем просто безыскусное пересказывание того, что видел, слышал, о чем люди толкуют. Все рассказы объединяет цельное мировоззрение автора. Не очередную «байку» нам живописует батюшка, а помогает по-новому отнестись к жизни. Это отношение можно выразить одним словом: «С улыбкой». Автор заражает своей жизнерадостностью и, что очень важно, веселость его не злая, не критическая (он никого не высмеивает), а в духе оптинских старцев. К некоторым рассказам можно было бы и оптинские эпиграфы поставить, например, из прп. Амвросия Оптинского: «Человек, как жук — солнышко светит, тепло, — летает и жужжит: «Все мои поля, вся моя земля». А дождик пошел, холодно стало, ветер подул, забился под листок: «Не спихни». Такой на первый взгляд несерьезный взгляд на все или почти все происходящее с человеком, ближе к исполнению заповеди «Блаженны нищие духом», заповеди о смирении, чем назидательные проповеди о том, что «мы всегда должны считать себя хуже всех». Батюшка своими рассказами развенчивает сложившийся за последние десятилетия тип «идейного христианина», от которых многих наших неверующих собратьев уже тошнит.

Вот прекрасный рассказ «Антисемит». Встречаются друзья детства, — один из них стал священником, другой врачом. Уволенный из больницы Игорь, решается ехать на село помогать своему другу священнику, но тот его предупреждает: «Псаломщик у меня, Михаил Иволгин ярый антисемит. Тебе это будет неприятно, да и он взбеленится». Дальше все происходит именно так, как предсказал батюшка, псаломщик-таки «взбеленился».

При чем описано это идейное противостояние, как всегда у отца Николая с юмором, который обращен к читателю, возможно болеющему той же болезнью. Таким образом, в рассказах своих автор «Неприкаянного юродства» остается пастырем. Не удержусь от цитирования.

— Что же вы, отец Аркадий, жида сюда привезли? Я нарочно, чтоб их не видеть, в глушь с женой и ребенком уехал. А теперь что нам прикажете делать? Прямо искушение какое-то.
 — Успокойся, Михаил, во-первых, он мой друг с детских лет, к тому же, крещенный, православный человек. Во-вторых, какое это имеет значение, если апостол Павел говорит, что «во Христе нет ни иудея, ни эллина…»
 — Разве вы не знаете, отец Аркадий, мудрую народную поговорку: «что жид крещенный, что конь леченый». Ну и друзья у вас, я вам скажу.

Дальше описан разговор в той же тональности, но уже с самим «жидом проклятым». А потом Бог вмешивается в ситуацию, — как и во всех рассказах книги — главным является действие Промысла Божия. У «ярого антисемита» заболевает ребенок и ненавистный иноплеменник спасает его от верной смерти, сделав рискованную операцию в домашних условиях. Кончается рассказ улыбкой. «Михаил пошел было к выходу, но, сделав два нерешительных шага, вновь повернулся к Игорю: — Я хочу вам, Игорь Львович, признаться, что моя бабушка по матери была еврейка.
Сказав это, Михаил облегченно вздохнул и быстро зашагал к дверям храма. Игорь, подмигнул отцу Аркадию и рассеялся: «Я всегда, Аркадий, подозревал, что истинные антисемиты могут быть только еврейского происхождения».

Итак, перед нами непросто неплохая русская проза и художественное отображение многообразия житейского опыта, а именно пастырские рассказы.

Уверена, что почти каждый священник мог бы написать подобную книжку. И знаю, что и написаны такие книги, но как справедливо признается отец Николай в своем слове от автора в начале издания: есть страх как бы «написанное не стало соблазном для нестойких в вере». Потому в большинстве случаев пастырские рассказы идут в стол, а, если иногда и появляются в печати, то под псевдонимами.

Думается, что огромный читательский интерес, который отразился в стремительной реализации первого тиража книги, является подтверждением того, что батюшка правильно сделал, отказавшись от «елейной полуправды» и не стремился «кое-что зарихтовать или смягчить». И хорошо было бы, если бы и другие писатели духовного звания, которые не решаются донести свои произведения до редакций, наконец это сделали. Пусть их вдохновит пример отца Николая.

Такие книги, как «Неприкаянное юродство» нужны нам сейчас как воздух. Когда-то ученики спросили преподобного Льва Оптинского: «Как спастись?» И он ответил им: «А ты не стремись казаться лучше, чем ты есть. Как ученики ходили с Господом во всей их простоте. Так и я со старцем жил в простоте, хотя в душе готов был целовать обувь его».

Время теоретизирования кончилось, кончилось время примеривания на себя всевозможных книжных облачений. Бог показал нам, — каждому в своей жизненной ситуации, и стране в целом — какие мы еще «младенцы во Христе». Мы много прочитали, много знаем, но не умеем жить по-написанному. Такое откровение о самих себе может напугать и даже ввергнуть в уныние, и вот тогда нужно открыть книгу отца Николая Агафонова, и сначала посмотреть на фотографию улыбающегося батюшки, а потом прочесть например рассказ «Выбор невесты», чтобы убедиться, что человека на правильный путь может наставить даже встреча с проститутками в ресторане или остановиться на рассказе «Отчего курица сошла с ума?», чтобы посмеяться над свойственным нам — христианам-неофитам романтизмом. Да и другие судьбы человеческие описанные батюшкой утешительны. «Полюби нас черненькими, а беленькими-то нас любой полюбит», — так на народный язык переводится евангельский завет о любви к ближнему. Мы все пока черненькие, но только любовь и может сделать нас беленькими.

Пожелаем отцу Николаю Агафонову и впредь собирать «бисер духовный», записывать свои наблюдения над жизнью, рассказы о встречах с людьми, воспоминания и поучения бывалых людей. А мы с радостью и с благодарностью прочитаем новые рассказы и поблагодарим их автора за труд духовный.


Справка об авторе

Протоирей Николай Агафонов родился в 1955 году на Урале, в семье инженера. Детство провел на Волге. Школу закончил в Тольятти, служил в армии. Окончил Московскую Духовную семинарию и Санкт-Петербургскую Духовную Академию, после которой был назначен ректором во вновь открывающуюся Саратовскую Духовную семинарию. С 1997 года возглавлял в Волгоградской епархии миссионерской отдел и построил две плавучие миссионерские церкви, за что Патриарх Алексий II наградил его орденом Святителя Иннокентия 3 степени. В настоящее время служит в Самарской епархии и является преподавателем «Основного богословия» в самарской Духовной семинарии. Женат, имеет пятерых детей.

http://rusk.ru/st.php?idar=1002129

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru