Русская линия
Российская газета А. Шаповалов07.05.2004 

Крестоносцы Гиммлера в Тибете
В самый канун войны именно на «крыше мира» эсэсовцы искали обоснования и оправдания своей человеконенавистнической идеологии и преступлениям

Ровно 65 лет назад глава СС, рейхсминистр Генрих Гиммлер отозвал назад экспедицию в далекий и неведомый Тибет. Якобы научная, она была на самом деле шпионско-мистической. И то, и другое удалось выяснить американскому исследователю нацизма Николасу Гудрик-Кларку, а еще в большей степени британскому историку Кристоферу Хайле, чья книга «Крестовый поход Гиммлера» поступила в продажу. Если бы он не сумел добраться до сотен фотографий, документальных кинолент, десятилетиями находившихся в Государственном архиве в Кобленце, если бы не свидетельства еще живущего последнего участника той экспедиции 93-летнего Бруно Бегера, многое осталось бы неразгаданным.


Гиммлер ищет корни

Но сначала о Гиммлере, хотя о нем, казалось бы, уже все рассказано. Обычно его представляют холодным циничным политиком. Но вдобавок ко всему он был мистиком. Его занимали телепатия, гомотерапия, гипноз, индийские касты, предисторические фигурки Венуса. Он принадлежал к оккультным сектам. Используя рабский труд узников концлагерей, Гиммлер обновил замок Вевелсбург, уподобив его замку Камелот. Установив там нечто вроде круглого стола, за которым заседали рыцари короля Артура, совершал для офицеров СС языческие церемонии и медитации. Окружение считало Гиммлера воплощением короля Генриха I из Х века. В качестве своего личного советника всегерманский начальник политической полиции назначил Карла Марию Виллигута, которого выдавали за последнего потомка старинного рода немецких прорицателей.

Могло бы показаться, что Тибет — странноватое место для обнаружения корней германской расы, однако взгляды на «крышу мира» нацисты обратили не случайно. В 1786 году англичанин сэр Уильям Джонс исследовал схожесть латинского, греческого языков и санскрита и пришел к выводу, что последний был самым старым из них. В свою очередь немецкий языковед Фридрих Шлегель выдвинул тезис, что санскрит использовала элитарная раса светлокожих воинов из северной Индии, о которой говорилось в древних книгах. Шлегель назвал их арийцами (в санскрите «ария» означает благородный). Возможно, арийцы никогда не существовали, но сама идея о такой расе была весьма привлекательной.

В 1935 году Гиммлер основал общество «Наследие предков», призванное заняться поиском корней арийского народа, который был провозглашен нацистами предтечей германского народа. Общество состояло из 46 отделов, возглавляемых самыми известными немецкими зоологами, ботаниками, археологами, метеорологами, историками, антропологами. Гиммлер стремился выискивать и поставлять доводы, что арийцы были расой правителей. Это должно было вытекать из работ, посвященных праистории и географии этого народа. Общество образовало группы исследователей, которые разъехались по самым дальним закоулкам мира с целью поиска доводов о превосходстве германских предков.

«Крыша» для нацистов

Чтобы превратить общество в авторитетный исследовательский институт, Гиммлеру требовались амбициозные ученые. Молодой Эрнст Шефер был идеальным кандидатом. Он дважды побывал в Китае, работая там под руководством американцев. Зарекомендовал себя вдумчивым ученым, заядлым охотником. Страстно желал славы, власти и всеобщего уважения. В Германии тридцатых годов единственной дорогой к этому была карьера в рядах нацистов.

Гиммлер дал добро, чтобы Шефер стал первым немцем в Лхасе. И хотя ученый понимал, что общество скорее всего сборище фантастов, он все равно присягнул Гиммлеру, выдавая себя за убежденного нациста. «Принципиальные идеи СС, — писал он в 1937 году, — руководят мною как эсэсовцем, исследователем и ученым. Эти идеи — идеи науки. Наука развивается единственно лишь на расовых основах». Все остальные члены экспедиции — ботаник и этнограф Эрнст Краузе, географ Карл Винерт, Эдмунд Сир, антрополог Бруно Бегер также были офицерами СС.

Ровно 65 лет назад члены экспедиции как туристы прибыли в Лхасу, имея разрешения находиться на «крыше мира» в течение двух недель.

Шефер сумел установить дружеские контакты с важными людьми Лхасы, в том числе и с регентом. Вел себя как типичный тибетец, хотя в душе презирал местные обычаи. Отдавал себе отчет в политических выгодах, которые Тибет мог принести для рейха, в конечном счете обе страны пользовались одной и той же свастикой, ассоциируемой с символом благополучия и успеха.

Бегер занимался измерением голов и изготовлением масок тибетских лиц. Некоторые не переносили гипс, впадали в конвульсии, но Бегер продолжал делать свое дело. Чтобы завоевать доверие местной аристократии, выдавал себя за мага, лечил монахов от венерических заболеваний, взамен добиваясь согласия на проведение исследований. Благодаря этому измерил головы почти 400 человек, изготовил несколько сот масок.

Изучая флору и фауну, Шефер беспрестанно фотографировал. Попутно стрелял грифов, панд, многих других животных, чью кровь тут же, на охоте выпивал. Во время всей экспедиции Шефера постоянно донимали угрызения совести. В канун поездки в Тибет, охотясь на уток, он споткнулся и нечаянно прострелил голову своей жене-красавице Герте, спасти которую не удалось. Чувство вины еще больше расшатало и без того, как говорится, подвижную психику Шефера. Главной его проблемой была неуравновешенность, свидетельствовали британские агенты, находившиеся в Тибете.

Як со свастикой

Экспедицию начали подозревать в шпионской деятельности. В одном из британских журналов появились фотографии, изображающие тайных агентов СС, — стоят рядом с яком, на спине которого выжжена свастика. Впрочем, была и другая причина. В марте 1939 года Гитлер занял Чехословакию, Вторая мировая война стала неотвратимой. Крайне были нужны ее обоснования, и экспедиции приказали вернуться на родину. Больше всего было проблем с багажом. За восемь месяцев удалось собрать тысячи предметов, в том числе растений, животных, записей, фото- и кинодокументов. С немецкой основательностью все было доставлено в рейх.

Тибетских первопроходцев встречал сам Гитлер, назвав их героями и причислив их дела к самым великим достижениям СС. Немедля он назначил Шефера на высокий пост в обществе «Наследие предков».

Само общество в тот момент рьяно распространяло зловещую философию Гиммлера, делая это однако несколько деликатнее, чем ведомство пропаганды Геббельса. Самые известные ректуры-ученые старались вовсю, чтобы деяния шефа СС выглядели убедительными, вызывающими почтение. Теория «одной расы» правителей, которой постоянно грозит уничтожение, как нельзя лучше соответствовала тезису о том, что якобы «чуждые» (читайте — евреи) представляют серьезнейшую угрозу. Расчет был ясен: массовые преступления, к которым готовился рейх, оправдывались якобы необходимостью борьбы за собственную безопасность.

Из 40-километровой документальной киноленты был смонтирован фильм «Таинственный Тибет», служащий целям Гиммлера и Гитлера. Он убеждал в том, что тибетцы, некогда гордый, таинственный народ, поддался пришедшей извне религии. Финал известен. Отсюда, по мнению Кристофера Хайле, и предостережение: если немцы не противостоят евреям и их религии, то их ждет, как и жителей Тибета, такая же катастрофа.

Маски и лица

Войну гиммлеровское общество встретило хорошо подготовленным. Один из его отделов был нацелен на проведение бесчеловечных опытов на евреях, поляках, русских. Шефер и Краузе участвовали в страшных экспериментах в концлагере Дахау под руководством доктора Рашера. В январе 1943 года Шефер возглавил институт, назвав его именем шведского путешественника антисемита Свена Хедина. Со своим опекуном он поехал в Польшу, где Гиммлер представил им план ликвидации польской интеллигенции.

Антрополог Бруно Бегер стал экспертом по расам. Свою деятельность проводил на восточных рубежах рейха, измеряя головы представителей завоеванных народов. Только в Освенциме сто человек после проведенных им опытов были направлены в газовые камеры, а их тела доставлены потом в отдел анатомии Страсбургского университета.

После победы только Шеферу удалось убедить союзников, что он занимался лишь исследованиями мифической лошади, имеющей красную шерсть и белую гриву. Я действовал, уверял Шефер, как добросовестный ученый, свободный от политических и идеологических извращений.

В конце концов он избежал наказания и выехал в Венесуэлу, чтобы создать там резерват дикой природы. В семидесятые годы он попытался посетить северную Индию, но получил отказ. Умер в 1992 году, так и не раскаявшись в своих прежних преступных делах.

Гиммлер, схваченный британцами, покончил с собой в мае 1945 года. Винерту, Краузе, Сиру удалось избежать наказания. Каждый из них спрятался где-то в академических кругах, стараясь не афишировать себя.

Бруно Бегера лишь спустя долгое время после победы привлекли к ответственности. Он защищался как мог, признался, что измерял черепа узников Освенцима, но ничего, мол, не знал о их дальнейшей судьбе. Суд приговорил его к тюремному заключению, но условно. Сейчас он живет в небольшом городке недалеко от Франкфурта-на-Майне, не испытывая какого-нибудь душевного разлада, раскаяния. Над входными дверями его дома с гордостью красуются гипсовые маски жителей далекого Тибета.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru