Русская линия
Росбалт Максим Петренчук07.05.2004 

США повторяют ошибки Римской Империи

В начале операции в Ираке американцы возлагали немало надежд на этнические группы, недовольные властью Хусейна. В этом списке особо были выделены шииты и курды — главные союзники США, как задумывали стратеги Пентагона. Но ныне мы наблюдаем диаметрально противоположную картину. Шииты, вместо того чтобы сдавать американцам саддамовских боевиков, объединяются с движением сопротивления. И более того — основные проблемы создают как раз они. Чего стоит хотя бы осада Фаллуджи, которую американцы осуществляют уже не один день. Гибнут американские военные — падает рейтинг Буша, падает оптимизм союзников США по поводу военной операции.

Почему же шииты отвернулись от американцев? Ведь пропагандируемый Бушем демократический режим обещал шиитам немалые политические перспективы. В конце концов, американцы свергли диктатора, особо ненавистного шиитской части населения. Не следует сравнивать Ирак с Вьетнамом, а воинов Ас-Садра — с вьетконговскими партизанами, — это другое. Во Вьетнам США вторглись как захватчики: они сражались с народным режимом, которому симпатизировали и север, и юг страны. А тут американцы — освободители. По крайней мере, для шиитов уж точно.

Американцев использовали. Это притом что политику США считают образцом прагматичности и холодного расчета — так писал еще Бжезинский. А в Ираке вышла осечка. Именно американцы вывели шиитов на политическую арену. После свержения Хусейна шиитские аятоллы смогли спокойно вести свои проповеди — часто антиамериканские. При Хусейне за пропаганду против режима расстреливали без суда. Не будь американцев, шииты до сих пор вели бы подпольную борьбу. Но ныне их организации действуют фактически легально. И между тем огромные средства на поддержку исламистов перечисляют не самые благонадежные спонсоры — например, Иран. Естественно, что теперь, когда шииты обрели влияние в Ираке, американцы им более не нужны.

Похожую ситуацию в свое время пережили римляне, пытаясь завоевать Парфию. «Либеральная империя» вела войну с восточной деспотией, полагаясь на то, что князья-сепаратисты ее поддержат. Но именно от этих сил она потерпела поражение.

В конце I века нашей эры экономическое положение Римской Империи существенно ухудшилось. Гражданские войны привели к разорению Италии, а денег на ее восстановление не было: империя не вела завоевательных войн со времени Августа (начало века), придерживаясь оборонительной политики. Пришедший к власти в 98 году Траян предложил амбициозное решение — возобновить завоевательную политику, присоединить к Риму новые земли, тем самым, восстановив разрушенную экономику. Примерно так же администрация Буша пыталась поднять эффективность американской экономики, захватив контроль над ближневосточной нефтью. Целью похода Траян выбрал восточного соседа Рима — Парфию.

Парфия была государством на территории современного Ирана, простиравшимся от полуострова Индостан до римской Сирии. Ее считали второй сверхдержавой древности. Впрочем, в тот момент Парфия была сильно ослаблена внутренними распрями, вторжениями кочевников, а также сепаратизмом отдельных правителей. Судя по всему, римляне надеялись, что покорить Парфию будет не так уж и сложно.

Поводом для войны послужил конфликт римлян и парфян в вассальной Риму Армении. В Риме началась масштабная антиперсидская кампания. Сразу вспомнили Александра Македонского, сокрушившего древнюю державу Ахеменидов. Но если Малая Азия, Сирия и Египет до сих пор оставались под контролем римлян, то земли Персии и Междуречья в скором времени были потеряны. Война получила идеологическое оформление — вернуть земли, когда-то принадлежавшие грекам, в лоно «истинной культуры». Точно так же, как Буш пожелал поставить Ирак на «правильный путь демократии», с которого Ирак сошел после прихода к власти баасистов.

Для предотвращения волнений в тылу Траян укрепил границы империи, а затем выдвинул в ставшую плацдармом для наступления Сирию огромные военные силы. Это были профессиональные воины, имевшие передовую систему командования, а не беспорядочные полчища восточных государств. Парфянские солдаты значительно им уступали.

Первое время легионы Траяна были на высоте. Римляне быстро оккупировали Месопотамию, Армению и всё Междуречье. Начав войну в 114 году, в 116 они уже подошли к Ктесифону — столице Парфии. Надежды на князьков оправдались — многие сдавались без боя, отказываясь служить парфянскому царю и присягая на верность римскому императору. Римлянам почти удалось сокрушить Парфию. Вскоре Траян предложил престол сыну парфянского царя Хозроя — Парфамасату, и тот согласился де-факто быть подданным Рима. Император строил большие планы. Рассказывают, что, посетив персидский залив, Траян сказал: «О, если бы я был бы сейчас молод, как Александр Македонский, я бы наверняка отправился в поход в Индию». Подобным энтузиазмом был окрылен и Буш после первых побед в Ираке, когда администрация Белого Дома подумывала уже о том, чтобы заняться установлением демократии в соседнем Иране.

Но те же самые сепаратисты нанесли римской империи поражение. Вскоре в Месопотамии началось восстание иудеев. В Парфянской державе иудеи были завоеванным народом, но обладали определенными правами. Им не хотелось подчиняться Риму, так как они знали о том, как римляне притесняют иудеев в Сирии и в Иудее. Встревоженные жестокостью и злоупотреблением римских чиновников, они собрали ополчение, которое не щадило ни римлян, ни греков. Армия Траяна была разбросана по большой территории и не могла одновременно бороться с мятежниками и наступать на восток Парфии. Ситуация обострилась и на других границах: в Испании, Германии, Британии, Дакии, Африке заволновались местные племена. Риму грозила масштабная смута…

И в это время умирает Траян. Его преемник Адриан решил закончить войну с Парфией. Политика Траяна не только не улучшила положение Римской Империи, но, напротив, ускорила приход кризиса. Римляне были повержены.

Почему римляне не смогли договориться с иудеями? Несмотря на то, что восставшие ранее были покорены Парфией, они не захотели подчиниться Риму. Во-первых, они боялись насильственной романизации, как и современные шииты не желают американизации иракского общества — западные культурные ценности чужды им. Во-вторых, восставшие знали, что римское хозяйство в их землях пагубно скажется на благополучии. Пользуясь ослаблением парфянского двора, они получили от него больше привилегий. И шииты, избавившись от Хусейна, имеют контроль над нефтью, не желая теперь делиться ей с американскими компаниями.

Ослабленный после римского вторжения парфянский двор дал иудеям те привилегии, о которых они просили. Избавившись от Хусейна, шииты больше не нуждаются в американском присутствии.

Как писал Макиавелли, при завоевании государства необходимо опираться на людей, недовольных властью. Он также писал, что неправильная политика завоевателя может привести к тому, что эти люди в нем разочаруются. После того как общий враг будет свергнут, ничто не обязывает их оставаться верными. Они могут найти себе новых союзников и выступить против старого партнера. Не удивительно, что шииты верность Америке сохранили не надолго.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru