Русская линия
Совершенно секретно Татьяна Ивашова13.04.2004 

Любовь к отеческим гробам

В пасхальные праздники и в годовщины смерти родственников мы с мужем, как и миллионы других россиян, идем на кладбище. Приводим в порядок могилы, высаживаем цветы, потом ставим свечи и заказываем поминальную службу в кладбищенском храме.

Рядом с нашим участком под гранитной глыбой лежит купец первой гильдии. Долгие годы за его могилой ухаживали дальние родственницы (прямые потомки, как выяснилось, живут за границей). Но вот уже десять лет сюда никто не приходит. Кладбищенские работники это приметили. Наверное, в ближайшем будущем на этом месте появятся новые захоронения. Сколько таких заброшенных могил по всей России — сосчитать невозможно.

Идея кавторанга Воронина

Капитан 2-го ранга Юрий Воронин интересовался историй российского флота не один год. И ему было горько от того, что могилы русских военных моряков — а такие есть в 50 странах — остаются без присмотра. После ухода в запас Воронин вместе с бывшими сослуживцами задумал создать общественную организацию, которая взяла бы под опеку подобные захоронения. Но поскольку реставрация или установка памятника за рубежом стоит недешево, организации надо было зарабатывать на это деньги. Решили предложить нашим эмигрантам и их потомкам, а также различным зарубежным организациям по обустройству кладбищ военнослужащих иностранных государств, погибших на территории России, свои услуги по уходу за могилами.

Добрую идею активно поддержали адмиралы и офицеры ВМФ, находившиеся в запасе или отставке, — В.П. Денисов, В.Г. Лосиков, В.И. Бец, Л.Р. Евдокимов, Ю.А. Павленков и другие. Они встретились с представителями всех религиозных конфессий России, с руководителями служб социальной защиты, с директорами крупнейших столичных кладбищ. Все приветствовали создание новой организации и пообещали оказать помощь в привлечении к уходу за могилами верующих, малообеспеченных россиян и работников кладбищ.

В 1990 году Российский фонд милосердия и здоровья, Комитет ветеранов войны, Союз ветеранов Афганистана, ассоциация «Возрождение» в лице митрополита Волоколамского и Юрьевского Питирима учредили ассоциацию благотворительного сотрудничества «Поминовение».

Поначалу ассоциации помогла финансами одна из столичных коммерческих структур. Эти деньги пошли на реставрацию Владимирского собора в Севастополе.

Собор, возведенный в 1849—1888 годах, был усыпальницей прославленных русских флотоводцев — М.П. Лазарева, В.А. Корнилова, В.И. Истомина и П.С. Нахимова. В 1932 году служба в соборе была запрещена, и вскоре его приспособили под авиаремонтные мастерские. Тогда, очевидно в поисках ценностей, склепы обыскали, повредив при этом останки адмиралов, а затем, завалив склепы мусором, вход в них замуровали. В 1974 году собор был передан Музею героической обороны и освобождения Севастополя. После окончания реставрационных работ реставраторы увезли останки адмиралов в Ленинград. Рассказывают, что они хранились в кладовке одной из коммунальных квартир. В феврале 1992 года останки адмиралов были возвращены в Севастополь и торжественно, с отданием воинских почестей перезахоронены во Владимирском соборе.

В Севастополе адмиралы Лосиков и Денисов познакомились с британским военным атташе Тимом Хаджесоном, который заинтересовался деятельностью ассоциации. Позже в Москве он свел ее руководство с представителями Комиссии Великобритании по сохранению захоронений английских военнослужащих на чужих территориях. От них ассоциация «Поминовение» получила заказ на благоустройство заброшенного кладбища, расположенного в центре Мурманска, где похоронены англичане, погибшие в годы интервенции.

Выполненной работой заказчики остались довольны и попросили привести в порядок могилы английских военных летчиков, которые погибли в Заполярье в годы Второй мировой войны и были похоронены в городе Североморске.

Летом 1992 года при большом стечении народа состоялось торжественное открытие памятников, в котором приняли участие не только российские, но и английские моряки. По договоренности c командованием Северного флота для этой цели в Североморск с дружеским визитом впервые после окончания Великой Отечественной войны прибыла британская подводная лодка.

Тогда же, летом 1992 года, российская делегация посетила норвежский город Мандала, где проводились поминальные мероприятия в связи со 150-летием со дня гибели русского линейного корабля «Ингерманланд».

В июле 1842 года 74-пушечный корабль «Ингерманланд», на борту которого находилось 892 человека, вышел из Архангельска в Кронштадт. Ночью 26 августа у берегов Норвегии он наскочил на камни. Из-за шторма спустить катера и высадить на них людей было невозможно. Тонущее судно ветром стало уносить в открытое море. На следующий день к полузатопленному кораблю подошел английский купеческий бриг, но спасать замерзших, полуживых людей англичане не стали.

Норвежским рыбакам о крушении стало известно только через сутки. Немедленно на нескольких баркасах они вышли на поиски. К «Ингерманланду» подошли 1 сентября, когда отчаявшиеся люди помощи уже не ждали. Завидев баркасы, многие моряки попытались добраться до них вплавь, но сил на это, увы, не было. Рискуя жизнью, норвежские рыбаки, обвязавшись концами, бросались в ледяную воду и вытаскивали обессилевших людей. Благодаря мужеству и отваге норвежцев тогда было спасено 504 человека. Император Николай I тепло поблагодарил рыбаков, по его приказу в рыбацкой деревушке Мандаль, где нашли приют русские моряки и где похоронили тех, кого отдало море, возвели православный храм. До 1917 года российские моряки постоянно посещали поминальные службы в день гибели «Ингерманланда», потом эта традиция была утрачена.

В 1993 году при финансовой поддержке ассоциации «Поминовение» была издана книга, рассказывающая об истории «Ингерманланда».


Группа советских и английских моряков на базе Северного флота во время Второй мировой войны

В этом же году члены ассоциации побывали в Финляндии, на Аландских островах.

Победа русского флота над шведами у острова Гренгам в 1720 году позволила России укрепиться на Аландских островах. Вскоре тут появились русский военный порт и крепость, гарнизон которой составляли моряки. В 1743 году весь гарнизон погиб при эпидемии холеры. В XX веке крест, стоявший на их могиле, сгнил. Члены ассоциации «Поминовение» привезли на Аландские острова гранитный обелиск. В присутствии финских официальных лиц, российского посла в Финляндии, членов общества дружбы русского и финского народов на братской могиле был установлен памятник, который освятил отец Владислав из Кронштадтской морской церкви.

При финансовой поддержке ассоциации был подготовлен к изданию уникальный каталог морских захоронений кораблей и судов советского ВМФ и флотов стран антигитлеровской коалиции по Атлантическому и Тихому океанам, Балтийскому, Баренцеву, Черному и Азовскому морям.

И, наконец, благодаря «Поминовению» и помощи главы фирмы «F-RASS» Сослана Харебова 80 детей, воспитанников волоколамского детского дома, чьи отцы погибли при исполнении служебных обязанностей, совершили путешествие на теплоходе по маршруту Москва — Астрахань — Москва.

От Волоколамска до Кандалакши

У «Поминовения» было много других планов, но на время ассоциации пришлось свернуть свою деятельность. В то время выйти на индивидуальных заказчиков из числа эмигрантов было практически невозможно: телеэфир западных стран был, что называется, не по карману, кроме того, благоустройством немецких, венгерских и иных захоронений занялась при поддержке российского Министерства обороны и зарубежных общественных организаций ассоциация «Военный мемориал».

С развитием интернета Юрий Воронин и его соратники решили возродить свою организацию. Ныне она называется фонд благотворительного сотрудничества «Поминовение», президент фонда — контр-адмирал в запасе Михаил Антонович Мирко, директор — Юрий Яковлевич Воронин.

Деятельность «Поминовения» небезразлична тем, кто когда-либо был связан с военно-морским флотом. Одним из первых помощь фонду оказал генеральный директор ЗАО «Морские инженерные системы и технологии» А.А. Романов. В конце прошлого года закупили компьютерную технику, создали собственный сайт и сразу обратились к бывшим соотечественникам: «Найдя свою судьбу за пределами Родины, вы в глубине сердца сохранили привязанность к родным местам. Оставленные без присмотра могилы дорогих вам людей не дают вам покоя. В силу обстоятельств вы не можете лично ухаживать за могилами родных и близких. Здесь вам нужна помощь, и мы готовы ее оказать».

Очень скоро появились первые заказчики из числа эмигрантов, проживающих в США, Канаде, Израиле и Германии. Одни просят заменить ограду и отреставрировать памятник, другие — еженедельно убирать могилу и возлагать цветы, третьи — установить новый крест и посадить сирень и т. д.

Что до обустройства захоронений иностранных военнослужащих, то здесь, как показала жизнь, работы хватит всем. К примеру, на Севере было много лагерей, где в 1945—1948 годах содержались военнопленные и интернированные. По сей день существуют кладбища в районе Оленегорска, Мончегорска, Кандалакши и в других местах. Правда, находятся они в плачевном состоянии. И если в ближайшие годы ими не заняться, то захоронения исчезнут с лица земли.

В архиве фонда «Поминовение» хранятся схемы и планы кладбищ, списки похороненных. Так, на кладбище для интернированных в районе Кандалакши лежат Марта Пауль Кунце (1898 г. р.), Гертруда Анхель Клейнен (1927 г. р.), Катерина Гайлер (1899 г. р.), Ума Константин (1919 г. р.) и другие. В Мурманской области на кладбище для рядовых военнопленных рядом находятся могилы немца Курта Гильдебранда, чеха Франца Хабеля, австрийца Вильгельма Пехтеля. У всех были дети, затем появились внуки и правнуки, которые, скорее всего, не ведают, где похоронены их родные.

Помню, лет десять назад я познакомилась с представителем одной из древнейших аристократических фамилий Германии, который спросил меня, нельзя ли найти в России могилу его двоюродного деда. По его словам, дед был человеком удивительно добрым и сентиментальным, больше всего на свете он любил красавицу-жену, музыку и поэзию. Воевать ему совсем не хотелось. Но так уж получилось, что по окончании медового месяца его призвали в армию, и очень скоро он очутился под Ленинградом. А через два дня погиб. Вдова, став затворницей, до самой смерти мечтала лишь об одном — найти могилу мужа…

«Реставрация кладбищ, на которых похоронены немцы, венгры или румыны, часто возмущает местных жителей, — рассказывал мне Юрий Воронин. — И людей можно понять. В оккупацию они натерпелись от захватчиков, а теперь им возводят мемориал. А неподалеку стоит покосившийся памятник на братской могиле советских солдат, а по полям и лесам разбросаны останки сотен тысяч защитников Отчизны. Кому это может понравиться? По нашему мнению, оформление немецких захоронений должно быть скромным. Можно привести в порядок сами могилы или же установить на месте кладбища памятный знак с указанием фамилий. Надеемся, что в сотрудничестве с немецкими общественными организациями сделаем это. Если найдутся желающие посетить эти места, мы готовы организовать поездки, как и туры памяти в места гибели советских и иностранных военных судов».

Заработанные фондом деньги будут тратиться под контролем попечительского совета. Первым делом фонд намерен установить в Волоколамске памятник морякам-тихоокеанцам, погибшим при защите Москвы. Фонд будет выделять средства на уход за могилами российских моряков в других странах, на поиск и захоронение останков советских солдат, на помощь ветеранам войн и вооруженных конфликтов и на другие добрые дела. q

Информацию о деятельности фонда благотворительного сотрудничества «Поминовение» можно получить на сайте: http://www.pominovenie.ru, а связаться с руководством фонда — по адресу: Info@pominovenie.ru


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru