Русская линия
Интернет против телеэкрана В. Скурлатов12.05.2004 

Что потеряла Россия, сдав Аджарию

То, что произошло в ночь с 5 на 6 мая 2004 года в Батуми, — это очередное предательство интересов России в Грузии, в Закавказье. Были все возможности сохранить Аслана Абашидзе во главе Аджарии, но Путин предпочел сдать дружественную автономию проамериканским силам.

Разумеется, официальные СМИ и проплачиваемые аналитики будут клеймить Аслана Абашидзе как якобы некоего диктатора и чуть ли не аналога Саддама Хуссейна и голосить о мудрости решения Путина, будто бы предотвратившего вовлечение российских солдат в назревающее кровопролитие. На самом деле решение Путина открывает дорогу дестабилизации обстановки на российско-грузинской границе. Ясно, что за Аджарией последует Абхазия и Южная Осетия, а там вооруженное сопротивление неизбежно, ибо надежд на Кремль давно нет. Думаю, Аслан Абашидзе растерялся, когда столкнулся с предательством, и после активного вмешательства Юрия Лужкова в его защиту несколько расслабился, до последнего момента рассчитывал на помощь Москвы. Поэтому лидер Абхазии не решился призвать своих сторонников к оружию, и энергичный Саакашвили умело воспользовался замешательством обманутого «льва» (Аслан — в переводе «Лев»).

В этой связи не лишним будет вспомнить, что в дни предыдущего обострения отношений между Тбилиси и Батуми турецкий посол в Баку Унал Чевикоз 17 марта 2004 года заявил журналистам, что власти Турции согласно Карсскому договору 1921 года имеют право ввести свои войска в Аджарию.

«Я думаю, нет необходимости прояснять в этой связи что-либо. Просто соглашение остается в силе, и сказать это достаточно», — отметил дипломат, сообщает «Интерфакс».

Напомню о сути Карсского договора, который урегулировал ситуацию в Закавказье после распада Российской Империи. Этот договор продолжил линию советско-турецкого союза, закрепленную московским Договором о дружбе и братстве между РСФСР и Турцией от 16 марта 1921 г. Московский договор отменял все ранее заключенные договоры о разграничении в Закавказье. Северо-восточная границы Турции устанавливались таким образом, что районы Карса, Ардагана и Артвина отходили к Турции, а Батума (Батуми) — к Грузии. В Нахичеванской области создавалась автономия под покровительством Азербайджана. Специально оговаривалось, что Азербайджан не уступит этого протектората третьему государству. По аналогии с московским Договором при участии представителей РСФСР 13 октября 1921 г. в Карсе был подписан договор между Арменией, Азербайджаном и Грузией с одной стороны и Турцией — с другой. Его положения повторили основные пункты российско-турецкого договора от 16 марта. Таким образом, новое разграничение в Закавказье получило полное международно-правовое оформление. В 1922 году Азербайджанская, Армянская и Грузинская ССР снова образовали федерацию — на этот раз Закавказскую Советскую Федеративную Социалистическую республику. Через нее республики Закавказья в декабре 1922 г. вступили в СССР. С 1936 по 1991 г. каждая из республик входила в Советский Союз непосредственно.

Согласно Карсскому договору Турция и Россия оставляют за собой право ввести войска в Аджарию и Нахичевань — автономии соответственно в Грузии и Азербайджане, в случае военного вторжения других государств в эти регионы. Кстати, посол Грузии в Москве Константин Кемулария считает, что Аджария не может рассчитывать на защиту со стороны Турции по Карсскому договору, ибо он якобы перестал действовать (это не так!).

«Этот договор нет никакого смысла комментировать. Срок его действия уже истек, — заявил посол 15 марта на пресс-конференции в центральном офисе „Интерфакса“.

Ранее глава Аджарии Аслан Абашидзе заявил, что Россия „не только должна, она просто обязана защитить Аджарию“.

» Есть Карсский договор, по которому у турецкой стороны есть обязанности защитить автономию Аджарской республики. До Карсского договора был Московский договор — там те же обязательства. По этим договорам Россия обязана это сделать (защитить Аджарию)", — сказал он.

Новые грузинские власти в принципе против международного посредничества и тем более введения в Аджарию миротворческих сил. «В Аджарии живут грузины, этим ситуация отличается от ситуации с Цхинвальским регионом и Абхазией», — разъяснил посол. «Никаких оснований, кроме надуманных, не очень чистых и отчасти криминальных для конфликта нет», — сказал он. «Во время президентских выборов население Аджарии поддержало Михаила Саакашвили», — напомнил посол.

Отвечая на вопрос о гарантиях для российских военных баз в случае развития военного противостояния между Тбилиси и Батуми он подчеркнул, что «даже при гипотетической постановке этого вопроса Грузия гарантирует неприкосновенность российских военных баз, российских военнослужащих, российских граждан».

Для знающего человека все эти заявления и заверения — пустые слова. Аджария всегда имела особый статус в составе различных грузинских государств. Хотя Аджария на протяжении всей своей истории неоднократно подвергалась расчленению более сильными соседями, но всегда стремилась к единству своего народа и образованию отдельной административной единицы (княжества) в составе более крупных образований — царств, государств. В этом можно найти корни сегодняшнего положения Аджарии и основам ее политики в отношении и с Грузией, и с другими государствами.

Как и сейчас, так и исторически, из-за геополитического и геостратегического положения, многие государства устремляли свои взгляды на Грузию и, в первую очередь, на Аджарию. Отсюда проистекают и все исторические катаклизмы, которые испытала Аджария, отсюда ее особое место в регионе. Кроме того, Аджарская Автономная Республика обладает довольно большим промышленным потенциалом. Сейчас успешно действуют нефтеперерабатывающий, судостроительный, машиностроительный, электромеханический заводы, швейные предприятия, уникальная мебельно-бамбуковая фабрика. Действует оснащенное современной техникой комплексное строительное предприятие «Агордзинеба-М», удостоенное награды «Европейской Арки». Пользуются спросом катера, изготовленные на предприятии «Агордзинеба-Н».

Батумский торговый порт среди бывших советских портов на черноморском побережье единственный, которому был присуждён международный сертификат качества. А в конце июля 2002 году порт, как одна из лучших бизнес-компаний, заслужил во Франции платиновую награду.

При Аслане Абашидзе развивался также авиационный транспорт. Осуществляются как местные рейсы, так и в направлении Москвы, Киева, Краснодара, Красноярска, других городов СНГ. Были разработаны проекты реконструкции аэропорта по международным стандартам.

По мнению специалистов американской компании «Анадарко» в Аджарии находится около 400 миллион тонн нефти и газа. Аджарская Автономная Республика располагает широкой сетью банков. Банковская система охватывает 22 учреждения — «Грузинский морской банк», «Черноморский аукционный банк», «Центральный банк Аджарии» и т. д. Банковские учреждения Автономной Республики включены в сеть кредитных учреждений ведущих зарубежных стран. У акционерного общества «Грузинский морской банк» открыты корреспондентские счета в 20 странах, в том числе в США, Германии, Великобритании, Японии, Турции и др. Батумский филиал акционерного общества «Грузинский банк» включен в международную службу «Вестерн-Юнион», и владеет карточками «Визакард».

Положение Аджарии крайне выгодно стратегически. По сути, Грузия в снабжении продуктами и товарами, зависит от батумского порта, так как порт в Поти весьма ограничен по своей пропускной способности. Большой промышленный потенциал в сочетании с развитым сельским хозяйством и перерабатывающей отраслью, рекреационный потенциал края, частично растраченный, но так же восстанавливаемый, возможность обслуживания больших финансовых потоков, превращение Батуми в крупнейший транспортный узел — все это делает Аджарию лакомым кусочком как для Тбилиси, фактически потерявшего контроль над автономией, так и для Турции, пантуранские элиты которой до сих пор не расстались с надеждой восстановить свое влияние на этой территории.

Аджария получила столько автономии, сколько хотела, заплатив за это в 1990-е годы гарантией непревращения в третью горячую точку на территории Грузии, а затем отказом Абашидзе от президентской гонки весной 2000 года. Абашидзе снял свою кандидатуру незадолго до дня голосования и не стал даже призывать своих сторонников отдать голоса лидеру компартии. Как полагают многие, снял он ее, заручившись гарантиями того, что на фактическую независимость Аджарии никто не посягнет. Собственно, это было бы единственным разумным объяснением его участия в предвыборной кампании: ни один нормальный человек не захочет покинуть свое благополучное и насквозь подконтрольное «владение» и возглавить конгломерат из десятка обнищавших «владений», нашпигованных оружием и мало подчиняющихся даже своим местным властям. Таким образом, Абашидзе удалось отвоевать у федерального центра права, которыми не обладает ни один субъект федерации на постсоветском пространстве, и отношения Батуми и Тбилиси скорее носили характер конфедерации. Более того, партия Аслана Абашидзе «Союз возрождения Грузии» прочно вышла на общегрузинский федеральный уровень и являлась второй по численности парламентской фракцией («Возрождение Грузии»), включая в себя широкий спектр оппозиционных течений от социалистов до звиадистов — Союз традиционалистов, Социалистическая партия, Союз демократическоговозрождения, блок «XXI век».

Аджария мало зависит от центра практически во всех сферах деятельности.

Аслан Абашидзе не позволил сформироваться на территории Аджарии подразделениям грузинской национальной гвардии отрядов «Мхедриони» во времена пика нестабильности в Грузии. Аджарская граница была перекрыта с помощью российских солдат. Когда же из Тбилиси раздались гневные филиппики по этому поводу, он пошел еще дальше — распределил оружие среди местного населения. По оценкам, на защиту автономии с оружием в руках могли бы на пике популярности Абашидзе подняться свыше 35% взрослых жителей Аджарии. А с 1999 года после ухода российских пограничников Абашидзе приступил к созданию собственной аджарской погранслужбы. По его словам, в республике есть не менее 5−8 тысяч военнослужащих, прошедших хорошую школу в рядах российских погранвойск и готовых к формированию дивизии для защиты морских и сухопутных границ Аджарии. Отношения Аслана Абашидзе и Эдуарда Шеварднадзе складывались непросто. Попытки Шеварднадзе приструнить единственную автономию, оставшуюся у него хотя бы в формальном подчинении, ни к чему не привели. Еще осенью 2001 года ожидалось усиление требований Тбилиси о выводе российских войск с территории Аджарии, а также о мерах по установлению большей зависимости аджарского руководства от Тбилиси, вплоть до насильственных. Войну Центра и Автономии, которая по большей части является войной двух сильных финансовых кланов за экономический передел, Тбилиси был готов из «холодной» сделать «горячей». Планы Шеварнадзе сначала спутало возобновление военных действий в Абхазии, и на два фронта Тбилиси не захотел (да и не смог бы) воевать. А затем разразился правительственный кризис.

В условиях этого кризиса союз Э. Шеварнадзе и А. Абашидзе — двух давних врагов — стал единственным шансом для Грузии избежать новой гражданской войны. А для президента страны — избежать отставки. Шеварнадзе поехал на поклон к своему самому умелому политическому оппоненту, на которого не имел никаких реальных рычагов давления, и заявил, что не исключает возможности выдвижения кандидатуры руководителя Аджарии Аслана Абашидзе на пост главы будущего правительства Грузии. А затем назначил руководителя Аджарии своим личным представителем в процессе грузино-абхазского урегулирования.

При всех проблемах в грузино-российских отношениях, Аслан Абашидзе смог сохранить нормальные, в том числе и личные, политические отношения с Москвой, не ущемив интересы Грузии. И ему власти Абхазии доверяли, конечно, больше, чем Шеварднадзе. Показательно, что даже о результатах своего визита в Москву в начале февраля 2001 года и о переговорах с Игорем Ивановым уже в качестве спец-представителя, Абашидзе руководство Грузии не информировал и с Шеварнадзе по этому поводу не встречался.

Ситуация мало изменилась с назначением в марте 2002 года первого заместителя министра иностранных дел России В. Лощинина спецпредставителем президента России по урегулированию грузино-абхазского конфликта. Во всяком случае, он четырежды встречался с А. Абашидзе, и в июле прилетал для встречи в Батуми. А уже в начале сентября Абашидзе встретился и с министром обороны России С.Ивановым. Правда, больше чем грузино-абхазский конфликт, эти переговоры касались условий функционирования 12-й российской военной базы в Батуми. И вряд ли Абашидзе перед визитом в Москву консультировался с Э.Шеварднадзе.

Один из острых вопросов в отношениях между Тбилиси и Батуми — вопрос о сроках вывода российской военной базы. В Тбилиси полагали, что 12-я военная база является гарантом неприкосновенности Аслана Абашидзе. Увы, Путин решил по-другому.

Что касается Турции, то она всегда имела свои интересы в этом регионе. И сейчас в Батуми активно работает турецкое генконсульство. Однако Абашидзе не торопился форсировать сближение с Турцией по крайней мере по двум причинам.

Во-первых, отношения с Россией, как гарантом мира, спокойствия и стабильности в регионе, были для него важнее, чем с натовской Турцией, которая вряд ли будет защищать автономию от Тбилиси. Тем более теперь, когда резко активизировалось военное сотрудничество Грузии и НАТО. Так, в феврале 2002 года Грузия подписала с Турцией план военного сотрудничества на 2002 год, а всего с 1998 по 2002 года Турция предоставила Грузии в виде грантов около $ 28 млн. на строительство и оснащение Вооруженных Сил. Только в аэродром в Марнеули вложено больше $ 1 млн. и, как заявляет турецкий военный атташе полковник Аднар Гюлер, деньги продолжают выделяться без задержек. Уже в марте 2002 года в Грузии появились американские инструктора, и США дали на оснащение грузинского спецназа $ 64млн. — это 4 (!) годовых бюджета минобороны Грузии. Впрочем, у США хватает забот в Афганистане и на Ближнем Востоке, а наводить порядок в Грузии вполне можно поручить Турции, которая давно вынашивает планы восстановить свое доминирование в регионе и если не территориально, то экономически взять реванш за прошедшие русско-турецкие войны.

Во-вторых, Аслан Абашидзе не оказывал предпочтений в развитии ни одной религии в автономии, а Турция, хотя ныне является светским государством и готовится к вступлению в Европейский Союз, в своей внешнеполитической деятельности может прибегнуть к розыгрышу исламской карты и к противопоставлению ислама и христианства, то есть воспользоваться «столкновением цивилизаций» в своих интересах в регионе, что опасно.

На общем фоне усиления турецкого присутствия в Грузии (особенно в экономической и военной сферах), Аджария явно не торопилась последовать примеру Тбилиси и не отдавала предпочтение Анкаре в ущерб хороших отношений с Москвой и Ереваном. Аджария не очень вписывается в стратегический альянс Грузия-Азербайджан-Турция, противоречащий интересам Армении и России.

Вообще Аджария тесно связана с Россией. В Аджарии во многих местах можно услышать русскую речь. Здесь сохраняется уникальная двуязычная культура. И оберегается все, что с нею связано. Политическая культура в республике тоже двуязычная. Аслан Абашидзе так парировал обвинение со стороны центральных властей Грузии в излишней «промосковской ориентации». «Любое государство, если оно хочет жить и развиваться нормально, должно устанавливать дружеские отношения со всеми странами, и особенно со своими соседями. Тем более, когда речь заходит о России. Это великий сосед, и только слепой не может не увидеть в дружбе с Россией взаимную выгоду и условие для процветания своей родины. С Россией мы связаны не только экономически, но и исторически, духовно. У нас общие геополитические интересы».

Не удивительно, что Аджария при Абашидзе, которого только что предала Россия, осталась одной из немногих республик бывшего СССР, где не на словах, а на деле создаются нормальные условия для проживания российских соотечественников. Залогом спокойствия и стабильности в Аджарии служило российское присутствие, нормальные отношения аджарского руководства с Российской Федерацией, в частности с командованием 145-й мотострелковой дивизии, расположенной в Батуми. С присутствием российских военных аджарские руководители связывали и ближайшую, и отдаленную перспективу — отсюда и особая забота местных властей в отношении российской группы войск. Теперь эти позиции предательски сданы.

Все помнят, что мир в Аджарии был сохранен совместными усилиями. Поэтому аджарцы во время застолий всегда поднимали тост за мир и за базу, за русских солдат и офицеров. Прежние руководители Аджарии при встречах с высокопоставленными должностными лицами министерств и ведомств России выражали свое пожелание оставить базу в Батуми и обещали помогать ей. Кстати, помощь эта была реальной и существенной. По словам В.Н.Борисова — с осени 1998 года командира 12-й военной базы — когда были трудности с финансированием, по решению Абашидзе из бюджета Аджарии в долг выделялись средства для выплаты денежного довольствия военнослужащим и зарплаты гражданскому персоналу. Вместо старых зданий штаба базы, госпиталя, которые в связи с реконструкцией прибрежной зоны пришлось снести, выделили другие прекрасно отремонтированные здания. В новый штаб не пришлось завозить даже мебель — все, вплоть до штор на окнах, обеспечила местная власть.

Эксперты полагали — «Изменения Российской политики в отношении Аджарии ожидать трудно» (Ольга Выхованец). С точки зрения политической азбуки, сдавать Аджарию не имело никакого повода и смысла (всенощный опереточный митинг — антураж и пиар предательства), а при элементарной политической (даже не экономической) поддержке Москвы мог Аслан Абашидзе держаться у власти сколь угодно долго. Поэтому Михаил Саакашвили воспринял вынужденную неожиданную отставку Абашидзе как подарок лично от Путина и, не веря своему счастью, всячески горячо благодарил его за сдачу Абхазии.

Конечно, огорчился (не то слово!) Юрий Лужков, для которого Аслан Абашидзе является не только выгодным партнером, но и личным другом. Но кто сейчас будет считаться с «хромой уткой» Лужковым, которого, если верить слухам, вскоре после инаугурации Путина на второй срок попросят выйти вон. А ведь намечались перспективы расширения экономического и социокультурного взаимодействия между столицами, усиления связей на уровне городов Москва — Батуми, массового заезда московских и вообще российских курортников в роскошные и дешевые санатории и пансионаты Аджарии и поставки дешевых цитрусовых на московские рынки. Правительством Москвы была даже разработана специальная программа взаимного сотрудничества и конкретных мероприятий — участие российских специалистов в проекте благоустройства и озеленения, коммунального строительства в Батуми, сотрудничество в энергетической, бытовой, хозяйственной отраслях, организация совместных предприятий. А еще в Москве проводились Дни культуры Аджарии. Всё это теперь коту под хвост.

Эксперты до драматических событий в ночь с 5 на 6 мая 2004 года также отмечали — «От того, будет ли Россия по-прежнему игнорировать пророссийские настроения грузинской автономии, во многом зависит дальнейшая судьба не только военных баз, но и вообще российских геостратегических интересов в регионе». Сданы эти интересы, по-подлому уходит Россия из Закавказья. «Трудно предположить, — полагали эксперты, — что в случае удачной попытки переворота и устранения Абашидзе, автономия сможет отстоять свои интересы».

Еще с 1997 году Аслан Абашидзе обвинял молодых и амбициозных политиков правящего «Союза граждан» во главе с председателем парламента Зурабом Жвания в подготовке в Аджарии переворота. Переворот свершился, когда Кремль отказал аджарскому лидеру в поддержке, и обученные американцами спецназовцы заняли кабинет аджарского лидера. Сам же Аслан Абашидзе с сыном был вывезен в Москву на присланном Путиным самолете в сопровождении председателя Совета безопасности России Игоря Иванова, добросовестно исполнившего «грязную работу» (и позорную для него) по поручение своего шефа.

Теперь для оправдания предательства не остается ничего другого, как лить грязь на Абашидзе. Тот же эксперт Ольга Выхованец предвидела, что «последуют обвинения в нарушении прав человека, основных гражданских свобод, торговле оружием и наркотиками, и т. д.». «После чего, — прогнозирует эксперт в сентябре 2002 года, — территорию „сдают“ Турции в обмен на инвестиции в основном в развитие рекреационной сферы и транспорта. Русские будут изгоняться по известному сценарию „чемодан…“, а освободившееся место будет использоваться для расселения турок-месхетинцев из районов проживания армян (Анкара уже начинает заигрывать с Ереваном), снижая там напряжение. Россия окончательно потеряет свой авторитет в этой части Грузии».

После очередного узаконения режима Путина на президентских выборах 14 марта 2004 года, мы видим целую серию немыслимых погибельных решений. Торопятся ребятки, пока люди в недоумении и шоке. Из недоумения можно не выйти и смириться и выпить и махнуть «А нам всё равно…». Успеют ли подрасти новые поколения и встать за достоинство народа и Родины и за свою достойную жизнь — большой вопрос. Пипл хавает…


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru