Русская линия
Вера-Эском Евгений Суворов01.04.2004 

Помощники нам нужны…
Тихо в таежном монастыре Великим постом

У мощей

Дни Великого поста — особые дни покаяния и плача о своих грехах. Все христиане спешат в храмы на службы, некоторые едут в монастыри, чтобы в святой обители очиститься от всего суетного и достойно приготовиться к встрече Господа нашего Иисуса Христа, Который грядет в великий христианский праздник — Воскресение Христово.

Вот и мне довелось в этот Великий пост побывать в нашей северной обители — Троице-Стефано-Ульяновском монастыре, что в трехстах километрах от Сыктывкара. На службах в монастырском храме Соловецких чудотворцев Зосимы, Савватия и Германа тихо и пустынно. Богомольцев — местных старушек — всего человек десять, да три-четыре послушника. Высокий и аскетически худой батюшка Серафим неспешно ведет великопостную службу. Ему подпевают трое монахов. В храме полумрак, к чему не сразу привыкают глаза. Наконец, все святые на иконах проступают ясно и отчетливо.

Сбоку в слабом зеленоватом свете, при мерцании лампад взору открывается ниша с мощами ульяновских строителей — Матфея, Паисия, Феофилакта и Амвросия. Я прикладываюсь к их ракам и встаю рядом с ними. Старцы очень многим помогают своим молитвенным заступничеством пред Господом. Вот и во время этой службы около мощей, склонившись подолгу на коленях перед каждой ракой, о чем-то умоляют чудотворцев молодая мама с маленьким мальчиком. Я видел, что и мальчик, и мама долго исповедовались в своих грехах, потом благоговейно подошли к причастию, приняв Св. Дары. На следующий день они так же молились на коленочках перед мощами, снова исповедовались и причастились, а после службы прошли соборование.

После соборования, очищающего от всяких грехов и исцеляющего все наши духовные и телесные недуги, я разговорился с Маргаритой и ее девятилетним сыном Ванечкой. Оказалось, что они приехали в монастырь из Вуктыла. Приезжают на поклонение к мощам уже на протяжении нескольких лет по несколько раз в год, поскольку ощущают помощь от ульяновских старцев во всевозможных недугах.

— С рождения у дочери было внутричерепное давление, — рассказывает Маргарита. — И сколько я ни лечила ее лекарствами, сколько мы ни лежали в больницах, ничего ей не помогало. Она в младших классах уже все мучилась. Придет домой: «Мама, у меня голова болит!» — уткнется в подушку и плачет. А от таблеток ей только хуже.

И вот однажды с ней лежала в больнице верующая женщина. Она и посоветовала нам обратиться к священнику. Тогда у нас на Вуктыле служил о. Роман. Он и порекомендовал мне свозить дочку в Ульяновский монастырь. Я ее сюда привезла, она прикладывалась к мощам. И когда мы вернулись в Вуктыл, дочка перестала жаловаться на головные боли. Но прошло полгода, и снова боли вернулись. Мы опять приехали в монастырь, и опять голова перестала болеть на какое-то время. И вот так мы с ней пять лет ездили сюда. Сейчас дочке 15 лет, и, слава Богу, головные боли почти совсем прошли.

А в этот раз мы приехали из-за сына и меня. Ваня в школе баловался с мальчиками и ударился головой о бетонный пол, получил сотрясение мозга. После этого у него стала кружиться голова и постоянно тошнило. Даже когда сюда приехали, еще рвало. А как приложился к святым мощам, так у него все прошло. На глазах переменился, поправился. У меня последнее время тоже что-то голова стала сильно болеть, появилась бессонница. В первый же день по приезду в монастырь после того, как я прикладывалась к мощам, стала себя чувствовать лучше. Таблетки мне не помогают, а вот святые — помогли.

— А почему вы так долго стоите перед каждой ракой? — спрашиваю я Маргариту.

— Молимся каждому святому, просим здоровья, чтобы они избавили от болезней.

Запись в журнале

Эконом обители о. Мелетий, рассказывая об этой благочестивой семье, сказал: «Они только вчера приехали. Ваня такой понурый был, такой больной, лица на нем не было, а теперь вот ожил, повеселел. Бегает, предлагает всем рисунки, которые нарисовал вчера после выздоровления. Так мощи благотворно действуют на всех, кто к ним с верой припадает».

— А это что за иконы лежат на мощах? — спрашиваю о. Мелетия.

— Это благословение со Святой горы Афон, икона Иннокентия Иркутского, — отвечает батюшка, показывая на большую икону сибирского святителя. — Она со святой землей, где мощи святителя почивают. А это иконка Николая Чудотворца, написанная тоже на Афоне. Когда паломники к нам приезжают, они привозят свои иконки, кладут на мощи, чтобы освятить. Хотя иконы и так святы. Но такая вот традиция у нас установилась — как в Дивеево, где паломники просят сестер положить их иконки на раку с мощами батюшки Серафима. Так же и масло в лампадках у нас освящается от мощей, мы его разливаем в специальные баночки, подписываем: масло освящено на мощах устроивших эту святую обитель священноархимандрита Матфея, эконома Феофилакта, казначея Паисия и духовника Амвросия. Оно тоже имеет целительную силу.

На мощах лежит журнал, в котором записываются случаи чудесной помощи. Раба Божия Галина оставила такую запись: «Была зимой в Ульяновском монастыре. Приехала с букетом болезней. Молила слезно с верою и надеждою преподобных Феофилакта, Паисия и Матфея. У меня была болезнь крови, болели почки, печень, голова. После того, как приложилась к мощам, почувствовала облегчение».

«Прикладывался к частицам мощей о. Феофилакта и о. Паисия, которые находятся у меня дома, — пишет некто В. Игушев. — До этого сильно болела голова. После того, как помолился и приложился к мощам, боль исчезла».

Приведу еще несколько записей в журнале, которые говорят лучше каких-либо других слов:

«Молитвами святых отцов обители и благодатного благоухания, исходящего от мощей, я избавилась от боли в ногах. А какая сильная боль была, одному Богу известно. Врачи помочь не могли, а Господь помог. Нина, г. Ухта».

«Мучила очень сильно зубная боль. Приехал в монастырь 8 марта 97-го года. На следующий день посетил храм, приложился к мощам. Боль постепенно стала проходить. Спустя десять дней боль совсем исчезла. Раньше меня постоянно мучили головные боли, но по молитвам святых старцев боли стали значительно реже. Александр, 20 мая 1997 г.»

«До приезда в Троице-Стефано-Ульяновский монастырь болел мигренью, не видел боковым зрением. Прикладывался к мощам преподобных Матфея, Паисия, Феофилакта и Амвросия. Болезнь после этого прошла. Стал постоянным прихожанином храма. Исповедуюсь, причащаюсь. Молился также в монастыре у раки мученицы Иулиании и прикладывался. Болезнь сильно переживал, так как пришлось уволиться с работы шофера. Р. Б. Александр, г. Сосногорск».

— К сожалению, многие паломники, получив исцеление от мощей, стесняются об этом рассказывать и писать в журнале, — говорит настоятель монастыря о. Роман (Овсиенко). — Но некоторые присылают мне письма, благодарят за молитвенную помощь, за исцеления, просят помолиться (настоятель показал целую кипу писем). На все даю ответ. Многие просто ищут духовного совета.

Освященное масло мы раздаем не только от мощей, но и от чудотворной иконки Спасителя, чудесным образом обретенной в Москве в доме купчихи Окороковой сборщиками иеромонахом Паисием и иеродьяконом Феофилактом. На открытии монастыря было знамение Божие: одна христианка, Анна Казакова, вернула монастырю эту святыню. Сама она родилась в селе Руч, где все это время, пока монастырь был закрыт, икона хранилась у них в доме. Она с детства запомнила добрый лик Спасителя и надпись на иконе: «Приидите ко мне все труждающиеся и обремененные и Аз упокою вы». Потом она переехала в Сыктывкар, но, когда монастырь открылся, она вспомнила про икону и вернула ее монастырю.

Труды и искушения

— Какие изменения произошли у вас в монастыре за последнее время? — спрашиваю о. Романа.

— Появилась свечная мастерская. Приобрели недавно с помощью благотворителей. Свечки пока катаем только для своих нужд. С Божией помощью вот сделали сыроварню. Нам ее пожертвовала одна благотворительница несколько лет назад, но до сих пор не представлялось возможности ее установить — не было помещений, да и руки не доходили. Сейчас вот посоветовались и решили определить сыроварню в пекарню — одно другому не помешает. Отец Мелетий помог наладить производство. Сыр тоже пойдет на нужды монастыря.

Недавно приобрели купол для часовни Божией Матери «Живоносный источник». Большую сумму пожертвований на купол собрала раба Божия Любовь из Пятигорска. Она нам и на колокола насобирала, и на «уазик». Деньги на наш монастырь Любовь Николаевна собирает по благословению настоятеля Свято-Духового монастыря отца Георгия из Тимашевска, духовного отца владыки Питирима.

— Какие проблемы существуют сейчас в монастыре? — спрашиваю настоятеля.

— В основном экономические. Очень много дров нужно на отопление всех храмов. Каждый день уходит машина дров за тысячу рублей. Представьте себе 50 печек, и все надо протопить. А самим заготовлять дороже получается. Лучше уже готовые дрова покупать у населения. И они довольны, и мы: у них есть возможность заработать, и мы не несем лишних издержек. Но все равно дров не хватает. Успенскую церковь на кладбище, где находится чудотворная икона Спасителя, мы не протапливаем.

Еще проблема — переселение местных жителей из монастырского корпуса. Нет у нас таких средств, чтобы на каждую семью выделить по 150 тысяч. Осталось переселить семь семей. Так они до сих пор и живут на территории монастыря. Монашествующих вместе с трудниками сейчас в монастыре 60 человек, за электроэнергию в феврале мы заплатили 12 тысяч — и так каждый месяц. А живем только на пожертвования. Жертвуют в основном такие же бедные люди, пенсионеры, но и некоторые предприятия тоже помогают. А в богатую организацию придешь помощи просить — даже на порог к начальнику не пускают. Но мы все равно не только себя кормим, но еще стараемся помогать нуждающимся. Вот только что ездили в Усть-Куломский сиротский дом и детскую больницу, отвезли подарки детям, договорились о проведении пасхального концерта. Завтра поеду по приглашению в Вуктыл. Возьму с собой святые мощи, хранящиеся в нашем монастыре, Елизаветы Федоровны, Анны Кашинской, преподобного Феодора… У нас много мощей вселенских святых, часть которых владыка отделил из креста-мощевика, обретенного в Вотче.

— И вот не знаю, стоит ли говорить, — вдруг вспомнил о наболевшем батюшка. — До меня доходят совершенно невероятные слухи, которые распространяются о нашем монастыре. Говорят, будто у нас трудники изнасиловали пятилетнего ребенка. Мне об этом уже не один священник говорил. У нас такого случая не было. Я могу поклясться в этом на Кресте и Евангелии. Также распространяют слухи, что якобы я лежал в психбольнице. Самое огорчительное, что эти выдумки распространяют не атеисты, а люди, называющие себя православными. Сейчас время и так жестокое, храмы и монастыри душат налогами. В налоговой к нам относятся как к потенциальным преступникам. Так что нам-то, православным, наоборот, надо держаться друг за друга, молиться, помогать друг другу.

Братские кельи

На второй день моего пребывания в обитель приехала большая паломническая группа работников Южных электрических сетей. Эконом обители о. Мелетий, сам прежде работавший в этой организации, повел экскурсию по монастырю для своих бывших сослуживцев. Начал он с храма преподобных Зосимы, Савватия и Германа, где и рассказал об истории монастыря.

— …Как только мощи ульяновских строителей были обретены и установлены раки в этой нише, — доносится до меня рассказ о. Мелетия, — так сразу же к мощам стали приходить вещи преподобных. Пришел вот этот посох священноархимандрита Матфея, долгие годы находившийся в Национальном музее Сыктывкара. Он был вручен архимандриту Матфею архиепископом Вологодским Палладием как символ духовной власти за заслуги в обустройстве этой святой обители. Посох был усыпан драгоценными камнями. Потом какие-то камни были выковыряны, заменены на простые, но все-таки некоторые остались. Рукоятью этого посоха, как крестом, старец благословлял паломников, которые к нему приходили…

Величественный, чуть ли не двухметровый посох закреплен на стене в продолговатом ящике под стеклом, рядом с мощами.

Затем экскурсия идет в летнюю трапезную и в колонный зал, рассчитанный на пять тысяч человек. В обоих этих просторных помещениях уже при возобновлении монастыря были сделаны новые настенные росписи, запечатлевшие всю историю христианства на Руси, крещение зырян Стефаном Пермским и историю становления и возрождения обители. На восточной стене в полный рост изображены ульяновские строители. Штукатурка уже во многих местах обвалилась, росписи кое-где сильно повредились, но ульяновских святых эта беда не затронула. Затем желающие могли подняться на колокольню и обозреть живописные таежные дали, открывающиеся с необычайной высоты.

Показал о. Мелетий паломникам и новый голубой купол с золотыми звездами, изготовленный по специальному заказу инженерным центром «Грант» г. Волгодонска для часовни иконы Божией Матери «Живоносный источник». Высота купола с крестом и барабаном 6 метров 20 сантиметров. А сама кирпичная часовня по размерам напоминает больше храм. В ней сейчас находится единственная в монастыре колонка, подающая воду с большой глубины. Как раз в этот день была заключена договоренность между монастырем и сыктывкарским предпринимателем на продажу ульяновской воды. «Вода признана целебной, помогает от желудочных болезней», — говорит о выгодной сделке эконом обители.

— У монастыря большое хозяйство, — дальше рассказывает о. Мелетий. — Сейчас у нас 29 голов крупного рогатого скота вместе с телятами. На той неделе каждый день коровы телились. Такая радость для нас всех была! Есть у нас и курочки, 16 штук, несутся каждый день. Сейчас пост, так что мы все складываем, а на Пасху к разговению будем готовить пасхальные яйца. Есть у нас козочки, овечки, кролики быстро размножаются. Живность прибывает, так что даже не хватает места. Надо строить новые помещения.

У нас есть монастырские поля. В прошлом году убрали 400 мешков картошки, так что до сих пор себя кормим. Еще у нас большие сенокосные угодья. Мы сдаем их местным жителям в «аренду»: 60 копен они себе забирают, 40 — нам. На наших машинах также местные работают. Сейчас мы с ними ладим. Они и штукатурные работы помогают делать.

Дел в монастыре много, особенно весной, когда начнется работа на полях. Хорошо бы помощников побольше. Приглашаем всех желающих потрудиться во славу Божию, пожить, сколько понравится. Я у каждого вновь приехавшего спрашиваю: «Что ты умеешь делать?» Недавно вот инженер пришел, начальником работал. «Ничего, — говорит, — не умею, нет у меня никакого таланта». Я ему одно послушание поручил, другое, и он нашел себя в портняжничестве. Такие изумительные вещи шьет, рукавицы, салфетки, сейчас вот скуфейки для братии. Главное — все делает очень умело и быстро. У всех есть какой-нибудь талант, только иногда сам человек об этом не знает. А один послушник уверял меня, что не умеет готовить. Я говорю ему: «Попробуй!» Сейчас от кухни не отходит. И все ведь вкусно у него получается.

— Нарушителей дисциплины мы в обители не держим, — вздыхает о. Мелетий. — Но для желающих исправиться есть выбор: или уйти из монастыря, или отправиться в добровольный затвор. Есть у нас такая затворническая келия. Там только кровать и стол. Запирается он там на два-три дня, мы приносим ему еду, зато потом может выйти совершенно другим человеком.

Посмотрел я и на эту затворническую келью. Похожа она больше на тюремный карцер, метра три в длину и полтора в ширину. Только иконки, духовная литература о смертных грехах нашего века и Апокалипсис. Говорят, что это не тюрьма, а монастырская «усмирительная комната». Среди нынешних ульяновских трудников немало тех, кто еще недавно сидел в настоящих тюрьмах, а потом, выйдя на «волю», оставшись без квартиры и средств к существованию, пришел в монастырь. Обычно такие люди от своих тюремных привычек, а тем более от греховной жизни, сразу не отучаются. Недавно в монастырь привезли таких вот неустроенных «бомжей», которые отморозили себе ноги и грелись в Сыктывкаре около вечного огня. Монастырь их не только приютил, но и лечит сейчас за свой счет.

— А на рождественские каникулы возили детей в воркутинский детский лагерь «Заполярный», — делится батюшка последними новостями. — Туда дети съехались со всей России. У нас самая большая группа получилась. Для ребят это великая радость.

Здешние дети в воскресную школу ходят. Сделали мы для них спортивный зал, оборудовали библиотечку, чайную. И дети довольны, и родители. Недавно приезжал к нам представитель из МВД, говорил, что до открытия монастыря среди ульяновских была самая большая преступность, а сейчас нет правонарушений. И слава Богу.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru