Русская линия
Tageszeitung18.03.2004 

Европа уже давно была на прицеле у «Аль-Каиды»

Теракты в Европе были только вопросом времени, считает эксперт, изучающий терроризм, Берндт Георг Тамм. Европа уже давно была на прицеле у «Аль-Каиды». Тамм считает вывод войск из Ирака, о котором заявляет новое испанское правительство, фатальным — после этого количество терактов, скорее всего, увеличится.

— Господин Тамм, теракты в Мадриде определили исход выборов в Испании. Был ли это сознательный расчет террористов из «Аль-Каиды»?

— Исламисты, скорее всего, предвидели, что теракты в Испании приведут к смене правительства и тем самым — к изменению политики Испании в отношении Ирака. Если мое предположение соответствует действительности, то это означает, что террор джихада сегодня хочет и может влиять на политические решения.

— Другими словами, вывод войск из Ирака, обещанный в ходе предвыборной кампании новыми лидерами Испании, будет триумфом терроризма?

— Если испанское правительство действительно выведет свои войска из Ирака, то идеологи джихада будут считать это полной победой. Это подхлестнет и другие силы, которые попытаются повлиять посредством кровавых терактов и на другие политические решения. Например, на вывод подразделений Isaf из Афганистана.

— Можно ли назвать действия «Аль-Каиды» последовательными? Если даже считать правильной политику умиротворения, то о чем нужно вести переговоры с «Аль-Каидой»?

— Цель террористов джихада — это создание в результате войны с неверными царства Аллаха на земле. Эта цель настолько значительна, что не подлежит никакому обсуждению. Фанатичное ядро «Аль-Каиды» не готово к диалогу ни с кем и ни о чем. Оно делает свое дело без всяких «но» и «если».

— Стали ли для вас теракты в Мадриде неожиданностью?


— В принципе, нет. Уже два с половиной года тому назад я говорил, что воины ислама принесут террор в Европу. Если посмотреть, сколько терактов было здесь предотвращено, то до прошлой недели нам просто везло.

— Как изменилась деятельность «Аль-Каиды» за последние годы?

— Деятельность «Аль-Каиды» претерпела серьезные изменения. Первоначально «Аль-Каида» была иерархической военизированной организацией, насчитывающей несколько тысяч воинов джихада. Однако с середины 1990-х по 2001 год через учебные лагеря Афганистана прошли десятки тысяч новобранцев примерно из тридцати арабских стран. Теперь мы пожинаем плоды.

— Какую роль сегодня играет прежняя сеть Усамы бен Ладена?

— Собственная организация Усамы бен Ладена серьезно пострадала вследствие американской операции «Несокрушимая свобода» в Афганистане. То, что от нее осталось, сегодня находится в зоне афганско-пакистанской границы. Это сам Усама бен Ладен, его заместитель Айман аль-Завахири и верные им люди в количестве, как я предполагаю, около 300 человек. Но сегодня нам угрожает сеть, состоящая примерно из 30 исламистских группировок, которые практически никак между собой не связаны. У них нет единого командного центра, они полностью автономны в своих действиях. Они сами решают на местах, на кого нападать и каким образом.

— Насколько велик их потенциал?

— Нам приходится иметь дело с 20 тысячами воинов ислама, объединенных в группы. Сюда же следует прибавить неизвестное количество молодых мусульман, которые прошли через афганские лагеря, но не входят ни в одну из групп. Как мне кажется, именно они представляют для Европы наибольшую опасность.

— Почему?

— Это люди, которые объединяются совершенно стихийно. Они берут себе имя, ранее никому не известное. Эти стихийные союзы совершают террористические операции в соответствии с древней тактикой бедуинов, которая оправдала себя на Аравийском полуострове еще в доисламское время. После операции группа распускается. С подобными объединениями бороться очень тяжело.

— Можно ли говорить о новом качестве терактов в Мадриде?

— Новое качество заключается лишь в том, что до сих пор «Аль-Каида» исповедовала идеологию джихада. То есть всегда действовали люди, готовые пойти на смерть, так называемые террористы-самоубийцы. Но в мадридских терактах не было идеи мученичества. Ситуация, когда теракты направлены исключительно на гражданские цели, не имеющие определенной символики, не нова. Это совершенно в духе «Аль-Каиды».

— Страшно именно это кажущееся отсутствие мотивации в выборе жертв.

— Это стратегия, о которой можно прочитать в военном руководстве «Аль-Каиды». Некоторые гражданские цели там даже точно указаны, например иностранные туристы. «Аль-Каида» исходит — вероятно, с полным основанием — из того, что это вызовет наибольший страх в западном мире.

— Видеопослание организаторов терактов в Мадриде называлось «Вы любите жизнь, мы любим смерть».

— Это смысл джихада. Целью террористов является создание глобального воинственного мусульманского царства Аллаха. Тот, кто погибнет в этой священной войне, станет мучеником и сразу попадет в рай. Каждый, кто не преследует эту цель, объявляется врагом ислама. К неверным относятся христиане и евреи, но также и умеренные мусульмане, которые, с точки зрения террористов джихада, являются обычными предателями.

— То есть мусульмане тоже не защищены от терактов?

— Нет. Речь идет вовсе не о войне культур. Мы имеем глобально действующую боевую организацию, которую в мусульманском мире поддерживают, возможно, сотни тысяч человек. Ей противостоит миллиард мусульман, не желающих иметь ничего общего с терроризмом, которых террористы джихада тоже объявили своими врагами. Трагические теракты, например в Турции, доказывают, что мусульмане не могут чувствовать себя защищенными от террора джихада. В дальнейшем он затронет и другие исламские страны.

— Откуда исходит готовность совершать такие жестокие теракты?

— Дело в предшествующем опыте. Здесь Запад допустил большую ошибку. Конфронтация с терроризмом джихада — это наследие войны в Афганистане. Все следы прямо или косвенно ведут туда. Вторжение Советского Союза в Афганистан в 1979 году было для Запада войной борцов за свободу против коммунистических оккупантов. Для мусульманского мира это было нападением неверных на исламскую страну. По этой причине бок о бок с афганцами против Советской Армии сражалось не менее 35 тысяч добровольцев из более чем 40 исламских стран. Эта война оставила после себя более 30 тысяч опытных воинов джихада, которые вернулись на родину, имея за плечами опыт войны.

— Как эффективно преодолеть эту угрозу?

— Эта борьба не может быть национально-государственной, она может быть только борьбой объединившихся народов. Здесь не обойтись без ООН. В Европе безотлагательно следует улучшить сотрудничество спецслужб. Теракты в Мадриде были ударом по Европе. То, что вчера случилось в Мадриде, завтра может повториться в Великобритании, Франции, Италии или в Германии. Более всего необходимо сотрудничество спецслужб на информационном поле. Вся совокупность данных должна быть хорошо проанализирована, и организации, ответственные за обеспечение безопасности, должны иметь к ней свободный доступ.

— Существует ли угроза новых терактов?

— Я не хочу делать прогнозы. Мы должны быть готовы к дальнейшим терактам. Когда и где, не знает никто.

— Насколько велика опасность терактов с применением химического, биологического или ядерного оружия?

— Какой-то риск есть всегда. Однако если проанализировать прежние теракты, то боевые отравляющие вещества не применялись никогда. Мы в Европе должны рассчитывать больше на теракты с применением взрывчатки, а не с использованием биологического и химического оружия.

— Уменьшит ли вывод войск из Афганистана или Ирака опасность терактов?

— Я не думаю. Идея джихада, которую исповедуют эти террористы, остается. Вывод войск будет воспринят просто как победа. Это только станет новой мотивацией для применения силы.

Андреас Шпаннбауер


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru