Русская линия
Эксперт Шамсудин Мамаев09.04.2004 

Странная ташкентская война

Осуждая некомпетентный, коррумпированный и жестокий режим Узбекистана, мировые державы вынуждены поддерживать и защищать его

Начиная с 29 марта из Узбекистана поступают сведения о взрывах и стрельбе. Количество жертв среди мирных жителей и террористов-повстанцев исчисляется, по заявлениям официальных властей, многими десятками. Аналитики уверенно включили эти события в контекст и хронологию глобального противостояния террора и антитеррора. За два дня до ташкентского обострения пакистанские военные доложили о завершении операции по зачистке Южного Вазиристана, накануне, 28 марта, президент Афганистана Хамид Карзай заявил о переносе президентских выборов с июня на сентябрь, а США и Испания объявили о переброске в Афганистан дополнительных войск. Имеются многочисленные сведения о том, что «Аль-Каида» готовится взять реванш за разгром 2001 года, и, возможно, взрывы и стрельба в Узбекистане — один из пунктов ее плана.

В Афганистане ходят упорные слухи, что талибы готовят встречное наступление на фоне разворачивающейся здесь американской операции «Горный шторм», объявленной целью которой является разгром набирающих силу отрядов боевиков и обеспечение нормального проведения президентских выборов в пуштунских районах. Неофициальная же цель — полная ликвидация верхушки «Аль-Каиды» и «Талибана». Захват или уничтожение Усамы бен Ладена, его ближайшего помощника Аймана аль-Завахири и муллы Омара — это было бы очень полезно республиканской администрации в преддверии новых президентских выборов в США.

План американской зачистки предполагает, что в первой фазе Пакистан уничтожает или выдавливает в Афганистан всех укрывающихся на его территории иностранных боевиков, а затем, развернув вдоль границ части пакистанской армии, играет роль наковальни, о которую американцы уже в апреле будут плющить талибов и боевиков «Аль-Каиды». Перенос выборов в Афганистане и переброска туда американской морской пехоты явно связаны с предстоящей весенне-летней зачисткой пуштунских районов Афганистана.

«За данными событиями прослеживаются экстремистские центры, обладающие большими финансовыми средствами и возможностями, — сказал в своем телеобращении президент Узбекистана Ислам Каримов. — Нетрудно заметить связь этих событий со взрывами в городе Ташкенте в феврале 1999 года, схожесть почерка. Террористы стремились совершить преступления в основном в многолюдных местах — вблизи рынков, магазинов, остановок транспорта. Реакционные силы намеревались совершить эти террористические действия в дни Навруза (21 марта. — „Эксперт“). Благодаря тому, что мы уделили особое внимание вопросам обеспечения безопасности при проведении праздничных мероприятий, их подлые планы были сорваны. Другой чертой совершенных преступлений является то, что прежде у нас не наблюдались случаи, когда преступники взрывали себя, становясь причиной гибели невинных людей».

Автором февральских взрывов 1999 года Ташкент уже давно считает главу Исламского движения Узбекистана (ИДУ) Тахира Юлдашева. Тесная связь ИДУ с «Аль-Каидой» хорошо известна. Однако на этот раз главным подозреваемым Ташкент назвал не ИДУ, а «Хизб-ут-тахрир» — международную организацию, тоже запрещенную в Узбекистане, но известную своим принципиальным пацифизмом. Ее лондонская штаб-квартира уже выступила с опровержением: «„Хизб-ут-тахрир“ не участвует в терроризме и вооруженной борьбе. Но нам кажется, что эти взрывы произошли так кстати для узбекского режима, что невольно возникает вопрос, не следует ли возложить вину за них на сам этот режим».

Нежелание официального Ташкента признать автором этих взрывов ИДУ легко объяснимо: здесь считается, что все его боевики погибли вместе со своим лидером Джумой Намангани под американскими бомбами в Афганистане. А Тахир Юлдашев «мертв, если не физически, то морально. Он исчерпал весь свой потенциал», — как заявил Ислам Каримов на пресс-конференции 23 марта — буквально за неделю до диверсий. В тот же день Пакистан объявил о захвате в плен группы боевиков ИДУ, сражавшихся в Южном Вазиристане, и Ислам Каримов потребовал у Исламабада их выдачи. А 27 марта Пакистан объявил об окончании своей операции и ранении Тахира Юлдашева. И если теперь автором ташкентских терактов окажется ИДУ, то это будет не просто ударом по престижу двух президентов — узбекского и пакистанского, — это будет означать, что ИДУ быстро восстанавливает свои силы. И что сам Юлдашев не только не деградировал, но, наоборот, — перенял у своего учителя Усамы бен Ладена фирменный прием проведения синхронного удара сразу в двух странах — в Пакистане и Узбекистане. И тогда вполне возможно, что эта странная ташкентская герилья была одним из тех ударов, к которым, по слухам, готовится сейчас «Аль-Каида» в качестве ответа на «Горный шторм». А готовится она к боям в городах — не только афганских, но и пакистанских.

Ответные ходы «Аль-Каиды»

Сейчас на пуштунских территориях вдоль границы с Афганистаном сосредоточено 70 тысяч пакистанских солдат. С афганской стороны в зачистке пуштунских территорий будет принимать участие 12 тысяч американских военных плюс части только что созданной афганской армии. Операция эта будет по-своему беспрецедентна — войска сверхдержавы идут воевать с человеком, у которого нет ни регулярной, ни даже партизанской армии. Тем не менее воевать придется всерьез. Как показал недавний поиск Аймана аль-Завахири пакистанской армией в Вазиристане, в самый острый момент откуда-то появятся несколько сотен узбекских, чеченских или арабских моджахедов, которые ожесточенным сопротивлением отвлекут внимание на себя, а потом уйдут по подземным ходам.

Кроме того, ввод войск озлобляет пуштунские племена. Айман аль-Завахири использовал этот фактор: 25 марта, как раз тогда, когда весь мир был уверен, что он загнан в угол пакистанской армией, «Аль-Джазира» передала его обращение к мусульманам Пакистана, племенам пуштун и белуджей «по обе стороны границы» и даже к самим пакистанским генералам с призывом свергнуть президента Первеза Мушаррафа, которого он назвал предателем. И на следующий же день организованные исламистами мирные демонстрации протеста прошли в пяти крупных пакистанских городах. Ожесточилось и вооруженное сопротивление пуштунских племен. Все это заставило пакистанского президента прервать операции по зачистке пуштунских территорий.

Однако главные бои для «Аль-Каиды» еще впереди — она ждет, когда начнется американская зачистка пуштунских племенных территорий на юге Афганистана. Есть данные, что талибы уже готовят свои отряды, чтобы воспользоваться этим моментом для захвата афганских городов. Причем они рассчитывают на помощь не только пуштунских племен, но и пакистанских джихадистов. Поскольку президент Мушарраф приостановил из-за предстоящих переговоров с Индией традиционную инфильтрацию джихадистов в Кашмир, многие из них готовы уже сейчас отправиться в Афганистан. Не останется в стороне, естественно, и «Аль-Каида», но ее атаки не ограничатся Афганистаном. И если в Европе и Америке это, по всей вероятности, будут теракты против участников «крестового похода», то в соседнем Пакистане Айман аль-Завахири готовит свержение режима. И не исключено, что такую же судьбу Тахир Юлдашев готовит для ташкентского режима.

Террор или герилья?

Как уточнит позже генеральный прокурор Узбекистана Рашид Кадыров, все началось в ночь на 29 марта со взрыва в логове самих террористов — по какой-то причине взлетел на воздух дом, который они снимали в Бухаре. Милиция обнаружила там полсотни бутылок с ингредиентами для производства бомб, инструкции по их сборке, оружие, боеприпасы и исламскую литературу. А также десять трупов — предположительно самих террористов. Кадыров также сообщил о ночном нападении на два отделения милиции в Бухаре — в перестрелках погибли трое милиционеров. А утром очередь дошла и до столицы: две террористки-камикадзе атаковали с интервалом около часа площадь перед крупнейшим ташкентским рынком Чорсу. Погибли шесть милиционеров и один ребенок. Затем на выезде из города милиция задержала автомобиль, в котором были обнаружены пояса шахидов; его водитель оказал вооруженное сопротивление, при этом погиб еще один сотрудник милиции. На следующее утро боевики атаковали милицейский пост в пригороде столицы — в схватке погибли один милиционер и один гражданский. Еще шесть человек было ранено. Перестрелка продолжалась около десяти минут, после чего нападавшие забаррикадировались в одном из близлежащих домов, где после нескольких часов перестрелки взорвали себя. При этом погибли одиннадцать боевиков, пять женщин-камикадзе и три омоновца. 31 марта, на третий день этой герильи, прозвучали два взрыва — в первом случае боевик, при попытке его задержания, кинул в милиционеров гранату, а затем взял двух заложников и заперся в доме. Во втором случае взрыв прогремел в жилом массиве Сабиррахимовского района столицы. Его тут же оцепила милиция, но детали пока неизвестны — узбекские власти строго дозируют доступ журналистов к информации. В столице циркулирует множество слухов и о других вооруженных инцидентах.

Тем не менее пропагандистский характер заявления узбекского президента очевиден с первого же взгляда — атаки неизвестных боевиков явно были направлены не против гражданского населения, а против милиции. Схема атаки шахидок на площадь перед ташкентским рынком Чорсу только подтверждает этот вывод — хотя это место действительно многолюдное, но в ранний утренний час, когда произошел первый взрыв, здесь были лишь убиравшие площадь дворники. И милиционеры из расположенного здесь же, на площади, отделения милиции — причем у них была пересменка и их было больше обычного. А когда прибыла вторая шахидка, площадь уже была полностью очищена от людей, и, как говорят очевидцы, она просто вошла в группу милиционеров и взорвала себя. Другими словами, ташкентские террористы не собирались проводить свои теракты во время праздничных мероприятий или в многолюдных местах. Соответственно, привязка этих терактов властями к Наврузу так же сомнительна, как и назначение «Хизб-ут-тахрир» ответственными за их проведение.

С другой стороны, явная «корректность» ташкентских террористов в отношении гражданского населения и их очевидная неопытность (взрыв дома в Бухаре и неоправданно большие потери в столкновениях с милицией) очень плохо вяжутся с имиджем и почерком ИДУ или «Аль-Каиды». Олег Биченов, замглавы антитеррористического отдела ташкентской милиции, уже заявил, что задержанные являются ваххабитами, но их членство в «Хизб-ут-тахрир» еще не выявлено. Действительно, худшим вариантом было бы сотрудничество «Хизб ут-тахрир» с «Аль-Каидой». Этот союз означал бы сращивание военного опыта немногочисленных эмигрантов ИДУ с неопытными, зато многочисленными местными кадрами «Хизба». Аналитики утверждают, что рано или поздно это все равно произойдет — движение социального протеста в отсутствие легальных возможностей реализации неизбежно принимает самые дикие радикальные формы.

Почва для экстремизма

«Хизб-ут-тахрир» как панисламское секретное общество было основано в 1953 году палестинцем шейхом Таджутином ан-Набхани в Саудовской Аравии и Иордании. Шейх ненавидел «продажные демократии», навязанные, по его мнению, исламским странам Западом, и выступил с лозунгом создания единого мусульманского государства во всем мире — Халифата. Новый же джихад, который создаст этот Халифат, просто неизбежен — мусульмане подвергаются сейчас таким мучениям, притеснениям и давлению, что они непременно поддержат его. Ту же самую программу приняла сейчас к исполнению и «Аль-Каида» — разница между ними примерно такая же, как между меньшевиками и троцкистами. Ибо «Хизб-ут-тахрир» проповедует бархатные исламские революции и глобальный джихад для их пропаганды, в то время как «Аль-Каида» делает ставку на вооруженную борьбу.

По мнению лидеров обеих организаций, страдающее от некомпетентного, коррумпированного и жестокого режима Каримова узбекское общество уже созрело для исламской революции. И начинать надо с перенаселенной и бедствующей Ферганской долины, где проживает более 10 млн человек. Радикальная исламская оппозиция в Узбекистане родилась именно здесь — в городе Намангане, в городской мечети Гумбаз, где в 1987 году, то есть еще при советской власти, нелегально прибывшие сюда эмиссары из Саудовской Аравии, Афганистана и Пакистана встретились с представителями местного духовенства. Они создали партию «Возрождение ислама», целью которой ставилась борьба за построение на территории Узбекистана исламского государства. Тахир Юлдашев был тогда назначен амиром «Адолата» — группы «для оказания помощи правоохранительным органам по искоренению преступности». Однако в феврале 1993 года жесткая политика Ислама Каримова вынудила его перебраться в Афганистан, где он уже стал амиром Исламской партии возрождения Узбекистана. А через шесть лет финансируемые Усамой бен Ладеном отряды Джумы Намангани, руководителя боевых отрядов ИДУ, стали рваться из Афганистана обратно в Ферганскую долину — чтобы запалить эту пороховую бочку. Потому что взрыв в Ферганской долине означает пожар сразу в трех среднеазиатских республиках — в свое время Сталин так провел здесь границы, что после 1991 года эта долина оказалась поделена между Узбекистаном, Киргизией и Таджикистаном.

Главным препятствием на пути бенладеновского экспорта исламской революции в Узбекистан был, однако, совсем не Ислам Каримов, а «панджшерский лев» Афганистана Ахмад Шах Масуд, контролировавший пограничные с Узбекистаном провинции. В конце 2000 года талибы разбили его войска и вышли к границам Узбекистана. Бен Ладен готовил корпус Джумы к решающему наступлению на Узбекистан летом 2001 года — проамерикански настроенный и уже вышедший из Договора о коллективной безопасности СНГ, но сильно перепугавшийся Ислам Каримов, этот «сильный человек» Средней Азии, в мае 2001 года примчался просить помощи в Москву. К тому времени Россия уже и сама начала массовые поставки оружия Северному альянсу Афганистана. США также поспешили на помощь Ташкенту — они блокировали военные поставки Пакистана талибам и ультимативно потребовали от них выдачи бен Ладена. Отсюда и знаменитый «двойной удар» сентября 2001 года: 9 сентября был убит Ахмад Шах Масуд, а 11 сентября произошла террористическая атака на Нью-Йорк и Вашингтон. Однако следствием этой атаки стали военная операция США в Афганистане и разгром талибов.

Многочисленные предложения Запада по развитию Ферганской долины — от межгосударственных ооновских программ до частных программ соросовского фонда или лидера исмаилитов Ага Хана — подчеркивают одно и то же: эту долину необходимо рассматривать как единое целое, а не как три региона трех разных государств. Даже в советское время она оставалась единым народнохозяйственным комплексом, и поэтому его невозможно модернизировать в рамках «бункерной ментальности». Но имперски настроенный Ташкент все подобные проекты блокировал. Региональной кооперации, несмотря на множество международных конференций на эту тему, практически не существует — Каримов любит поучить своих соседей уму-разуму путем тех или иных экономических санкций, начиная с закрытия границ и кончая запредельными таможенными сборами. А иногда просто запрещает своим бизнесменам заключение торговых сделок с Казахстаном или Киргизией.

Советская политика насадила в Ферганской долине монокультуру хлопка. Три года назад, согласно данным Wall Street Journal, уже независимое узбекское государство платило своим хлопковым госхозяйствам 170−180 долларов за тонну хлопка. И потом продавало его за границу по 1300 долларов за тонну. В течение нескольких лет МВФ, Всемирный банк и другие убеждали Каримова лучше оплачивать труд 2,2 млн хлопкоробов. Исследование, проведенное Европейским банком реконструкции и развития, предупреждало, что несоответствующие условия жизни фермеров «способствуют значительному росту популярности исламистских групп в стране». Увы, реакция узбекского президента, поклонника великого Тамерлана, обычно бывает прямо противоположной рекомендациям его западных кредиторов.

В мае прошлого года Европейский банк реконструкции и развития, один из основных кредиторов Узбекистана, провел очередное выездное заседание в Ташкенте. Согласно уставу, ЕБРР может оказывать помощь своим клиентам лишь при условии уважения ими прав человека в стране, а незадолго до этого заседания доклад ООН констатировал, что пытки заключенных в узбекских тюрьмах носят систематический характер. Все ожидали, что в своем выступлении президент Узбекистана в той или иной форме осудит эту практику. Ислам Каримов ограничился лишь благодарностью в адрес банка за его помощь в реформировании узбекской экономики.

Сразу после этой сессии ЕБРР в Ташкенте был арестован, а вскоре осужден на пять лет якобы за «гомосексуальное поведение» узбекский правозащитник Руслан Шарипов. Его адвокат Сурат Икрамов был жестоко избит сотрудниками спецслужб. Это стало началом новой суровой кампании по преследованию правозащитников, независимых журналистов и оппозиции после февральских взрывов 1999 года. Так, по крайней мере, утверждает Human Rights Watch. Сегодня, по данным правозащитных организаций, в тюрьмах Узбекистана сидят 6,5 тыс. мирных оппозиционеров. И если Ислам Каримов позволяет себе подобное обращение с демократической оппозицией, то нетрудно догадаться, как он обращается со своей исламской оппозицией. И какой ненавистью отвечает она ему.

Сейчас правительство США, основной спонсор Узбекистана, оказалось в деликатном положении. В апреле Белый дом должен решить, добился ли Узбекистан того «существенного и продолжительного прогресса» в области прав человека, который позволил бы ему претендовать на дополнительные 50 млн долларов помощи, включаю военную. Над этим же вопросом должен задуматься и ЕБРР — на своем заседании 6 апреля он будет рассматривать вопрос, насколько далеко продвинулся Ташкент по указанным ему год назад направлениям политического и экономического развития. Так что взрывы в Ташкенте действительно случились как нельзя кстати: кто же откажет в помощи союзнику, сражающемуся с мировым терроризмом? Вот только польза от такой помощи будет сомнительна. Как утверждает только что выпущенный доклад международной организации International War and Peace Reporting (IWPR), самой большой угрозой для стабильности Узбекистана является сама власть, ее пренебрежение к правам человека. Именно поэтому всеобщая нищета и хроническая коррупция чиновников дают исламским радикалам шанс «сыграть критическую роль в трансформации любых социальных и экономических протестов в насильственные».

5 апреля 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru