Русская линия
Росбалт Борис Немировский28.04.2004 

Франция всё больше злит мусульман

Официальный Париж на прошлой неделе поспешно выставил из страны имама Абделькадера Бозиана — за интервью, данное ежемесячнику «Lyon Mag». В этом интервью, по мнению официальных французских властей, имам оправдывает физическое насилие над женщинами-мусульманками и призывает к ниспровержению основ западной демократии. Тем временем радикализация иммигрантов-мусульман в Европе набирает силу…

Этот человек выглядит как идеальная карикатура на исламиста: бородатый, горбоносый и темнокожий мужчина в чалме, в окружении двух жён и 16-ти детей, страстно проповедующий мусульманский образ жизни. Абделькадер Бозиан, проповедник из небольшого городка Венессье под Лионом, в прямом смысле слова однажды проснулся знаменитым — в течение нескольких часов он превратился во Франции в своеобразный символ.
В интервью небольшой газетке «Lyon Mag» 52-летний имам высказал некоторые взгляды, в иной обстановке могущие вызвать только недоумение или смех. На этот раз, однако, не смеялся никто — напротив, своими заявлениями Бозиан вызвал волну возмущения, а его случай стал предметом рассмотрения французских политиков на самом высоком уровне.

«Коран позволяет мусульманину бить свою жену, — разъяснил газете строгий имам, — однако только при определенных условиях, прежде всего — если жена изменяет мужу». Несмотря на такое весьма категоричное заявление, проповедник призвал к гуманности в воспитании примерной супруги: «Мужчина не имеет права бить жену куда попало. Он не должен бить ее по лицу, а целиться ниже — по ногам, в живот или по ягодицам. Туда можно бить сильно, чтобы жена устрашилась и более не помышляла об измене».

О многожёнстве Бозиан также имеет вполне четкое представление: «У мусульманина может быть несколько жён, однако внимание! — не более четырех. Причем на определенных условиях. Во-первых, у него должно быть достаточно денег, чтобы обеспечить всех своих жен. Во-вторых, он должен быть достаточно силен сексуально, чтобы смочь уважить их всех».

В своем французском окружении урожденный алжирец Бозиан отметил «множество грехов», так как западное общество отдалилось от Бога. Скажем, современная музыка — это грех, так как она подвигает людей к богохульству. «Секс — это страшная опасность, развращающая Запад и угрожающая мусульманам».

Это заявление, очевидно, переполнило чашу терпения руководителей Пятой республики. Не успело интервью знатока Корана выйти из печати, как министр внутренних дел Доминик де Вильпен отдал распоряжение о выдворении Бозиана из страны. На прошлой неделе имам был принудительно отправлен в Алжир, где его у трапа самолета с распростертыми объятиями встретила и препроводила в тюрьму местная полиция. Две его жены и 16 детей, из которых 14 являются французскими гражданами, остались во Франции.

Поспешность, с которой де Вильпен заткнул рот мусульманскому проповеднику, с правовой точки зрения выглядит весьма некорректно. Бозиан, приехавший во Францию еще в 1979 году, обладает официальным видом на жительство, никогда не вступал в конфликт с законом. Политически или религиозно мотивированное насилие и теракты он отрицает категорически. Своих приверженцев Бозиан призывает уважать французские законы, даже если они противоречат Корану.

В приказе о выдворении проповедника министерство внутренних дел Франции, тем не менее, указало на «абсолютную срочность», — процедура, делающая возможным немедленное исполнение данного распоряжения. В обычном случае официальные учреждения обязаны были бы ждать 48 часов, так как адвокат Бозиана подал протест на его выдворение — и этот протест был удовлетворен административным судом Лиона в прошлую пятницу. Но слишком поздно — Бозиан уже находился в алжирской тюрьме.

Свои действия министр де Вильпен оправдывает тем, что имам «своими речами оскорбил человеческое достоинство». Кроме того, у полиции, обладающей во Франции собственной секретной службой, предположительно, имеются сведения, что он имел контакты с исламистскими организациями, поддерживающими террористические акции. Более того, Бозиан якобы издал фетву (религиозное предписание), призывающую мусульман к «войне против американских интересов во Франции». Однако предоставлением доказательств этих утверждений министерство внутренних дел не озаботилось.

Резкая реакция властей Франции в данном случае — не что иное, как знак глубочайшей растерянности: французской нации всё более угрожает распад на религиозные и этнические субкультуры; под угрозой оказались французская социальная солидарность и в целом внутренняя безопасность страны. Персонажи вроде имама из Венессье, который имел возможность беспрепятственно проповедовать 23 года подряд, являются живым доказательством того факта, что интеграция иммигрантов-мусульман во французское общество полностью провалилась.

По официальным данным, во Франции проповедуют от 1 до 1,5 тыс. имамов, из которых французским паспортом обладают менее 10%. Большинство из них — выходцы из Марокко и Алжира, многие совершенно не знают французского языка и частенько не могут доказать свое теологическое образование — ислам они толкуют, согласуясь лишь с собственным мироощущением. И проповеди их становятся в последнее время всё более и более радикальными. А фундаменталистские движения, вроде салафистов, призывающих вернуться к «чистому исламу», пользуются всё большим влиянием среди французских мусульман. Только за последние десять месяцев правительство выслало из Франции дюжину имамов, «представляющих угрозу общественности».

Недавно созданный во Франции Совет мусульман оказался в этой ситуации совершенно беспомощным. Его задачей было обеспечить образование и проверку официально допущенных проповедовать имамов. Председатель Совета Далиль Бубакер, руководитель Большой Мечети Парижа, немедленно постарался спустить на тормозах «дело Бозиана»: «Это — изолированный, отдельный случай, он ни в коем случае не типичен для ислама и мусульман во Франции».

В Венессье, тем временем, перед мечетью изгнанного имама Бозиана по-прежнему собираются толпы прихожан. Правоверные искренне не понимают, зачем политикам потребовалось устроить показательную акцию на примере их духовного поводыря. «Почему именно он? — спрашивает совершенно не закутанная в платок женщина-мусульманка. — Он всего лишь проповедовал слово Пророка!». А молодой бородач, стоящий поблизости, добавляет: «До сих пор мы были послушными. Теперь мы разозлились».


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru