Русская линия
Свет Евангелия07.05.2004 

О. Кшиштоф Коваль: «Каков приход, таков и настоятель»
(Русский католицизм в Иркутске)


О. Кшиштоф Коваль прилетел на Камчатку в декабре прошлого года из Иркутска. Сейчас он живет в Петропавловске-Камчатском и является настоятелем прихода св. Терезы Младенца Иисуса. О трудностях и радостях служения на Камчатке он рассказывает в беседе с нашим корреспондентом.

— Отец Кшиштоф, скажите, пожалуйста, есть ли сходство между католиками за границей, например, в Польше, и здесь, в России?

— Сходство, прежде всего, в единстве литургии. Если, к примеру, человек придет на мессу, то в любой стране, несмотря на разницу языков, он будет участвовать в одном и том же, по своей сути, событии. Конечно, каждый правящий епископ, будь то в Иркутске, Москве или Париже, есть величина самостоятельная. Он руководит епархией и может принимать решения, касающиеся, в том числе, и литургии, которые подходят для данного государства, региона, города. Но единство литургического обряда остается при этом непоколебимым. Скажем, не может Символ Веры произноситься одними словами в Иркутске, а другими в Москве, и не потому, что там и там люди говорят на одном языке, а потому, что Символ Веры столетиями читается именно так, а не иначе. Или, например, молитвы Розария. Их можно читать на любом языке, но суть ее — обращение к Деве Марии, остается без изменений. Также всех христиан объединяет Священное Писание, молитва, стремление к духовной жизни…

— Существует расхожее выражение — «умом Россию не понять…». Как бы Вы прокомментировали его применительно к духовной жизни?

— Когда я работал настоятелем в Иркутске, то однажды увидел в компьютере эту фразу. И это действительно так. Каждое государство, каждый народ имеет свои традиции. Когда я приехал в Россию, то у меня, священника, в уме были определенные решения, которые накопились вместе с моим предыдущим опытом работы. Я знал, с чего начну служение и как буду действовать дальше. Потом я понял, что приезжая в Россию, надо поначалу «притормозить» свои представлении и навыки, «включить» долготерпение — смотреть за людьми, за их жизнью, традициями, бытом, и только потом снова обращаться к своему собственному опыту и разуму. Россия очень своеобразна. Ты стремишься всё решить своим умом, но здесь это не всегда получается. О российском своеобразии нужно помнить постоянно, чтобы лишний раз попусту не нервничать, когда чего-то не понимаешь.

— А трудно ли приходится католическому священнику в России?

— В служении католического священника в России существуют свои сложности. Например, связанные с разрешением на въезд в страну, или с выступлениями против Католической Церкви, как мы видели это в Иркутске. Однако, если Господом Богом мне даровано призвание служить в этой Церкви, то надо научиться жить здесь, и служить человеку и Богу именно в этих условиях. А что касается трудностей, то их хватает в каждом государстве.

— Скажите, пожалуйста, возможно ли воссоединение христиан?

— Возможно. Я в это верю. В Католической Церкви есть очень сильное движение, набравшее силу после II Ватиканского Собора. Я имею в виду экуменизм. Это — движение к единству. Но оно совсем не обозначает, что кто-то должен перейти в другую веру, например, что православный должен стать католиком. Я не хочу обвинять, например, протестанта в том, что он не соблюдает таинства Евхаристии, и что это плохо. Я лишь хочу найти то, в чём мы едины. Я не ищу разницы между ними и нами, ведь все мы смотрим на одного Христа. Мы — христиане, верующие в Господа Бога, принимающие Иисуса Христа и читающие одно Священное Писание. Я всегда спрашиваю себя, что я могу ещё сделать для моих братьев и сестер любой христианской конфессии, чем я могу им помочь? Что мне надо самому ещё сделать, чтобы быть верным Святой Троице? Сейчас мы как бы сидим на разных местах одного поезда, но эта разница не имеет для меня принципиального значения, потому что мы все движемся в одном направлении, и у любого христианина заветная цель — Царство Божие.

— Чем Вы занимаетесь в свободное время?

— Кроме литургии и молитв, много времени занимают организационные вопросы, которые я должен решать в качестве настоятеля. Скажем, оформление всевозможных документов. Немало времени приходится уделять встречам с городской администрацией, с налоговой инспекцией и т. д.

Важную часть моего времени занимает работа с людьми. Помимо мессы в приходе проводятся курсы евангелизации и катехизации. А еще — разговоры по личным вопросам. Когда же выпадает свободное время для самого себя, то я занимаюсь спортом, тем, который мне, во всяком случае, доступен. У меня травмирован позвоночник и поэтому для меня такими видами спорта являются плавание и велосипед. В круг моих возможностей и интересов входит и настольный теннис. На Камчатке я уже пробовал ходить на лыжах, но в этом направлении я пока еще ученик. Летом планирую совершить походы по Авачинской сопке.
Александр Вяземский
«Свет Евангелия», 2 мая 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru