Русская линия
Итоги Николай Зимин19.04.2004 

Ирак накрылся черным тюрбаном
Несмотря на осуждение войны в Ираке, Россия вынуждена будет поддержать США в их борьбе с шиитскими фанатиками. В противном случае в проигрыше окажется весь цивилизованный мир

«Украинские войска, неся потери, с боями оставили Эль-Кут». Эта отдающая «сюром» фраза из сообщений информагентств очень точно отражает не только нынешнюю ситуацию в Ираке, но и расклад сил в мире в целом. В Ираке идет глобальная война, и на сегодняшний день США, объявившие себя лидером цивилизованного мира, ее проигрывают. При этом потери несет не только Америка, но и страны, вошедшие в антииракскую коалицию. В рядах союзников нарастает паника. В плюсе вроде бы оказались члены антивоенной коалиции — Россия, Франция и Германия. В Москве некоторые политики с трудом скрывают чувство глубокого удовлетворения: дескать, мы же предупреждали… Так-то оно так: администрация Джорджа Буша действительно нарвалась на неприятности по собственной инициативе. Но, приглядевшись к тем, кто сегодня сражается с «оккупантами», нетрудно понять, что по сравнению с ними Саддам Хусейн — образец вменяемого и цивилизованного лидера. И в том, чтобы не отдать в руки фанатиков одну из самых густонаселенных и богатых нефтью арабских стран и не дать расползтись войне за ее пределы, заинтересованы не только США.

Лидер по праву крови

С 1 мая 2003 года — официально объявленного Бушем дня победы над Саддамом — не случалось такого, чтобы американцы и их союзники вели бои одновременно в полудюжине городов: Багдаде, Эль-Фаллудже, Рамади, Насирии, Эль-Куте и Кербеле. Не было и случая, чтобы войска коалиции в течение двух суток теряли только убитыми свыше трех десятков военнослужащих. За год после победы число погибших превысило потери собственно в военной операции и приблизилось к семи сотням человек. Почти все они американцы, но потери понесли и другие национальные контингенты.

США были готовы к сопротивлению суннитского меньшинства, занимавшего привилегированное положение при Саддаме. А вот взрыв недовольства шиитского большинства застал их врасплох. Впопыхах представители администрации стали объяснять, что лидер повстанцев Муктада аль-Садр имеет поддержку лишь со стороны кучки радикалов, а группа его самых фанатичных последователей, одетых в черные рубашки и называющих себя «Армия Махди» (Махди — мессия, следующий после Мухаммеда пророк, который должен прийти на Землю), не превышает двух тысяч человек. В таком случае почему с этим «маргинальным меньшинством» не могут справиться отборные и отлично вооруженные подразделения морских пехотинцев США? И почему эксперт Энтони Кордсман, служивший раньше и в Пентагоне, и в госдепе, и в штаб-квартире НАТО и сохранивший в этих учреждениях прочные связи, мрачно предсказал в беседе с корреспондентом «Итогов», что война продлится по меньшей мере еще год, и призвал быть готовыми столкнуться с новыми ужасными ее проявлениями?..

Вождь восставших аль-Садр буквально в одночасье привлек к себе внимание всего мира, хотя в иракской шиитской общине его уже давно знают как возмутителя спокойствия. Самый известный скандал вокруг его имени относится к прошлому году. Вскоре после входа американцев в Наджаф, священный для шиитов город, там был убит почтенный священнослужитель Абдель Маджид аль-Хои. Многие в Ираке полагают, что убийство — дело рук последователей Муктады аль-Садра.

При первом взгляде на молодого священнослужителя — ему всего 30 лет — трудно поверить, что за ним следуют тысячи людей. Он не поражает воображение ораторским искусством и не пленяет обаянием. Его проповеди монотонны, он не импровизирует, как официальный лидер иракских шиитов аятолла Али аль-Систани, а читает без особого выражения и не поднимая головы от заранее написанного текста. Его политические воззрения путанны и туманны. Более того, у него нет настоящего духовного звания, строго говоря, он пока недоучившийся студент. В Афганистане таких называли талибами.

Однако для фанатичных последователей аль-Садра все вышеперечисленное не имеет никакого значения. Он их лидер по праву крови. Самая заметная деталь в облике руководителя восставших — черный тюрбан, ношение которого дозволяется только потомкам пророка Мухаммеда, основателя ислама. Такое происхождение перевесит любое религиозное образование и политические таланты.

В преддверии президентских выборов самый опасный для Джорджа Буша соперник не кандидат демократов, а один из духовных лидеров иракских шиитов Муктада аль-Садр

Харизма аль-Садра лежит в его родословной и судьбе его семьи. Его отец Мухаммед Садик аль-Садр имел сан великого аятоллы и непререкаемый авторитет. Он был убит в Наджафе в 1999 году, скорее всего, агентами Саддама. Вместе с ним были застрелены и два старших брата Муктады. Так что последний в роду аль-Садр попросту унаследовал армию своих сторонников. Под пытками в саддамовских застенках умерли его дядя, аятолла Мохаммед Бакр аль-Садр, и тетя Бинт Хода. Эти трагические события наделили его необходимым ореолом мученичества и авторитетом в глазах верующих, тысячи которых клянутся в готовности отдать за него свои жизни.

Притягивает к аль-Садру и его бескомпромиссный антиамериканизм, сильно контрастирующий с умеренной позицией других шиитских клириков. Из-за этого аль-Садр рассорился с главой американской администрации в Ираке Полом Бремером и был исключен из проамериканского иракского Временного управляющего совета. Американские военные поначалу относились к молодому радикалу благосклонно. Дело в том, что возглавляемое им движение после краха режима Саддама пришло на помощь тысячам рядовых иракцев, в условиях послевоенного хаоса организуя центры медицинской помощи, доставку продуктов питания в больницы и дома престарелых, охрану школ, мечетей и других общественных зданий и их защиту от мародеров, регулируя уличное движение и т. д. Благодарные поклонники даже переименовали один из населенных шиитами южных районов Багдада, где живут два миллиона человек, в «город аль-Садра». Сегодня это один из центров восстания, и войска коалиции его практически не контролируют.

С ростом известности крепли и политические притязания молодого проповедника. Наиболее близкая и преданная ему молодежь объединилась в полувоенное формирование — «Армию Махди». По оценкам сторонников аль-Садра, в ней до 10 тысяч членов, по данным коалиционных властей — две-три тысячи. Антиамериканская риторика стала подкрепляться конкретными акциями, что в конце концов переполнило чашу терпения Бремера. Сначала власти закрыли издаваемую аль-Садром газету, затем задержали одного из ближайших его помощников Мустафу аль-Якуби по подозрению в убийстве Абделя Маджида аль-Хои и наконец приняли решение об аресте самого аль-Садра.

«Это чрезвычайно трудная для властей ситуация, — говорит эксперт по Ближнему Востоку Мамун Фанди. — Если они арестуют аль-Садра, то тем самым увеличат его влияние и число последователей, еще сильнее взвинчивая ситуацию. А если не арестуют, то покажут свою слабость, и результат будет таким же».

Тем временем аль-Садр пытается придать еще большую солидность своему имиджу. В недавней проповеди (кстати, уходить в подполье в связи с угрозой ареста он не собирается и постоянно появляется на публике) он увязывает в одно целое проблемы Ирака и Палестины, как бы выводя себя на общеарабскую арену. «Мы обещаем палестинцам и всем другим угнетенным на Ближнем Востоке, что будем сражаться и победим угнетателей», — заявил аль-Садр. Там же он назвал себя «карающей рукой ХАМАС и «Хезболлаха» — палестинской и ливанской террористических организаций. Пока лидер «Армии Махди» воздержался от прямого призыва своих сторонников к джихаду. Но можно себе представить, что будет, если он назовет себя «карающей рукой пророка» и бросит на силы коалиции смертников-шахидов.

Вьетнам Буша

Многих американцев апрельские сообщения из Ирака заставили снова заговорить о «призраках вьетнамского кошмара». Прежде всего в смысле все более очевидного увязания в конфликте и несоответствия кабинетных политических и военных расчетов жизненным реалиям.

Несмотря на присутствие 134 тысяч иностранных войск в Ираке, безопасность в стране — одно из самых больных мест. Зверская расправа в Эль-Фаллудже над четырьмя американскими сотрудниками службы безопасности (гражданскими лицами, нанятыми по контракту) — тому яркое подтверждение. От этого страдают как местные жители, так и международные организации. ООН, например, которую Вашингтон теперь просто умоляет помочь с организацией и проведением выборов в Ираке, то и дело вынуждена прерывать работу своего спецпосланника Лахдара Брахими в связи с «обострением ситуации и отсутствием гарантий безопасности».

Вопреки намерениям американцев послесаддамовский Ирак превратился в притягательный магнит для сторонников «Аль-Каиды» и исламских радикалов всех мастей. Даже в госдепе вынуждены признать, что угроза исламского экстремизма усилилась. Как отметил координатор контртеррористической деятельности в госдепе США Кофер Блэк, боевики из Чечни, Косово или Кашмира просачиваются в Ирак, рассматривая участие в нападениях на американцев как «полигонную тренировку для будущих сражений».

Словом, «это не та война, о которой мы можем сказать, что мы ее выигрываем», — говорит политолог из вашингтонского Центра стратегических и международных исследований Энтони Кордсман. Признание тем более ценное, что этот эксперт был и остается сторонником иракской войны и сторонником Джорджа Буша. Нынешняя администрация, как в свое время и ее предшественницы в годы Вьетнама, обнаружила, что ей, в сущности, не на кого опереться в Ираке, кроме как на самих американцев. Не все союзники по коалиции блеснули бойцовскими качествами. Поляки перед лицом недавних атак взмолились о подкреплениях, а украинское подразделение «героически» оставило свои позиции в Эль-Куте, отступив на хорошо укрепленную базу. Министр обороны Казахстана объявил об отзыве трех десятков военных инженеров из Ирака. Да что там недавние союзники Америки! Член НАТО Норвегия заявила, что ее военные покидают поле боя. То же после терактов в Мадриде, как известно, собирается сделать и Испания. Это же касается и прозападно настроенных иракцев, на которых у США была ставка. Назначенный Вашингтоном Временный управляющий совет крайне непопулярен. 25 его членов, а также некоторые религиозные деятели сейчас гораздо больше озабочены своим будущим, чем сотрудничеством с коалицией.

Естественно, что самые резкие суждения по поводу всего этого высказали политические противники Буша. По мнению кандидата демократов Джона Керри, при нынешних обстоятельствах передача власти в Ираке самим иракцам опасна и нелепа. Другой демократ — сенатор Эдвард Кеннеди — провозгласил, что Джордж Буш «порвал нити доверия с американским народом» своей внутренней политикой, а главное — войной в Ираке, создав «самый большой кризис недоверия со времен Ричарда Никсона».

Понятно, что намеки на импичмент из уст политических оппонентов Буша — не более чем предвыборный ход. За несколько месяцев до президентских выборов эту процедуру они провести не успеют. Другое дело, что шансы Буша победить в ноябре выглядят теперь как никогда призрачными. Газеты забиты перепечатками пришедших на адрес Белого дома писем от родственников погибших, в которых они обвиняют президента и его администрацию в том, что те ведут войну по непонятным мотивам и не считаются с потерями. Такого предвыборного пиара, как говорится, не пожелаешь и врагу. И похоже, что эти разрозненные голоса протеста скоро сольются в общенациональный поток. Видимо, только тогда, когда Буш проиграет битву за Белый дом, он сможет наконец понять, что Восток — дело тонкое.

Вот только всему остальному миру, в том числе и России, от этого легче не станет. Буш, может быть, и уйдет, а проблема Ирака останется. И если новый президент США решит разобраться с ней, попросту вернув домой американские войска и оставив судьбу Ирака на милость деятелей типа аль-Садра, для всего мира это будет удар похлеще, чем нынешняя война. Так что у всех членов антитеррористической коалиции остается чуть более полугода, чтобы попытаться договориться и совместными усилиями избежать превращения Ирака в клон Афганистана, когда он был под властью талибов.
No. 15 (409)


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru