Русская линия
Аргументы и факты Галина Метелица12.05.2004 

Секты по выкачиванию денег

Секты — рабочие модели финансовых пирамид
Людей лишают собственности и признаков личности
Отечественные секты нацелились на другие страны

ВСЮ пасхальную неделю милиция столицы и области была начеку: обычно в эти дни сатанисты устраивают погромы на кладбищах. В прошлом году, по некоторым данным, именно сатанисты побили камнями надгробные плиты и повалили кресты на Богородском кладбище. В этом году вылазка нечистых «ограничилась» ритуальным самоубийством подростка. Всего в столице около 1 тыс. сатанистов. И еще более 100 тыс. приверженцев других сект.

Неполный список
НАПРИМЕР, «Свидетелей Иеговы» почти 5 тыс. чел. Ее члены отказываются от переливания крови даже в самые критические моменты. Верят в бога Иегову, возвещая о его приходе до 1 тыс. часов в год, а заодно распространяя журналы общины. Они издаются в Германии и стоят дешево. Члены же общества выкупают их по цене 2 долл. за экземпляр. Многие эксперты считают «Свидетелей» прежде всего финансовой пирамидой, существующей за счет постоянно вовлекаемых членов. Проповедников снабжают специальными брошюрами «Как завести разговор с незнакомцем на библейскую тему». Существуют стандартные карточки учета, в которых каждый член докладывает о проделанной работе: в каких домах побывал, как встретили, существует ли способ переубедить тех, кто сразу не проникся идеей спасения. Решением Головинского суда в марте этого года деятельность «Свидетелей» на территории столицы запрещена. (Но это вовсе не значит, что секта самораспустилась.)

Последователи Муна в Москве более известны как «борцы за чистоту любви». Действуют как общественные организации — «Федерация за мир во всем мире», «Студенческая организация по изучению Принципа» и т. д. Численность — порядка 20 тыс. чел. В основном это подростки и студенты первых курсов. Все — в прямом смысле дети Муна (при «крещении» «ребенок» выпивает напиток, где присутствуют кровь и… сперма преподобного). Будущих супругов молодым людям подыскивают наставники. Нередко со «второй половинкой» знакомятся уже непосредственно на свадьбе. Каждый день подростки должны собирать пожертвования — от 200 руб. (из них на еду полагается только 10−15 руб.). Тому, кто недотягивает до этой суммы, внушается, что он виноват и может свою вину искупить молитвой и деньгами. Психологическая установка укрепляется на семинарах. Адептов сажают рядами и включают музыку, которая вводит в транс. По слухам, во время одного из семинаров скончалась пожилая женщина. А у беременной «дочки Муна» случились преждевременные роды.

Богородничников (Церковь Божией Матери Державная) — не более 1 тыс. чел. В основном женщины юного и пожилого возрастов. Это наиболее агрессивная религиозная организация. Женщины завещают свои квартиры духовным «отцам», жертвуют драгоценности.

Неопятидесятников более 20 тыс. чел. Пасторы цитируют Ветхий Завет, особенно ту часть, где речь идет о десятине (пожертвование в размере 10-й части от дохода). На собраниях наставники вводят людей в состояние транса. Для всех последователей это божья благодать, от которой развивается зависимость, очень похожая на наркоманию и алкоголизм. В качестве пожертвования люди отдают деньги, драгоценности и даже одежду.

У всех этих организаций есть две особенности: все они пытаются контролировать жизнь человека, начиная от его взаимоотношений с близкими и заканчивая распорядком дня. И все они так или иначе заставляют своих членов отдавать заработанные деньги ради общего дела и собственного спасения.

Деньги на вере
КАК люди уходят в секту? Чем наши отличаются от западных?

Александр БАРАННИКОВ, сотрудник Центра по реабилитации жертв нетрадиционных религий: «Большинство сектантов — из семей атеистов. Они проходят соответствующую психологическую обработку, в результате которой постепенно уходят из семьи. Им втолковывается, что их вера может вызывать зависть и непонимание у родственников. „Но ведь это же показатель того, что наша вера действительно истинная“, — говорят наставники. И вот уже самые близкие люди превращаются во врагов».

Александр ДВОРКИН, эксперт по нетрадиционным религиям: «Большинство культов — достаточно успешные коммерческие организации. Все они так или иначе приносят прибыль. Несколько лет назад над душами москвичей „работали“ в основном заморские проповедники. Сейчас этим занялись доморощенные мессии. Происходят любопытные процессы: иностранные секты все больше подстраиваются под российский менталитет, а отечественные, наоборот, пытаются прорваться на зарубежный рынок и все больше приобретают черты западных религий. Недавно, например, ко мне обратилось несколько английских семей, которые пострадали от сибирской секты „Ашрам Шамбалы“.

Сейчас в столице появляется множество новых нетрадиционных религий: активизировались „анастасисты“ — приверженцы книг Мегре „Звенящие кедры России“ и „Анастасия“ о сибирской девушке, которая якобы нагишом живет в тайге и обладает сверхчеловеческими способностями. Продаются втридорога книги, масла, кусочки кедра, организуется паломничество к местам „Анастасии“. Недавно во Владимирской области по завету Анастасии была выкуплена деревня. Скоро туда переедут поклонники этой секты — москвичи. По-прежнему вербуют на удаление от цивилизации последователи Виссариона. Недавно в Москве появилась Мария Дэви Христос, которая разошлась с очередным мужем и теперь занимается написанием стихов типа „Ты мой елей, на кожу меня возлей“. Также графоманством занялась и лидер движения „Радастея“ Евдокия Марченко. Можно говорить, что практически сформировался культ „доктора Норбекова“, который „лечит“ от всех болезней, завлекая клиентуру с помощью книг.

Интересно и то, что сейчас происходит с иностранными культами. Раньше большинство лидеров надеялось получить от российской паствы значительный доход, а потому прилагало немало сил, в том числе и финансовых, чтобы завербовать как можно больше адептов. Сайентологи, например, в 4 раза по сравнению с Европой снизили расценки на обучение. Наставники преподобного Муна также снизили нормы на ежедневные „пожертвования“. Однако прибыли от россиян оказалось не так уж и много. Поэтому большинство сект заметно сократили свое внимание к нашей стране и соответственно сократили финансирование местных отделений. Кроме этого, у некоторых из них возникли свои внутренние проблемы. „Свидетели Иеговы“ до сих пор, например, не могут оправиться после смерти одного из своих предводителей и скандала — члены секты обвинили старейшин в педофилии и многочисленных изнасилованиях детей. Муниты сейчас тоже переживают своеобразный кризис: преподобный слабеет, а достойного преемника нет. Единственный сын не вылезает из тюрем и наркотиков».

Евгений ВОЛКОВ, социальный психолог, эксперт по психологии влияния: «Секта таит в себе опасности, о которых мало кто задумывается. Очень много адептов заканчивают жизнь самоубийством, потому что их… выгнали. По данным зарубежных исследователей (наши ученые этим вопросом не занимались), люди, ушедшие из секты, в три раза чаще совершают самоубийства. Много раз я слышал, как бывшие адепты говорят: „Секта украла у меня несколько лет жизни“. Во время пребывания в секте личность человека деформируется. Он приспосабливается под нужды группы, не занимается своим профессиональным развитием, мысли и эмоции подстраиваются под идеологию. После многолетнего пребывания в секте человек оказывается выкинутым из жизни: ему сложно приспособиться к реалиям, он не может найти достойную работу и нормально общаться с людьми».

Вопросы без ответа
ПОЧЕМУ эти секты свободно действуют в столице?

Александр БУКСМАН, начальник Управления Минюста по г. Москве: «Мы принимаем решение о госрегистрации организаций в соответствии с законодательством. Документы, представленные на регистрацию, направляются на религиоведческую экспертизу. За последние несколько лет порядка 100 религиозным организациям было отказано в регистрации. В том числе таким известным, как „Армия спасения“ и „Радостная жизнь в Иисусе“. Обычно все они пытаются обжаловать наше решение через суд».

Елена РЯБИНИНА, одна из инициаторов процесса против «Свидетелей Иеговы»: «Моя невестка изменилась буквально в одно мгновение. Ее не волновало ничего, кроме работы в общине. Я объединилась с другими родственниками, чьи близкие попали в секту, и начала собирать материал по „Свидетелям“. Мы обратились за помощью к властям, но никто и слушать не хотел. Вскоре поняли, что никто нам и нашим близким не поможет. Кроме нас самих. Всю информацию о деятельности организации мы передали в прокуратуру Северного округа, которая возбудила уголовное дело. Через 4 года (!) суд вынес решение. Секту запретили. Может, это спасет другие семьи от разрушения».

Татьяна КОНДРАТЬЕВА, ст. помощник прокурора Северного округа столицы: «Процесс над «Свидетелями Иеговы» показал, что существует правовое поле для того, чтобы бороться с религиозными организациями, представляющими опасность для общества. В свое время таким же образом были закрыты «Аум Синрикё» и «Белое братство».

Значит, с деструктивными религиозными организациями можно бороться на уровне закона. Тогда почему этим никто не занимается?

АиФ Москва


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru