Русская линия
Комсомольская правда Дарья Асламова,
Сергей Герасименко
12.04.2004 

В Иерусалиме паломники сметали полицеискиe кордоны
Спецкорам «Комсомолки» посчастливилось наблюдать чудо схождения Благодатного Огня в самом центре храма Гроба Господня с разных сторон

Вместе с Дарьей ликует весь Храм…

«Господи, даруй мне целомудрие и воздержание, но умоляю, только не сейчас!»

Дрянная девчонка стала первой мирянкой восточного христианского мира, получившей Благодатный Огонь из Гроба Господня

Бог любит меня! И он дал бесспорное доказательство своей любви. В субботу днем в святом городе Иерусалиме первой мирянкой восточного христианского мира, получившей Благодатный Огонь из Гроба Господня прямо из рук Берущего Огонь, стала Дарья Асламова, дрянная девчонка, грешница и ваша покорная слуга. Свидетелями этого явились не только близстоящие верующие, но и трое русских журналистов и сам Берущий Огонь господин Соломон Тумаян. Я уже слышу, как маловеры всех мастей кричат мне: «Враки!» Заткнитесь и послушайте эту удивительную историю.

Иерусалим как подмостки мира

Если бы в Старом Иерусалиме проживали представители только двух религий, то они давно бы перерезали друг другу горло. Но поскольку здесь присутствует весь дипломатический корпус божий, относительный мир городу обеспечен. Человек впечатлительный может задохнуться здесь под обломками нескольких тысячелетий. Но если наблюдать Иерусалим с чувством зрителя, можно наслаждаться божественной феерией, бесконечным спектаклем.

Пасха — одна из лучших постановок Старого города. В этом году наложились сразу три Пасхи — еврейская, католическая и православная. Как шутят остряки, число верующих значительно снижается во время Великого поста, зато увеличивается к Пасхе, и в город съехались тысячи паломников со всего белого света.

В четверг с утра в Иерусалиме мыли ноги. Это древний обряд, имитирующий Тайную Вечерю, когда Христос омыл ноги двенадцати своим ученикам. Проводится он с большой помпой, торжественными песнопениями и при большом стечении народа. Патриарх или главное духовное лицо в пышных церковных облачениях моет ноги двенадцати священникам. Первыми моются католики, далее со всеми остановками — копты (египтяне), лилово-бронзовые эфиопы в белых одеяниях, православные, ассирийцы и последними — армяне. Рядом с армянским монастырем находится отличный армянский кабачок, и прихожане, изрядно подкрепившись пятизвездочным армянским коньяком, мирно идут в монастырь на помывку ног. Атмосфера милая, все друг друга знают. Много и очень красиво поют, и старенький патриарх весь в золоте и блеске протирает мокрой тряпочкой из тазика конечности армянских духовных лиц и мажет их благовониями. Трогает так, что даже слеза прошибает.

Пятница в Иерусалиме — кошмар для израильской полиции. В день, когда распяли Христа, по виа Долороса (Скорбный путь) на Голгофу идут крестным ходом все христианские духовные конфессии Иерусалима. Два самых крупных хода — православный (греки и русские) и католический.

На нынешний крестный ход съехалось небывалое количество русских и греческих паломников. Наших сразу можно узнать по платочкам (мы единственные в ортодоксальном мире покрываем голову) и постному выражению лиц.

Ход тронулся, и люди тотчас закричали. Я, уносимая людской волной, успела крикнуть русской подруге-паломнице: «Отходи от стены! Раздавят!» Но было уже поздно. Подругу изрядно сплющили. Позже она рассказывала мне, как русские паломники, ничуть не испугавшись, спокойно велели ей: «Молись! Бог поможет!» Бог и впрямь помог вместе с израильской полицией, которая гнала толпу вдоль улицы. Взмокшие от напряжения полицейские кричали: «Люди! Только не останавливайтесь! Двигайтесь вперед! Только вперед!»

Мне пришлось бежать «впереди паровоза», то бишь греческого патриарха, из опасения, что меня сомнут, как одного араба, перебегающего улицу в балахоне и тапочках на босу ногу. Его шибанули крестом по спине, чтобы не мешался под ногами.

У католиков во время Крестного хода случился конфуз. Они шли и пели тихими голосами, как вдруг из всех динамиков грянул азан — призыв к мусульманской молитве, напрочь заглушивший скромное католическое пение. Католики на мгновение смешались, но потом воспряли духом и запели с жаром, состязаясь с магнитофонным голосом муэдзина.

Помимо католиков и православных, всю пятницу по Скорбному пути снуют бесчисленные крестные ходы. Латиноамериканцы, к примеру, проволокли на веревке по всей виа Долороса вполне живого и даже упитанного Христа. Его тащили римские воины в золотых шлемах, латах и с мечами, а вокруг взахлеб рыдали и причитали страстные черные женщины, обряженные в платья бешеных расцветок.

Благодатный Огонь

В субботней церемонии снисхождения Благодатного Огня главные роли принадлежат греческому патриарху и армянским священнослужителям. Все происходит в храме Гроба Господня, на могиле Христа, где тело Иисуса пролежало со Страстной пятницы до Светлого воскресенья. В помещение, где находится могила Христа, заходит греческий патриарх, который демонстрирует отсутствие спичек или кремня. С неба спускается Божественный Огонь прямо на камень могилы, и греческий патриарх первым зажигает свечи, а уж от него Огонь берет армянин. Тут-то и загвоздка, и главная интрига. Армяне никак не хотят брать Огонь от греков, а желают зажигать сами. В прошлом году случились немалые волнения между греками и армянами, усмиренные полицией, драки прямо в церкви и, как утверждают злые языки, даже стычка между святыми отцами.

Попасть в святую субботу в храм — дело совершенно немыслимое. Толпы паломников душат и давят друг друга в надежде пробраться внутрь. Множество людей в ночь на субботу даже спят в храме, но в этом году в пять утра израильская полиция за десять минут пинками и зуботычинами очистила церковь от паломников. Нашли даже тех, кто спрятался за алтарями со своими матрасами, одеялами и кулечками. Храм закрыли ключом, который хранится у господина Нусейбэ, араба-мусульманина, официального Хранителя Ключа от Гроба Господня. Еще в 1187 году знатная арабская семья, родом из которой господин Нусейбэ, получила ключи от храма и право открывать и закрывать его. Христиане предпочли доверить это дело мусульманину, человеку со стороны, чтобы окончательно не передраться друг с другом.

Право открыть храм и первыми войти в него утром в Святую субботу по церковному протоколу принадлежит армянам. В этот день к ним в монастырь приходит на завтрак господин Нусейбэ и торжественно отдает святым отцам ключ. Благодаря любезной помощи католической еврейки, вышедшей замуж за англоговорящего армянина (совершенно фантастический персонаж!), мне удалось в эту субботу пополнить ряды местной армянской общины и просочиться в храм в первых рядах.

После армян в порядке строгой очереди торжественно входят все остальные духовные конфессии. Когда в храм, сидя на головах друг у друга, с криками, барабанами, песнями и драками вдруг ворвались бешеные арабы, ряды мирян дрогнули. «Уж не джихад ли?» — мелькнула у многих трусливая мысль. Но это оказались наши братья во Христе ассирийцы, которые таким пылким образом приветствуют светлый праздник Пасхи. Все время четырехчасового ожидания Благодатного Огня арабы веселились, плясали, визжали, пели и вообще вели себя, как спортивные фанаты на футбольном матче.

Волею Божьей в общей суматохе я оказалась у Гроба Господня, прямо у отверстия, из которого Огонь выходит к миру. За полчаса до появления Огня к отверстию подошли специально обученные армянские люди во главе с Берущим Огонь господином Соломоном Тумаяном. Господин Соломон выглядел крайне просто — обычная рубашка с закатанными рукавами да мирские брюки. «Где же ваш торжественный наряд?» — удивилась я. «Какой там наряд! — отмахнулся Берущий Огонь. — Сейчас как полезу в дырку, весь буду в саже и копоти!» Господин Соломон оказался очень милым и простым человеком и охотно объяснил, что сам он человек не религиозный, работает в компании по импорту шампуней и всякой парикмахерской ерунды. Просто его семья в течение нескольких веков наследует право получать из могилы Христа Благодатный Огонь и право нести его людям. «Таких семей всего три. Сегодня мне выпала честь получить Огонь, а понесет его сын моей сестры. Сначала я зажигаю свечи для армянской, ассирийской и коптской церквей, а потом даю Огонь мирянам. Сегодня у вас есть шанс первой из мирян получить Благодатный Огонь», — сказал мне симпатичнейший господин Соломон и весело подмигнул.

Трудно передать ту ослепительную ликующую атмосферу, когда Огонь выходит из могилы. Лица у всех горят ребяческим восторгом, в воздухе тесно от восклицаний и криков. Люди плачут, смеются, обнимаются, целуются, танцуют. Тем нескольким секундам, когда я первой получила святое пламя из рук Берущего Огонь, я хочу придать столько продолжительности, сколько жизнь может выдержать. Вера — как и любовь. Ее находишь тогда, когда меньше всего ожидаешь. И я поблагодарила Господа и помолилась ему, как молился Августин Блаженный в молодые годы: «Господи, даруй мне целомудрие и воздержание, но умоляю, только не сейчас!»

Как-то буйных арабов попытались выгнать из храма за «плохое поведение». Огонь не зажигался, пока крикунов не вернули назад.

Патриарха Иринея от верующих охранял израильский спецназ

Наблюдать предпасхальное чудо в Иерусалимский храм собрались 13 тысяч человек

Когда-то частицы Благодатного Огня из Иерусалима в Россию священнослужители провозили едва ли не в рукавах своих ряс.

Страсти у Гроба

Сегодня доставка Благодатного Огня специальным авиарейсом — масштабная акция, которую уже второй год проводит общественный Фонд Андрея Первозванного и Центр Национальной славы России. Вместе с вице-спикером российского парламента Любовью Слиска и первым вице-президентом ОАО «Российские железные дороги» Владимиром Якуниным за Благодатным Огнем в Иерусалим отправился и ваш корреспондент.

Делегация насчитывала около 150 человек. Однако, когда мы только подходили к резиденции Иерусалимского Патриарха Иринея, чтобы прочесть Всеправославную молитву «Просите мира Иерусалиму», колонна, растянувшаяся по улочке, насчитывала человек пятьсот. В этой давке едва не потерялись вице-спикер Госдумы Любовь Слиска и приехавший из Нижнего Новгорода президентский полпред Сергей Кириенко.

— Любовь Константиновна! — отчаянно кричали в толпу наши охранники. — Сергей Владиленович!

Высших государственных чиновников передавали во главу колонны буквально из рук в руки. Даже не верилось в такое чудо демократии…

Не без помощи полиции и греческих священников мы оказались в главном храме всех христиан. С большим трудом российские VIP-персоны заняли «пятачок» у часовни, где, собственно, и находится Гроб Господень (Кувуклии). Набравшись терпения, мы ждали чуда.

После драки — благодать

Церемония началась традиционно — у часовни, на плечах друг у друга, стали бузить православные арабские юноши. С явным удовольствием они что есть сил орали под стук барабанов, требуя у Бога послать в храм Благодатный Огонь. Затем появился и сам Патриарх Иерусалимский Ириней.

— Аксиос! Аксиос! — буквально стонали от восторга паломники, протягивая к священнослужителю руки. От поклонников Патриарха отбивали израильские спецназовцы.

Обойдя три круга вокруг Кувуклии, Ириней приготовился к обряду. Разоблачившись перед входом от пышных одежд, он остался в исподнем, снял золотую корону. Затем его обыскали, чтобы не было сомнений — спичек у него действительно нет. С дверей сняли ленту, и куски восковой печати пошли по рукам верующих. И тут же завязалась нешуточная драка: несмотря на сложившийся протокол, второй год представители армянской церкви пытаются втолкнуть в часовню своего католикоса. Православные монахи стояли стеной. Кто-то с криком рухнул на пол, и драку разняли.

— Бес ими играет! — поучительно сообщил мне юркий старичок рядом.

Ириней зашел в часовню. Не прошло и семи минут, как по стенам пробежали едва заметные огненные сполохи, двери распахнулись. Ириней, который десять минут назад с трудом ходил, выскочил из часовни с факелом в руке и с мальчишеской прытью припустил по храму. От факела Патриарха зажегся первый пучок из 33 свечей, второй, десятый… Через минуту весь огромный храм превратился в пылающую волну. Верующие действительно умывались огнем от свечей, целовались с незнакомыми людьми и рыдали в экстазе.

— Сфотографируй меня с Кириенко! — старичок сунул мне в руки фотоаппарат и схватил полпреда за руку.

Кириенко охотно позировал, но поцелуя с единоверцем избежал.


Получив известие о прибытии Благодатного Огня, высшие государственные чиновники перекрестились.

ЧЕРЕЗ 4 ЧАСА

Зеленый коридор для Огня

Частицу Благодатного Огня незамедлительно поместили в три специальных контейнера, изготовленных по принципу шахтерской лампы. Сразу из храма — в самолет.

В аэропорту «Внуково-2» Огонь уже ждали. На Киевском шоссе и по Ленинскому проспекту Москвы были предупреждены все постовые, поэтому «огненному» кортежу везде светил зеленый светофор. К Пасхальному богослужению в храме Христа Спасителя контейнеры доехали буквально за 15 минут. О чем торжественно и объявил Патриарх всея Руси Алексий Второй. Президент Владимир Путин, премьер Михаил Фрадков и московский мэр Юрий Лужков, присутствующие на богослужении, удовлетворенно перекрестились.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru