Русская линия
Православие.Ru Александр Журавский27.05.2004 

Во имя правды и достоинства Церкви
(Вышло в свет уникальное исследование о митрополите Казанском Кирилле (Смирнове))

От автора

В постсоветский период развития отечественной исторической и агиографической науки деятельность многих выдающихся иерархов Русской Церкви XX века стала предметом исследования светских и церковных историков. Были изданы сборники статей, писем, поучений, богословских работ известных церковных деятелей. И только о митрополите Казанском Кирилле (Смирнове), авторитетнейшем иерархе Русской Церкви новейшего ее периода, — прославленном в 2000 г. в лике новомучеников Российских, — до сих пор не было ни одного серьезного исследования.

Между тем деятельность митрополита Кирилла в разные периоды его церковного служения была многообразна и плодотворна. Так, например, следует чрезвычайно высоко оценить влияние владыки Кирилла на распространение и укоренение Православия среди персидских сирохалдеев в период 1902—1904 годов, когда он (в сане архимандрита) являлся начальником Урмийской Духовной Миссии. Существенна роль митрополита Кирилла в подготовке и проведении канонизации святителя Питирима Тамбовского, значителен его вклад в формирование многих важнейших решений Поместного Собора 1917−1918 годов. О достойном и самоотверженном его пастырском служении в Петербургской епархии, а затем архипастырском служении на Тамбовской кафедре (1910−1917) единодушно отзывались представители самых разных церковно-общественных сил: от митрополита Антония (Вадковского) до митрополита Антония (Храповицкого), от провинциального сельского священника — до протопресвитера Георгия Шавельского, известного своим критическим отношением к русскому епископату; от простого прихожанина — до представителя либеральной прессы. Удивительно, но даже дореволюционная деятельность свяшенномученика Кирилла не стала предметом исторического или агиографического исследования, хотя большинство публикаций и документов были исследователям вполне доступны.

Послереволюционный период жизни и церковного служения митрополита Кирилла Казанского и вовсе оставался до недавнего времени не исследованным, представляя собой даже не совокупность известных разрозненных фактов, а собрание широко распространившихся мифологем и исторических лакун, вкупе способных составить подобие устойчивого историографического мнения, которое тем труднее бывает опровергнуть, что ему усвояется значение предания.

Вместе с тем оставались не исследованными не только послереволюционная жизнь и деятельность митрополита Кирилла в качестве митрополита Тифлисского, а затем Казанского, но и его взгляды на сложнейшие вопросы общественной и церковной действительности. До сих пор не вполне выявлено и влияние святителя на современных ему иерархов. Разноречивые мнения высказываются о роли владыки в церковно-исторических процессах XX века и разделениях, имевших место в 20−30-е годы. В частности, почти противоположные суждения встречаются в церковно-научной литературе об отношении митрополита Кирилла в последний период его жизни к благодатности таинств иерархов, не отделившихся от митрополита Сергия (Страгородского). Да и сама церковно-каноническая и экклезиологическая полемика этих двух выдающихся иерархов не была глубоко осмыслена, хотя, по-прежнему, остается ключевым проблемным вопросом, отношение к которому определяет подход конкретного исследователя к интерпретации всей истории Русской Церкви XX века.

Поставив целью изучить жизнь и деятельность митрополита Казанского и Свияжского Кирилла (Смирнова) в контексте общественно-политических процессов начала XX века и церковных разделений 1920−1930-х годов, автор определил и задачи исследования: оценить миссионерское служение митрополита Кирилла в бытность его начальником православной Урмийской Миссии в Персии; изучить его деятельность на Гдовской и Тамбовской кафедрах в условиях российской монархии и его взгляды на важнейшие церковные и общественно-политические проблемы российской действительности начала XX века; определить вклад святителя Кирилла в деятельность Поместного Собора 1917−1918 годов; выявить «тифлисский» период его служения; исследовать и проанализировать на основе архивных материалов т. н. «тайные выборы патриарха» 1926 года; определить историческую роль митрополита Кирилла в послереволюционной истории Русской Церкви и исследовать его воззрения на характер церковных разделений 1920−1930-х годов.

Пожалуй, впервые, в данной книге, предпринята попытка всестороннего исследования жизни и деятельности митрополита Кирилла (Смирнова). При этом значительную часть источников настоящего исследования составили неопубликованные материалы, представленные документами из фондов Российского государственного исторического архива (РГИА, Санкт-Петербург), Государственного архива Тамбовской области (ГАТО, Тамбов), Национального архива Республики Татарстан (НАРТ, Казань), Центрального архива ФСБ РФ (ЦА ФСБ РФ), Архивного управления ФСБ РФ Московской Области (АУ ФСБ РФ МО), Архива КГБ Республики Татарстан (АКГБ РТ), Архива УКГБ КазССР по Чимкентской области (АУКГБ КазССР ЧО).

Несмотря на то что за полтора года со времени написания книги появилось немало публикаций, так или иначе касающихся деятельности митрополита Кирилла (Смирнова), автору представляется важным опубликовать свой труд практически в том виде, в каком он был завершен к осени 2000 года, за исключением небольших правок и дополнений. Было много возможностей и предложений опубликовать его, в том числе и за рубежом. Однако автор считал возможным издание исследования о жизни священномученика Российского только в России, и только в церковном издательстве. Этим, а также желанием избавить не искушенного в исторической науке читателя от обременительного количества ссылок, сносок и цитат, объясняется вынесение в часть II (Приложение) источниковедческого и библиографического введения к работе, значительного числа архивных документов.

Вместе с тем, не столько по объему, сколько по важности, Приложения в части II составляют особый самостоятельный раздел данной книги. Так, именно в Приложениях приведены, как правило, не публиковавшиеся ранее материалы, такие как: переписка архимандрита Кирилла (Смирнова), тогда — начальника Урмийской Духовной Миссии, и митрополита Санкт-Петебургского Антония (Вадковского); записка по вопросу принадлежности урмииских храмов Православной Духовной Миссии, также составленная архимандритом Кириллом; расшифровка стенограммы заседания, состоявшегося под председательством митрополита Кирилла в Богоявленском соборе Казани 24 июля 1922 года; письма митрополита Кирилла священнику Е. Едемскому-Своеземцеву (1929−1930); материалы (анкеты арестованных, протоколы допросов и пр.) следственных дел 1934 года в Гжатске и 1937 года в пос. Яны-Курган и г. Чимкент. Кроме того, в Приложениях приводятся избранные проповеди владыки Кирилла, собранные автором из дореволюционных журналов разных лет, а также не единожды публиковавшаяся, но чрезвычайно важная для понимания сути церковной дискуссии, переписка митрополита Кирилла и митрополита Сергия (Страгородско-го), заместителя местоблюстителя патриаршего престола.

В издании помещены в части III также жизнеописания двух последователей митрополита Кирилла — епископа Иоасафа (Удалова) и архимандрита Александра (Уродова).

Наконец, в части IV автор посчитал необходимым поместить две свои статьи более позднего периода, развивающие тему настоящего исследования. Одна из статей посвящена обзору светской и церковной историографии по вопросу взаимоотношений правой оппозиции и митрополита Сергия (Страгородского), другая — экклезиологическим и этико-каноническим воззрениям митрополита Кирилла. Первая статья, опубликованная в 2000 году в малодоступном российскому исследователю альманахе «Нестор» (2000, N 1. С. 343−372), содержит классификацию церковных оппозиций митрополиту Сергию (Страгородскому) и церковных групп 1920−1930-х годов. Вторая статья представляет собой доклад, сделанный в ноябре 2001 года в Сэнтендре (Венгрия) на конференции «История Русской Православной Церкви в XX веке», состоявшейся по инициативе Берлинской епархии Русской Православной Церкви за границей (Зарубежной Церкви). Эти статьи важны как для понимания значения личности священномученика Кирилла в истории Русской Церкви XX века, так и для уяснения особенностей его экклезиологических и этических взглядов. Важно понимать, что именно через систему взглядов митрополита Кирилла на ситуацию 20−30-х годов в вопросе местоблюстительства и церковного управления строится сложный диалог Московского Патриархата и Зарубежной Церкви — этих двух трагически разделенных частей Русской Церкви.

Несомненно, что в будущем появится много исследований, посвященных личности митрополита Кирилла, светлый и святой образ которого удивительно естественен и многогранен в своих церковных служениях: приходской священник, урмийский миссионер, проповедник, князь Церкви, первый из трех названных святителем Тихоном патриарших местоблюстителей, гонимый свидетель правды.

Представляемая книга — первая попытка значительно восполнить недостаток сведений об одном из наиболее выдающихся русских архиереев минувшего столетия, столпе Русской Церкви XX века — священномученике Кирилле (Смирнове).
24.05.2004


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru