Русская линия
Профиль, журнал Николай Силаев30.03.2004 

Джихад Европы

Новый косовский кризис может стоить дороже старого. В лице «этнически чистого» албанского Косова Евросоюз заполучит собственную «Ичкерию», наличие которой может поставить под удар все усилия по созданию единой Европы.

Албанские экстремисты снова выигрывают. Прибытие в Белград самолетов МЧС с гуманитарной помощью и визит Сергея Шойгу на Балканы выглядят, как размахивание кулаками после драки. Главная цель экстремистов — отъезд еще нескольких тысяч сербов из края — достигнута. В какие бы рекордные сроки МЧС ни развернуло бы палаточные лагеря, домой беженцев уже не вернешь.

НАТО завоевало фактическую независимость для косовских албанцев около пяти лет назад. С тех пор край покинули 200 тыс. сербов. Ни НАТО, ни Евросоюз, ни ООН не могут ничего с этим поделать. Пристальное внимание к последним погромам в Косове даже сложно объяснить: с чего бы это вдруг международное сообщество так озаботилось проблемой, которую оно в упор не видело на протяжении пяти последних лет?

Формально в крае есть законно избранный президент, судебная система, международный миротворческий контингент и международная полиция. Но на практике ни один из этих полезных институтов не работает. Это видно уже из последних событий в Косове: силы KFOR не могли остановить беспорядки в течение нескольких дней, притом что нуждающихся в охране сербов в крае не так и много — порядка 80 тыс. Что же касается косовских судов, то они укомплектованы в основном албанцами, которые при рассмотрении любых дел предпочитают играть в одни ворота. Решения дипломатов в таких условиях мало чего стоят. Рычагов для реализации этих решений попросту нет.

Ни для кого не секрет, что настоящая власть в крае принадлежит наркобаронам и работорговцам. По некоторым оценкам, более 90% наркотиков, попадающих на западно-европейский рынок, проходит через Косово, тем более что крупнейший в Европе район их производства — Албания — находится по соседству. Оборот косовской наркоторговли достигает нескольких сотен миллионов долларов. Приблизительно столько же составляет оборот торговли секс-рабынями.

За последние несколько лет Косово превратилось в идеальную базу для организованной преступности. Ее лидеры, многие из которых, кстати, являются бывшими боевиками албанской Армии освобождения Косова, могут чувствовать себя на территории края в полной безопасности. Дело за малым — избавиться от международной опеки, которая привлекает слишком много внимания к ситуации в крае.

На прошлой неделе президент Косова Ибрагим Ругова потребовал скорейшего юридического оформления независимости края. По его мнению, только таким образом можно остановить насилие в Косове. Однако албанским экстремистам не обязательно дожидаться, пока Косово объявят самостоятельным государством. Сократить международное присутствие в крае можно и другим путем.

Назовем вещи своими именами: Косово как международная политическая проблема будет существовать лишь до тех пор, пока в крае остается сербское население. Хочет этого кто-то или нет, но де-факто есть довольно жесткое правило: защита этнических меньшинств может быть поводом для международного вмешательства, а наркоторговля — внутреннее дело каждого отдельного государства. Международные миротворческие силы не занимаются отловом наркобаронов.

Так вот, с отъездом из Косова последней сербской семьи присутствие миротворцев и чиновников из ОБСЕ и ООН на территории края потеряет смысл за отсутствием этнического меньшинства, требующего защиты. Похоже, именно этого и добиваются албанские экстремисты, организовавшие погромы. Складывается также впечатление, будто некоторая пассивность KFOR объясняется как раз тем, что наши европейские партнеры тоже не прочь избавиться от косовских сербов и наконец-то бодро отрапортовать о решении проблемы. Включив в рапорт ритуальную фразу о необходимости возвращения беженцев.

Исламистский Евросоюз

Другой вопрос, что «этнически чистое» албанское Косово может породить еще больше проблем, чем их порождает Косово нынешнее, албанско-сербское.

Крупный криминальный анклав, каковым сейчас является этот край, не может существовать автономно. Подобные анклавы, как показывает опыт нашей Чечни, неизбежно распространяют свое влияние на прилегающие территории. Косово уже является центром, в который стягиваются нити, идущие от организованных преступных группировок в Албании, Македонии и, как ни странно, Сербии. Более того, албанская преступность стала уже общеевропейским явлением.

Бывшие боевики Армии освобождения Косова успешно потеснили старую добрую коза ностру в Италии. Они полностью поставили под свой контроль скандинавский наркорынок и более чем наполовину завоевали британский. Полтора года назад, когда лондонская полиция предотвратила похищение Виктории Бэкхем, жены футбольной звезды Дэвида Бэкхема, стало известно, что к подготовке этого преступления были причастны представители албанских преступных группировок.

В свое время много слов было сказано о сходстве Косова и Чечни (в период ее истории между Хасавюртом и рейдом Басаева на Дагестан). Есть смысл сказать и о различиях. В отличие от масхадовской Чечни, на территорию которой де-юре распространялся суверенитет России, Косово — район, находящийся под управлением ООН. Контртеррористическую операцию здесь так просто не проведешь. Значит, «европейская Чечня» таковой на неопределенный срок и останется.

Выходом здесь могли бы стать изоляция Косова и жесткое выдавливание албанской преступности с территории Евросоюза. Скорее всего, ЕС так и поступит. Проблема только в том, что подобная тактика имеет свои естественные ограничения.

Еще пять лет назад албанский экстремизм содержал в себе ощутимый исламистский привкус. В последние годы он не слишком заметен, но это объясняется только тем, что лидеры экстремистов не испытывали особой нужды в идеологическом обеспечении собственной власти: все свои цели они и так достигали.

Впрочем, все может измениться. Дрейф албанских экстремистов к радикальному исламизму, возможно, будет продиктован простым соображением. На территории Евросоюза албанская организованная преступность может найти сильного союзника в лице европейских исламских организаций.

Западная Европа все в большей степени исламизируется. Многочисленные мусульманские общины имеются на территории Франции (более 5 млн. человек), Германии (3−4 млн.), Великобритании (около 3 млн.). Конечно, подавляющее большинство европейских мусульман — никакие не радикалы. Тем не менее экстремистское меньшинство заявляет о себе все громче. Об этом свидетельствуют, в частности, недавние теракты в Мадриде. Едва ли террористы могли их осуществить, не обладая солидной «группой поддержки» на территории Испании.

В общем, картина может оказаться вполне апокалиптической. Албанские экстремисты внесут в уставный капитал «совместного террористического предприятия» надежно защищенную от внешних воздействий базу в Косове и финансовый ресурс, образовавшийся от торговли наркотиками и людьми, а европейские радикальные исламисты — ресурсы людской и организационный. По сути, это будет второй Евросоюз, только теневой и очень агрессивный.

Как Евросоюз настоящий мог бы себя защитить — пока не очень понятно. В области европейской безопасности сложилась довольно любопытная ситуация. С одной стороны, наднациональные структуры, отвечающие за эту самую безопасность, пока выглядят почти декоративными. С другой — национальные системы безопасности стран, входящих в ЕС, ослаблены. И ослабляет их, в частности, такая замечательная вещь, как Шенген. Отмена внутренних границ в Евросоюзе обеспечивает его жителям комфорт, однако сильно затрудняет работу полиции и спецслужб.

Варианта действий может быть два. Либо ускоренное строительство на месте ЕС супергосударства, обладающего значительным силовым потенциалом, либо постепенное сворачивание эксперимента по политическому объединению Европы и — для начала — восстановление контроля на внутренних границах.

Больше верится во второе. Политическая интеграция в Евросоюзе явно забуксовала, что видно из провала проекта европейской конституции. Любые попытки двинуть эту интеграцию вперед наталкиваются на возражения малых стран — членов ЕС, опасающихся ущемления своих прав в европейском супергосударстве. А вот закрыть границы легче: пограничные столбы и КПП никто в Европе еще не сносил.

Кстати, именно так Испания, Франция и Германия отреагировали на недавние теракты. Они приостановили действие Шенгенского соглашения на своих территориях. А Португалия собирается восстановить пограничный контроль на время чемпионата Европы по футболу.

Что же касается России, то напрашиваются следующие выводы. Во-первых, в Европу без виз мы, видимо, начнем ездить не скоро. Во-вторых, наверное, не стоит об этом сильно жалеть. Большой вопрос, где в ближайшие несколько лет будет спокойнее — у нас или в Евросоюзе


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru