Русская линия
Вести недели Татьяна Александрова01.06.2004 

Воссоединение церковной семьи

Завершился первый визит в Россию, как говорят в самой церкви, визит в Отечество, главы альтернативного русского православия, которое откололось от Московского патриархата, прежде всего из-за своего неприятия сотрудничества с безбожной советской властью. Но если РПЦ была отделена от государства, то РПЦЗ оказалась оторвана от страны. Даже язык её официальных сообщений теперь своеобразен (например, «маститые протоиереи»).

Теперь при совершенно уникальном, даже невиданном посредничестве главы государства две ветви русского православия вроде бы готовы к сотрудничеству. Хотя, конечно, еще не к объединению. Готова ли церковь ко всем переменам?

Из Никольского храма в поселке Свердлова до небес — рукой подать. С пантеоном православных святых у отца Дмитрия связь не только духовная, но и родственная. Дедушка настоятеля храма был канонизирован четыре года назад. В Родительскую субботу священномученику Владимиру Московскому внук служит молебен.

Священника Владимира Амбарцумова расстреляли на подмосковном полигоне в Бутове в 1937 году. Клеймо «сын врага народа» досталось его детям вместе с завещанием продолжить служение. С тех пор в семье Амбарцумовых вопрос о выборе профессии не стоит, так же как и вопрос о выборе страны. Никто из этой нетипичной для советских времен трудовой династии Родину не покинул. «Человек не должен уходить от креста своего, — уверен отец Дмитрий. — Вот меня наставил сюда митрополит, и я сам не убегу отсюда, пусть даже убивают. С креста своего не сходят никогда».

Уезжать или не уезжать — как «Быть или не быть?». Главный вопрос православия всего ХХ века. Окормлять паству, несмотря ни на что, или сберегать веру вдали от Родины — церковь раскололась. Эмигранты обвиняли оставшихся в компромиссе с богоборческой властью. Оставшиеся в лагерях и пересылках доказывали, что это не компромисс.

Молотками по старым газовым баллонам над вчерашним советским клубом. Неважно, во что бить. Важно, что звон сохранили. Это Благовест. Для торжественных случаев.

Первоиерарх зарубежной церкви приехал в Россию спустя 77 лет после раскола. Конфликт исчерпан. Значение этого события верующим объяснять не надо. В Екатеринбурге митрополиту Лавру не дают подняться по ступеням Храма-на-Крови. Каждый хочет получить благословение главы церкви, которая первой прославила новомучеников — членов царской семьи.

Нижний Новгород. От аэропорта до Серафимо-Дивеевского монастыря три часа пути. Организаторы опасаются, выдержит ли пожилой митрополит дорогу. Предстоятель зарубежной церкви отказывается от отдыха. Этот путь для него был гораздо более долгим — десятилетия. В Курске владыку встречает летний дождь и хлеб-соль по русскому обычаю.

Санкт-Петербург. В городе революции, сыгравшем роковую роль в истории православия, митрополит Лавр отстоял торжественный молебен в честь главной петербургской святой Ксении Блаженной. Только за первый день пребывания в Петербурге делегация посетила шесть храмов. И каждый из участников этого паломничества пытался ответить на вопрос, некогда разделивший православную церковь.

«Я бы так посоветовал людям, кто сомневается. Нужно приехать сюда и посмотреть своими глазами, — говорит протоирей Гавриил (Макаров). — Это очень многое дает. Глаза открываются, и сразу понимаешь: здесь Божий дух».

Евангельские чтения по субботам — нововведение отца Ильи — младшего из династии священников Амбарцумовых. В семье он главный новатор. Даже псалмы переводит с церковно-славянского на современный русский язык, чтобы молодежь понимала. Отец и братья к его модернизму относятся снисходительно. Ведь незыблемым остается главное — узы, которые не разрушить. «Мы обсуждаем вопрос, кто раньше умрет, вот это, только не развод. Все возможности дьявола исчерпаны», — признается отец Дмитрий.

В семье Амбарцумовых 28 человек. Все живут под одной крышей. Православие — это тоже большая семья, говорит отец Дмитрий. Так как же можно порознь?

30 мая 2004


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru