Русская линия
Ставропольская правда10.04.2004 

Подозрительный совет прекратит свою деятельность
по решению суда

Вчера по определению судебной коллегии по гражданским делам краевого суда под председательством федерального судьи Натальи Чернышовой ликвидирована общественная гуманитарная благотворительная организация «Датский совет по беженцам» (ОГБО ДСБ).

Суд Промышленного района принял аналогичное решение еще 14 января. Оно было обжаловано представителями ОГБО ДСБ в краевой инстанции. А управление Министерства юстиции РФ в Ставропольском крае выступило с возражениями на кассационную жалобу. И вот результат. На основании судебного определения «Датский совет по беженцам» также будет исключен из единого государственного реестра юридических лиц. Таким образом, следующим шагом после ликвидации головного отделения должно стать закрытие представительств ДСБ в Назрани и Москве. Надо отметить, что это прецедент не только для Ставропольского края, но и для всей России.

Инициатором «нашего» запрещения выступило управление Министерства юстиции РФ в Ставропольском крае. Чем же не угодил «Датский совет по беженцам»? В официальном заявлении в суд указаны такие причины: вопреки действующему закону РФ об общественных организациях и объединениях, руководство ОГБО ДСБ не сообщало в Минюст об изменениях в руководстве (а здесь поменялось около двух десятков руководителей) и изменении юридического адреса.

К сожалению, за рамками этого судебного процесса осталась другая деятельность ДСБ. Давайте вспомним о ней хотя бы фрагментарно. Сразу хотим предупредить читателей, что приведенные ниже факты уже публиковались. Так что новых разоблачений здесь не будет. Но и старых вполне достаточно. Почему им не была ранее дана соответствующая юридическая оценка, также вопрос не из простых.

Итак, еще первого декабря 2001 года УФСБ по Чеченской Республике обвинило «Датский совет по беженцам» в помощи боевикам и их пособникам. В списках наиболее нуждающихся, составленных сотрудниками этой организации для выдачи продуктов питания в Гудермесском районе, оказались «преимущественно сторонники масхадовского режима». Два дня 250 местных жителей блокировали здание районной администрации и требовали от руководства районной прокуратуры и отдела ФСБ «навести порядок с распределением гуманитарной помощи, чтобы „Датский совет по беженцам“ помогал обездоленным жителям, а не бандитам и их пособникам». В результате УФСБ по ЧР было «указано сотрудникам этой международной гуманитарной организации на недопустимость подобных действий». Эта помощь, как вы понимаете, имела «ставропольские корни».

Еще через год тема деятельности «Датского совета по беженцам» опять всплывает в прессе. В Малогрозненском районе Чечни в результате спецоперации федеральных сил был обнаружен склад боевиков. А в нем, кроме оружия и взрывчатки, вещи с логотипами ДСБ. Интересно, что за полгода до этого под руководством бывшего главы ставропольской миссии совета Яна Педерсена была начата программа по поставке палаток в лагеря на территории Ингушетии на целых три миллиона евро. В ходе спецпроверки выяснилось, что военные палатки были изготовлены аж в 1972 году, и пока их привезли из Крыма, оказались для применения совсем непригодными. Пригодные, видимо, и попали в схрон боевиков.

Той осенью (речь идет об октябре 2002 года) скандал этот был вовсе не нужен. Если помните, тогда, в Копенгагене проходил Всемирный чеченский конгресс, который начался буквально через два дня после освобождения заложников, захваченных чеченскими террористами в московском Театральном центре на Дубровке. Россия в те дни выступила как с решительным осуждением самого факта проведения этого мероприятия, так и предоставления Данией для него своей территории. Понятна теперь связь, которая проходит через прилагательное «датский»?

На этом же конгрессе встретились Ахмед Закаев и Харон Дениев, долгое время работавший в Ставропольском крае, а в то время являющийся представителем ДСБ на территории Ингушской Республики. Нынче Дениев уехал в Канаду. Гарантийный взнос, который требуется там для получения вида на жительство, составляет 40 тысяч долларов. Видимо, столько, если не больше, он заработал в офисе ДСБ в Назрани. Небезынтересно, что более половины сотрудников там составляли его родственники. По некоторым данным, ДСБ брал до 20 процентов от стоимости гуманитарных грузов за работу в особо сложных условиях. Зарплата персонала и офисные расходы в эти проценты не входили. Сам Дениев умудрялся получать ее аж в трех местах: в офисе ДСБ в Назрани, в Ставрополе и на банковский счет одного из банков в Копенгагене.

Летом прошлого года ДСБ опять попал на страницы газет. Речь шла о том, что управление МНС РФ по Ставропольскому краю, проводя проверку регионального представительства ДСБ на предмет выполнения налогового законодательства, столкнулось со странными фактами. Например, всплыло, что еще в 2000 году на территории КБР микрокредиты получили те, кто находился… в местах лишения свободы. Причем среди них оказались и лица, осужденные за причастность к незаконным вооруженным формированиям и за другие тяжкие преступления. Как утверждают, Харон Дениев знал об этом, но скрыл информацию о хищении и нецелевом использовании средств от иностранных доноров.

А вот какой скандал связан с другим руководителем ДСБ в Ставрополе — Томом Триером. Для вынужденных переселенцев, расселившихся в ряде районов Ставрополья, микрокредиты на социальную адаптацию выдавались не безвозмездно, а под приличный процент — 16,5. Причем дошло до того, что эти условия указывались в официально заключенных договорах. На языке финансистов это называется «незаконная банковская деятельность». Автором идеи как раз и оказался Триер. Большая часть вырученных таким способом средств оседала в его карманах. Узнав о возбуждении уголовного дела налоговой полицией, Триер уехал из России. Но за эти незаконные сделки ДСБ в Ставропольском крае уплатил одних только штрафов на сумму 500 тысяч рублей.

Улаживать скандал тогда приезжал руководитель Международного отдела ДСБ Арне Вааген. Он заверил налоговых полицейских, что подобное не повторится. В результате уголовное дело было закрыто. После этого скандала были уволены практически все русские сотрудники представительства. А в роли его главы стали регулярно — на два-три месяца — наезжать подданные той же Дании. Как-то случайно оказалось, что почти все они — бывшие офицеры датских вооруженных сил. Некоторые имели опыт разведывательной и контрразведывательной работы. Впрочем, налоги они тоже не платили. Хотя, по законодательству Дании, ее граждане, выезжающие за рубеж, платят налоги в стране пребывания. Однако ни один из иностранных сотрудников ДСБ не отчислил в казну России ни копейки. А Ян Педерсен умудрился под видом дарения организовать продажу по бросовым ценам служебных автомобилей. При этом один из них, оформленный на подставное лицо, достался ему самому. Тогда УФСНП по Ставропольскому краю считало необходимым и добивалось проведения международной аудиторской проверки Датского совета по беженцам. Увы, проверка так и не состоялась…

* * *

После выхода одного из журналистских материалов Харон Дениев в письме, разосланном 25 августа 2003 года в ряд ставропольских СМИ, назвал его клеветническим. Далее он привел текст статьи Уголовного кодекса о клевете и дописал: «Подумайте также, как ваша газета будет защищаться в суде и есть ли у вас шансы на победу?.. Лично я горжусь тем, что работаю в ДСБ и имею возможность помогать наиболее нуждающейся части населения Чечни, Ставропольского края, Северной Осетии-Алании и Республики Дагестан».

Если самые нуждающиеся — это боевики и руководители самого ДСБ, то говорить здесь не о чем. Свое слово сказал закон.

Отдел безопасности «Ставропольской правды»


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru