Русская линия
Русский вестник Иоанн Горненский05.04.2004 

Сиятельный север Василия Мангазейского

В обозримой истории для человечества север всегда имел свою заповедную притягательность. Одних к нему манила полярная безбрежность, чудеса небес, полярное сияние. Других туда увлекает простор свободы, возможность скрыться от сизифова гнета, цепей закона и пребывать на вольных хлебах. Путешественников притягивают необозримые ледяные поля и неведомые земли, о которых с древнейших времен ходят легенды у местных аборигенов. Монахов и отшельников север манит своей чистотой, безмолвием льдов, лесов и островов.

Собирая для журнала «Верхотурская старина» материал о старце Макарии Актайском, друге Царской семьи, я натолкнулся на небольшую заметку в старом журнале о праведном Василии Мангазейском (память чтится Православной Церковью 23 марта/5 апреля), где сообщалось, что мощи его были перенесены игуменом из Мангазеи в Тихвинский монастырь. До этого времени я только единожды слышал это имя на службе в Великоустюжском храме, где во время литургии назывались имена северных святых. Я стал искать сведения о его жизни. В библиотеке Тобольского музея прочитал в какой-то книжице, что после разгрома инородцами Мангазеи мощи Василия Мангазейского были вывезены игуменом Тихоном в Новую Мангазею, в Троицкий монастырь. Дальше в этой книге сообщалось, что во время революции монастырь был закрыт, и дальнейшая судьба мощей неизвестна.

Не без трудов, немного времени спустя, я узнал, что Новая Мангазея — это ныне поселок на Енисее — Туруханск, который находится на месте впадения в Енисей Нижней Тунгуски. Место это было известно в основном по ссылке туда многих так сказать «выдающихся революционеров», но в современности сей град не пользовался никакой такой особой славой.

Прошло еще несколько лет, прежде чем Господь помог мне совершить туда поездку. Мне сразу повезло: на пристани я встретил игумена монастыря, который провожал журналистов из Норильска. А вскоре с батюшкой и еще одним паломником мы ехали в газике по Туруханску. Отец Агафангел в дороге рассказывал нам о возрождении монастыря, его хозяйстве, гостях, которые приезжают в обитель. Он сразу утешил меня, сказав, что завтра я смогу узнать кое-что по интересующей меня теме о мощах Василия Мангазейского. На ночлег мы остановились в домике немногочисленной братии монастыря, в котором, кроме отца Агафангела, жили еще двое монахов.

После трапезы батюшка показал нам свое хозяйство: огород, теплицу, где они выращивали зелень, полностью обеспечивающую нужды монастыря. Затем за чаем мы долго беседовали, и отец Агафангел поведал мне о трудном, длительном пути восстановления монастыря, а также открыл тайну нахождения мощей Василия Мангазейского. Переночевав с паломником в обители батюшки, я на следующий день с отцом Агафангелом навестил местного мэра, который постоянно оказывает посильную помощь обители.

После чего мы с ним вместе отправились в местный краеведческий музей. Там мы тепло были встречены директором музея, добрейшей Татьяной Юрьевной, которая показала нам свои экспозиции и поведала историю этого замечательного края.

Уже в новое время на севере казаками были построены таможенные крепости, быстро превратившиеся в большие торговые города. Одним из таких городов и была Мангазея. Согласно летописи она была основана как таможенный пункт сбора ясака и защиты русских поселенцев от нападения местных инородцев.

Еще основателями называют князя Мирона Шеховского и Данилу Хрипунова. Это событие произошло в 1600 году в 200 верстах от устья реки Таз.

Город стоял на крутом берегу реки и имел удобное стратегическое значение. Взять его приступом было практически невозможно. Объехать кругом по оврагам и ложбинам в летнее время тоже нельзя. И вот Мангазея становится форпостом северной Сибири. В то время по некоторым данным в городе было более 500 изб, а население доходило до 2000 человек, что по тому времени для такого удаленного городка было весьма приличными цифрами.

Долгое время здесь была большая северная ярмарка, куда кроме инородцев, доставляющих рыбу и пушнину, приезжали купцы из Волжской Булгарии и даже далекой Бухарии и иранского царства. Есть данные, что побывали купцы из далекого Китая, а также из Европы. В окрестностях старатели намывали много золота, пушнину, которых в лесах севера было изобилие. А в старину пушнина называлась золотом; поэтому Мангазея называлась златокипящей.

Но вскоре начался закат сего замечательного града. Официальная доктрина гласит, что Царь перенес таможню и запретил северный торговый путь для европейцев, чтобы упрочить положение русских на севере. Однако уверен, что истинные причины гибели этой «заполярной жемчужины» были совсем иные. Как некогда Содом и Гоморра и многие другие подобные города, от которых не осталось никаких следов, а только легенды, Мангазея была наказана Всевышним за гибель невинного праведника, а праведником этим и был разыскиваемый мною Василий Мангазейский.

Судьба его во многом схожа с судьбой другого северного подвижника, прибывшего в Югорию из центра России немного ранее Василия — Симеона Верхотурского. Так же, как и Симеон праведный, Василий прибыл на Урал из Московии, так же праведно жил на севере, почитая Господа, его угодников и тоже принял мученическую кончину.

Мощи обоих праведников были утрачены, а затем чудесно явлены Господом и помещены со временем в святых обителях.

Что касается жития великомученика Василия, то в изданной в 1910 г. в Петербурге книге, озаглавленной «Житие Василия Мангазейского», — повествовании о начале Туруханского Троицкого монастыря говорится: «…Василий Мангазейский был родом из Ярославля, сын некоего мужа Федора. Он приехал в 19 лет в Мангазею по приглашению родственника во времена царствия Бориса Годунова. Там у одного купца он работал приказчиком в лавке.

Однажды в Воскресный день боголюбивый Василий, как всегда, пошел в храм на утреннюю литургию. Тогда хищники воспользовались этим и выкрали в лавке врученный ему товар. По возвращении Василия купец начал дознаваться, куда подевались товары, не поверив объяснению отрока, а, узрев в нем сообщника грабителей, передал его в руки воеводы Пушкина. Злой мытарь вначале долго пытал его, а потом убил, ударив связкой ключей. Гроб же со страдальцем приказал бросить в болото в попираемое место, где проходила дорога. Однако гроб, вскоре переломив доску, вышел наружу…»

От него происходило множество чудес. Забытый праведник, как и Симеон Верхотурский, явился во сне некоторым благочестивым людям и открыл свое забытое имя и тайну своей кончины.

Тогда местные жители построили часовню, где и были помещены останки новомученика Василия. И вскоре тобольским архиепископом Симеоном мученик Василий был канонизован. В это время гнев Божий постиг нечестивый град, где совершилось злодеяние над праведником. Почувствовав слабину города, в 1648 г. на него напали юраки (ненцы), которые подожгли его своими горящими стрелами, от чего он сгорел почти дотла. Уцелевшие от пожара жители бежали за Таз в Туруханский край, где в 1672 г. был заложен город Новая Мангазея.

Основателями его считаются Давид Жеребцов, Курдюк Давыдов и стряпчий Даниил Наумов. С этим временем связно также основание Туруханского Троицкого монастыря. О жизни его основателя, так же как и о жизни мученика Василия мало что известно. Родиной его считается Великий Устюг. Будущий игумен после долгих странствий по Сибири приходит в Енисейск, где постригается в монахи. Приняв благословение настоятеля Енисейского Спасского монастыря, Тихон, взяв в товарищи монаха Дионисия, пустился в лодке с другом в далекий путь по Енисею, и осенью 1656 г. достиг города Новая Мангазея, где и зазимовал. Весной 1657 г. с тем же Дионисием и еще тремя новыми послушниками они поплыли вниз по реке Турухан, подыскивая подходящее место для строительства монастыря. Таковое они, наконец, нашли на правом берегу Нижней Тунгуски, недалеко от ее устья.

С одобрения и с помощью Царя Алексея Тишайшего и благословения архиерея Тобольского в 1660 г. на указанном месте был заложен мужской Троицкий монастырь. После завершения строительства первого храма отцу Тихону было видение в тонком сне Василия Мангазейского, который призвал его перенести свои мощи из Старой Мангазеи в новую обитель. А так как видение повторилось более настойчиво еще дважды, а ехать к тобольскому владыке было далеко, то, не дожидаясь благословения епископа, отец Тихон сам отправился в старую Мангазею. Путь был неблизок и весьма труден, ибо дело было зимой, но в пути происходило множество чудес: находились олени и птицы, и неведомые проводники, и знаки указывали монаху дорогу, его олени летели без устали с фантастической скоростью и незримая божественная сила его кормила и согревала в пути. Вернувшись в Туруханск, Тихон поместил мощи во вновь отстроенной церкви. К сожалению, железная пята революции прошла весьма жестоко, невзирая на удаленность от центра, по Туруханскому краю, в первую очередь разрушив в нем храм и монастырь. Во время революции мощи из монастыря вместе со многими его реликвиями и раритетами бесследно исчезли. Только с 90-х годов ХХ века начинается новое возрождение святой обители.

В 1991 г. местной общине был отдан полуразрушенный храм для восстановления. Приезжал красноярский владыка Антоний и на территории полуразрушенного храма совершил первый молебен. С этой времени и начинается возрождение порушенной обители. Первым настоятелем вновь открытого храма был отец Павел, но до 1996 г. приходская жизнь в так называемом «безбожном красном поясе» теплилась, была в зачаточном состоянии.

Тогда еще не были обретены мощи Василия Мангазейского, а об их нахождении ходили самые противоречивые слухи.

Местные жители считали, что во время революции раку с мощами привязали к хвосту лошади и, погоняя ее, разметали их по дорогам. Другие утверждали, что видели их в полицейском управлении. Было также известие, которое восходило к святителю Войно-Ясенецкому, отбывавшему здесь ссылку в 1920-х годах. Святитель-врач утверждал, что видел раку с мощами, стоящую на санках эвенка возле храма, но куда они потом делись, ему было сие неведомо.

Однако многие местные жители верили, что по наущению Божию этот самый эвенк спрятал мощи где-то в лесу, и с тех пор о судьбе мощей более ничего неизвестно. Поэтому неудивительно, что даже священники в Красноярске не ведали о современном нахождении мощей великомученика Василия.

Однако, по словам отца Агафангела, мощи с 1997 года вновь обретаются в монастыре. Он мне также поведал и то, как они были найдены. Еще задолго до открытия монастыря откровице Надежде, жительнице Туруханска, было видение. В нем некий таинственный голос ей вещал, что мощи Василия Мангазейского будут обретены лишь при восстановлении святой обители. Говорили, также, что перед Великой Отечественной местные жители видели Василия Мангазейского, парящего в воздухе и благословляющего свой град, видимо, давая понять местным жителям, что он блюдет сей град под своим покровительством.

При раскопках в храме в 1997 г. нашли часть утвари и порубленную раку, церковное облачение и, наконец, были найдены мощи, перемешанные с землей. В природе в это время стали происходить дивные явления. В небе над Енисеем возникло три радуги с необычайно ярким сиянием, облачное до этого небо очень быстро очистилось, и на востоке появилось удивительное невиданное до сих пор зарево.

Дополнил рассказ отца Агафангела отец Софроний. Во время раскопок перед храмом монастырского кладбища было найдено множество костей, которые потом перезахоронили. Среди них были хорошо сохранившиеся кости желтого цвета, которые по-видимому, считает отец Софроний, принадлежали праведнику, согласно афонской традиции. В это время один послушник, участник раскопок, вошел в храм и увидел там незнакомого монаха в облачении старых времен, но потом тот быстро исчез и, кроме этого парня, его более никто не видел. Отец Софроний полагает, что возможно это был знак от бывшего настоятеля отца Тихона, часовня с останками которого находилась ранее возле монастыря на берегу реки.

Мощи же Василия Мангазейского были поставлены в раке под сенями в главном храме и к ним начали приходить паломники. Судя по письмам паломников, о чем мне впоследствии поведала местная инокиня матушка Анастасия, от мощей происходит множество чудотворений. Говоря о планах возрождения Троицкого монастыря и будущем Православия в Туруханском крае, игумен Агафангел сказал, что нужно заняться укреплением берега, ибо каждый год его размывают весенние паводки. Потом нужно будет восстановить часовню первого основателя монастыря игумена Тихона, уничтоженную советской властью и, конечно, продолжать миссионерскую деятельность, которой всегда славилась наша обитель.

За время своего служения в Туруханске батюшка уже сделал немало. Открыт приход при его содействии в поселке Бор. Храм построен в честь Василия Мангазейского. Планируется строительство храмов и в других местах. В поселках Фарково и Ворогово отцом Агафангелом были окрещены местные изъявившие желание селькупы. В селе Объединенное возле Верхнее-Имбатского был проведен диалог с местными староверами — беспоповцами. В Старом Туруханске батюшка освятил место для часовни и совершил панихиду на местном кладбище. В дальних планах, конечно, возрождение во всем величии Троицкого собора с куполом и колокольней, разрушенными безбожной властью, и восстановление сожженных братских корпусов. — Но и сейчас мы рады заезжающим паломникам и обеспечиваем их жильем, а для желающих потрудиться на благо монастыря найдутся и пища, и кров, и рабочая одежда, — сказал о. Агафангел.

Всем, кто желает помочь возрождению святой обители, просьба присылать пожертвования по адресу: 663 230 Россия, Красноярский край, г. Туруханск, а/я 125 игумену Агафангелу.

Счет: Туруханск ОСБ — 2399
р/с 40 703 810 031 500 099 584
к/с 30 101 810 800 000 000 000
БИК 40 407 627,
ИНН 2 437 006 455 на восстановление Свято-Троицкого Туруханского монастыря.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru