Русская линия
Коммерсант-власть Евгений Понасенков12.05.2004 

Прораб Божий
Историк Евгений Понасенков поздравляет граждан России со светлым праздником инаугурации президента и рассказывает об истоках этого старого и доброго обычая.

В Древнем Риме инаугурацией называлась пышная, величественная и загадочная церемония вступления в должность нового императора — с авгурами, вещими птицами, а также топорами и связками прутьев, тогдашними символами власти. Но первыми известными истории инаугурациями можно считать ритуальные торжества, которые устраивались при возведении на престол египетских фараонов. Обращение к Древнему Египту тем более обоснованно, что отношение нашего народа к правителю во многом сходно с древнеегипетским: главное в нем — стирание граней между человеком и богом. В Египте тоже строили пирамиды, помещали в них мумии умерших правителей и поклонялись им до тех пор, пока к власти не приходила другая жреческая клика и, развенчав культ бывшего «узурпатора», не выбрасывала мумию из пирамиды (в России эта традиция прижилась лишь частично). В каждой области Египта имелись свои местные божества, но «общефедеральными» становились боги и, соответственно, жреческая команда того города, правители которого захватывали трон и основывали династию, заодно превращая свой город в новую столицу.

Например, в 1419−1400 году до н. э. правил знаменитый фараон Аменхотеп IV. В начале своего царствования фараон столкнулся с жреческой группировкой, правившей при его предшественнике, причем, как пишет египтолог Александр Море, эта часть «духовенства стала чересчур жадной в богатстве, чересчур стремилась поработить дворец». И вот на шестом году нового царствования произошла революция, политическая и экономическая: «Фивы перестали быть столицей Египта. То, что было 'градом Амона', превратилось в 'град Атона': не подлежащее отчуждению имущество фиванского бога было конфисковано в пользу бога Атона, верховный жрец Амона и все духовенство Амона не существовало более».

До нашего времени дошли весьма отрывочные свидетельства об инаугурационных церемониях тех времен. Одно из них было выбито на стене гробницы Тутмоса III. Повествование ведется от лица самого фараона: «Я был в храме простым юношей, прежде чем водворился в нем как пророк… Бог обошел гипостиль с двух сторон: сердца тех, что стояли впереди, не разумели того, что он делает, между тем он повсюду искал мое Величество. Когда бог узнал меня, он остановился: я упал ниц перед ликом его. Он поднял меня: и вот открылись народу тайны, которые были в сердце бога и которых никто не знал. Он отверз мне врата неба; он отверз мне врата кругозора Ра. Я совершил полет мой к небу, как божественный сокол, созерцая очертания его на небе; я обожал его Величество. Я видел славные лики бога горизонта на таинственных путях неба. Сам Ра поставил меня царем, я был увенчан коронами, находившимися на его голове, и его урей возложен был на чело мое (урей — символ власти, фигурка кобры, крепившаяся к шапке фараона.- 'Власть'). Мне были возданы божеские почести, и великие царские имена мои были установлены».

В качестве комментария замечу, что в этом древнем тексте описывается типичная мистерия, когда всех главных действующих лиц сакральной церемонии дублировали актеры-служители храма: таким образом, актер, играющий прежнего царя-фараона, передавал власть новому, а актер, олицетворяющий бога (в христианской традиции его аналогом является представитель бога на земле — папа или патриарх), довершал легитимизацию. В более поздние, христианские времена эта традиция была представлена помазанием на царство и коронационной церемонией.

У российских царей аналогичный ритуал назывался венчанием на царство. Вот выдержка из миропомазания царя всея Руси: «Благоверному и благородному и христолюбивому, Богом избранному и Богом почтенному, и Богом возлюбленному и поставленному, и Богом венчанному Царю и всея Руси Самодержцу». В дальнейшем известный реформатор Петр I заменил ритуал венчания на царство церемонией коронования. Последним — в 1896 году — короновался Николай II. А спустя 95 лет Борис Ельцин возродил обычай, но уже под названием «инаугурация».

Традиционно после инаугурации или коронации глава государства официально приступает к своим обязанностям. Приобретая новые властные полномочия, президент, король или шейх начинает колдовать. Он берется предвидеть будущее и произносит заклинания, направленные на то, чтобы жизнь в стране стала лучше и веселее.

В российском варианте цари и императоры по случаю восхождения на престол имели обыкновение выпускать высочайшие манифесты, в которых даровали народу самые разные милости. Так, Елизавета Петровна вернула в столицу ссыльных. При Екатерине II народ кормили жареными быками, поили медом и пивом. Павел I устроил обязательные выходные по воскресеньям. Александр I и Александр III позаботились о военных: первый повысил жалованье всем низшим чинам вплоть до полковника на четверть, а второй выплатил компенсации семьям погибших на войне солдат (и вдобавок вернул из ссылки мятежников-кавказцев). Николай II был настолько щедр не только к военным (хотя к ним — в особенности), но и ко всему народу настолько, что случилась знаменитая трагедия на Ходынском поле, где в давке погибли сотни людей. Что же до Владимира Путина, то он вопреки традиции осчастливил своих подданных, не дожидаясь церемонии инаугурации: своим указом он повысил зарплату чиновникам еще в середине апреля.

«Коммерсантъ-Власть» N18(571) от 10.05.2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru