Русская линия
Русская линия Кирилл Фролов16.03.2004 

Журналист определенных занятий

В девятом номере «Московских Новостей» за этот год опубликована статья известного своим специфическим вниманием к вопросам веры и Церкви журналиста Солдатова «Скитания по православию», посвященная лично мне. На обвинения, выдвинутые этим человеком я считаю необходимым ответить публично хотя бы уже потому, что это дает возможность наглядно продемонстрировать, какими методами и по каким причинам действуют политические противники верующего большинства России. А кроме того — Солдатовым было брошено лживое обвинение, что я — «бывший враг Русской Православной Церкви». Вот таких вещей, пусть даже и в прошедшем времени, православные люди терпеть не должны и не будут. Солдатов — один из тех, кто пишет о Церкви в светской прессе, один из тех, кто несет ответственность за образ Православия, за образ нашей веры в глазах общества и власти. Таких людей не так уж и много. И не секрет, что далеко не все пишущие на нашу тему журналисты относятся к православной вере с любовью и уважением. Есть и такие, которым многое в нас не нравится. Это их право, но это не дает им права писать о том, чего не было.

Начну с мелочей. Когда Солдатов пишет про меня, что я — человек без «законченного образования и определенных занятий», когда он сообщает, что Институт стран СНГ, где я работаю — «общественная организация, которую возглавляет профессиональный „борец за права русских“ Константин Затулин» — он, мягко говоря, уклоняется от истины. В настоящий момент я являюсь соискателем кандидатской степени в РГГУ, и веду в Дипломатической Академии Министерства иностранных дел РФ семинары «Российско-украинские отношения» и «Религиозный фактор на постсоветском пространстве». Что же касается Института стран СНГ, в котором я возглавляю отдел Украины — это никакая не «общественная», а серьезная научная организация, учрежденная правительством Москвы, МГИМО МИД РФ, Московским Государственным Университетом и институтами РАН для практического научного определения и обеспечения российских государственных интересов и прав наших соотечественников на территории бывшего Союза. Результаты научной работы института востребованы МИДом, думскими комитетами, Советом Федерации, правительством Москвы. Не знаю, какое образование имеет Солдатов (а раз не знаю, так и писать об этом не буду), но вот занятия у него вполне определенные, и об их результатах судить вы можете сами. Еще он написал, что я «увлекся в школе идеями неохипповского движения, и в Церковь пришел через ВООПИК»; возможно, журналист считает, что такие шокирующие разоблачения призваны дискредитировать меня раз и навсегда. Если читателям интересны такие подробности — могу сказать, что в юные годы я уже был убежденным антисоветчиком, устраивал в школе антикоммунистические кружки, а хорошую рок-музыку не прочь послушать и сейчас. Чего я не разделял никогда — так это пацифистских идей «непротивленчества». А к Церкви я пришел действительно через Всесоюзное Общество охраны памятников, в конце восьмидесятых, где я работал вместе с учеником Барановского, восстановителем Казанского собора Олегом Журиным, вместе с нынешним редактором «Фомы» Гурболиковым, вместе с Владимиром Леонидовичем Махначем. Если бы тогда нам рассказали, какие проблемы будут стоять перед верующими и Церковью через двенадцать с лишним лет после конца советской власти — вряд ли бы мы поверили. Это было чудесное время. К сожалению, писать надо не о нем, не о том, что было тогда, а о том, что есть сегодня, и что может случиться завтра.

Творческий подход к действительности. Трудно назвать корректными словами то, что пишет Солдатов и печатают «Московские Новости». Для того, чтобы измазать меня совсем уже черной краской, он изобрел следующее: оказывается, моя «страстная натура» привела меня к тому, что я «стал гневным обличителем официального руководства Московской Патриархии и примкнул к «альтернативной Российской Православной Свободной (ныне — Автономной) Церкви», где моим духовником стал «протоиерей Михаил Макеев, который называл РПЦ «тоталитарной сектой»». Солдатов пишет в «Московских Новостях», черным по белому, что я состоял в группе «РПАЦ», затем «разочаровался в ней, как в узком междусобойчике», и стал именно поэтому критиковать ее, применяя «риторику», которую прежде я якобы применял к Церкви. За каждое из этих слов Солдатов должен отвечать перед судом, человеческим или Божьим: я НИКОГДА, с принятия мною Святого Крещения, не состоял ни в каком расколе, ни словом не выступил, не желал и не собирался выступать против Святой, Соборной и Апостольской Русской Православной Церкви, и богохульник Макеев никогда не был не только «моим духовником», но и человеком, деятельность которого способна вызвать у меня что-то, кроме жалости и отвращения. Из слов Солдатова можно сделать вывод, что я, якобы, когда-то разделял мнение несчастного Макеева о нашей Церкви; это ложь. Причем ложь сознательная: Солдатов совершенно справедливо считает, что принадлежность к одиозной группировке «РПАЦ» — серьезное компрометирующее обстоятельство, и приписывает его мне. При этом «объективный журналист» забывает сообщить, что именно он является не только одним из идеологов этой известной в определенном качестве организации, но и редактором ее информационных проектов. Кому, как не ему знать, что уважающий себя и свою веру прихожанин Русской Православной Церкви к «РПАЦ» не подойдет и на версту, что в «РПАЦ» меня никогда не было, быть не могло и не будет. Если в его сознание закрались какие-то сомнения на этот счет — кто, как не он имел возможность проверить сведения у своих, с позволения сказать, единомышленников, или, на худой конец, обратиться ко мне лично?! Единственный случай, когда я общался с Макеевым и ему подобными — краткий период не то в 93, не то в 94 году: никакой «РПАЦ» тогда еще в помине не было, и перебежчики из нашей Церкви, персонажи, личные качества которых не позволяли им оставаться в нашей церковной ограде, нашли себе прибежище в приходах Зарубежной Церкви в силу прискорбной недальновидности тогдашнего священноначалия РПЦЗ. Я всегда выступал и выступаю за воссоединение Православной Церкви в России и зарубежом. Когда я изучал существовавшие тогда «зарубежные» приходы, знакомился с ситуацией, искал возможности для диалога, то именно Макеев и немногие его единомышленники, представлявшие далеко не все, что было к тому моменту в РПЦЗ, произвели на меня глубоко отталкивающее впечатление: что можно сказать про единоверцев Солдатова, называющих нашу Церковь «сатанинским сборищем»?! Честно говоря, я с трудом подавил тогда желание объяснить Макееву все, что я о нем думаю, и расстался с ним с тех пор навсегда: записать его в мои «духовники» — это надо еще суметь. Что я никогда не был ни в «РПАЦ», ни в какой-либо другой раскольнической группке, что я всегда пребывал в патриархийной Церкви — могут подтвердить и о. Александр Троицкий, и о. Владимир Вигилянский, и знающий меня с детства Владимир Леонидович Махнач. Как свидетельство моей мнимой принадлежности к «суздальскому расколу» Солдатов приводит мои статьи против Дм. Поспеловского. С Поспеловским я действительно во многом не согласен. Но при чем здесь «РПАЦ» — непонятно. К счастью, Русская Православная Церковь Заграницей очистилась от таких позорных явлений, как примитивная неприязнь к «безблагодатной Патриархии»; ныне и Макеев, и Солдатов, и прочие деятели того же сорта, не будучи терпимыми ни у нас, ни в зарубежной Церкви, организовали собственное учреждение, которое к настоящему моменту и называется «РПАЦ». Прекрасно известен их славный путь; известно о сотрудничестве РПАЦ с Фондом эффективной политики, вдохнувшим новую жизнь в прозябавшую в безвестности группу непримиримых противников существующего Православия. Прекрасно известно о том, как бывший священник Русанцов, возглавивший небольшой круг единомышленников, попал под суд по обвинению в педофилии аккурат к моменту привлечения его к сотрудничеству с ФЭПом, и как, спустя многие годы, это обвинение было с него снято именно тогда, когда РПАЦ понадобилась политтехнологам во всем своем безгрешном великолепии. К настоящему моменту «РПАЦ» — притча во языцех, живой пример применения в религиозной сфере политических технологий и прочих сомнительных радостей современной политической жизни. Несомненно, в этом качестве она займет достойное место в будущих учебниках истории постсоветской России: да, в российском обществе возможно сегодня и такое. Гордиться особенно нечем. Про это пишет православная пресса, на это обращает внимание общества Союз православных граждан, пишу об этом в меру сил и я. Что делает благочестивый прихожанин «РПАЦ» Солдатов? Да, говорит он, мне же доподлинно известно, что Кирилл Фролов сам когда-то был таким же, а теперь, видите ли, разочаровался и «с какой-то подозрительной озлобленностью обличает».

Зачем вообще люди врут, и почему они публикуют заведомую ложь в прессе? Очевидно, что в большинстве случаев к тому есть достаточные основания. Из-под пера журналиста Солдатова вышло в последнее время немало «объективных» публикаций о Церкви. Строго говоря, никому не запрещено считать, что наш Патриарх, владыка Кирилл и другие архиереи нашей Церкви, наместник Сретенского монастыря архимандрит Тихон, да и, наконец, ваш покорный слуга — люди, отягощенные массой недостатков. Лично я считаю для себя честью занять место в столь достойном ряду. Но писать в «МН» то, что писал и пишет там Солдатов, начинать в связи с прошлогодней болезнью Святейшего гнуснейшую «дискуссию об интригах за патриарший престол» — к таким вещам относиться спокойно нельзя. Понятно, что существует Фонд эффективной политики, что он имеет свои задачи, цели и интересы. Понятно, что среди отечественных чиновников есть такие, которые спят и видят себя в комфортабельных кабинетах новосозданного «совета по делам религий». Понятно, что при огромной роли и значении Церкви в нашей стране всегда найдутся желающие политтехнологическими средствами «контролировать религиозный фактор», понятно, что есть желающие за это платить. Понятно, что существует «РПАЦ», существует возглавляемый тем же Солдатовым «внеконфессиональный и объективный» сайт «Кредо. ру», освещающий религиозную жизнь России так, как любит и умеет «освещать» ее Солдатов. Но точно так же понятно, что есть вещи, относиться к которым «с пониманием» мы не имеем права.

Некоторое время назад ко мне обратился неизвестный мне до тех пор человек, и сообщил, что зовут его Александр Кожухов, и он — корреспондент журнала «Кто есть кто в российской политике», который хочет взять у меня интервью. В свете последующих событий я уже не уверен в том, что его действительно зовут Кожухов, и что настоящий Кожухов не придет ко мне с претензиями, что я его оклеветал. Так или иначе, этот гражданин сначала заявил, что его зовут Александр Кожухов, а через некоторое время — что он состоит в тайной подпольной организации «Наше дело» и предлагает мне ни более, ни менее, как организовать «при минимальных гарантиях безопасности» нападение на врага Церкви Солдатова, разбить его «Ауди», разгромить его офис, и лично Солдатова всячески изобидеть. Очень странно вел себя этот неожиданный посетитель: явно нервничал и никак не желал понимать, что ни Союз православных граждан, ни лично я, ни кто-либо еще из СПГ мягко говоря не склонны к подобным неадекватным поступкам. Через некоторое время на солдатовском сайте «Кредо» появилась статья с упоминаниями и не вполне, корректно выражаясь, соответствующими действительности, сведениями об СПГ, где были вставлены куски из разговора с так называемым Кожуховым. Многое из тайного стало, таким образом, явным. Как выяснилось, не все: и я, и мои друзья, сотрудники СПГ, были уверены, что тот, кто затеял это пошлое представление, на некоторое время оставит нас в покое. Однако вскоре ко мне пришел и еще один персонаж, представившийся на этот раз Кулагиным с сайта «Правда.ру». По наведенным нами справкам, на этом сайте действительно работал человек с такой фамилией, однако давно оттуда уволился. Памятуя предыдущий опыт, я при свидетелях спрашиваю его: не провокатор ли он, как тот, с которым я беседовал недавно? Человек, представившийся Кулагиным, говорит, что он отнюдь не провокатор, а через некоторое время начинает задавать вопросы о том, не желает ли случайно Союз Православных Граждан разгромить редакцию сайта «Кредо». Тут же Солдатов публикует у себя статью о том, что по его солдатовским сведениям «из источников, близких к руководству одной из российских церковно-общественных организаций, в редакцию «Портала-Credo.Ru» поступило предупреждение о готовящемся нападении на офис Портала, целью которого является «создание технической невозможности» работы нашего издания», что «один из лидеров этой организации, считающий, что Портал «клевещет на Святейшего Патриарха» и «занимается диффамацией Русской Православной Церкви, сформировал группу молодых людей, готовых, при минимальных «гарантиях безопасности», предпринять налет на офис Портала и вывести из строя оргтехнику», и так далее.

Вот после этого стало очевидным, что может повториться недавняя питерская история — погром очередной антихристианской выставки силами «группы молодых людей в черном», демонстрирующих к вящей радости противников Церкви ожидаемый «православный фашизм». К счастью, Союз православных граждан сумел своевременно получить некоторое представление о смысле и назначении происходящих вокруг него событий. Надеюсь, что наша публикация на «Едином Отечестве» где было сказано по этому вопросу то же, что сказано выше, где мы заявили, что громить свою редакцию — святое право Солдатова, но мы в этом участвовать не собираемся, равно как и открытое письмо главному редактору «МН» Киселеву — достаточная гарантия для того, чтобы Союз православных граждан не стал объектом примитивной политтехнологической провокации.

Что еще инкриминирует мне Солдатов? Что я из головы, на основании «пары фраз, брошенных Кириенко и его советником Градировским» выдумал опасность проекта «Русский ислам»? Это просто несерьезно; я не хочу сказать «смешно», потому что совсем не смешно наблюдать, как российские государственные структуры работают на ваххабитский проект русификации ислама в его неприемлемом для нашей страны политизированном виде, и никто не говорит ни слова против. Не способен поверить Солдатов мне — мог бы поверить о. Анатолию (Берестову), известному религиоведу Игорю Понкину, профессору М. Н. Кузнецову, другим авторитетным экспертам, предупреждающим об опасности «русского ислама» для гражданской и межконфессиональной стабильности, для России в целом. Не верит православным — мог бы поверить заместителю председателя Центрального духовного управления мусульман России муфтию Фариду Салману, обратившемуся ни более, ни менее, как в ФСБ с просьбой предпринять адекватные действия в отношении проекта Градировского, который он расценивает как провокацию, «направленную на стравливание православных и мусульман России». Не верит вообще никому, верит только врагам Церкви — пусть посмотрит на сайты исламских экстремистов, на «Кавказ-центр», где «русский ислам» и лично Градировского в открытую нахваливают за успехи по проведению в жизнь «мирного джихада», позволяющего добиться того же самого без войны и лишних хлопот. Господи, да пусть думает что угодно, но зачем же врать, зачем писать о том, что этот «призрачный проект» изобрел лично я?! В какой стране он вообще собирается жить?

А вот другой, намного более важный для всех нас вопрос: в какой стране собираемся жить мы? Вопрос, как понимают все, не праздный. Произошедшие политические перемены дают православным верующим основания надеяться на то, что государство окажется, наконец, в полной мере дееспособным, а значит — способным защитить интересы религиозного большинства страны. Важнейшим для нас результатом прошедших парламентских выборов стало присутствие православных в Думе как реальной политической силы, способной декларировать и отстаивать интересы православного большинства страны. Значение Союза православных граждан как организации, объединяющей православных политиков вне зависимости от их партийной принадлежности, очевидно. Для «политтехнологов в религиозной сфере» такая ситуация смерти подобна: кто же, как не они объясняли до сих пор обществу и власти, кто они такие, эти православные, чего они хотят и почему, и что с ними по такому случаю надо сотворить! Ужас, кошмар, катастрофа — православные лезут во власть, а как же мы, нас-то куда девать?! Постараемся смотреть на вещи объективно: нет никаких оснований считать, что-то, что пишет в данном случае, да и во многих других подобных случаях Солдатов, что-то, что пишут и другие подобные ему, с позволения сказать, «объективные специалисты в религиозных вопросах», то, что льется практически ежедневно с газетных страниц и телеэкранов — результат какой-то патологической лживости или чьей-то личной неприязни к Церкви и верующим. Причины совершенно конкретные: в сегодняшней ситуации это угроза профессиональному благополучию; если право Церкви на общественную значимость может быть признано государством, то все их «определенные занятия» рискуют оказаться невостребованными. Поэтому для «специалистов по религии» актуальная задача сегодняшнего дня — быстро и качественно дискредитировать Священноначалие и авторитетных лидеров Церкви, и в том же режиме обгадить Союз православных граждан, что они и пытаются сделать в меру своих сил и способностей. Получается это у них … ну так, как получается, в отношении нашей организации — хотя бы уже потому, что СПГ очень плохо поддается стандартной либеральной классификации: никак не хочет проявлять «православный фашизм», реально борется с реальными экстремистами, а вместо того, чтобы приклеится намертво к одной из политических сил — собирает вокруг себя представителей разных партий, единых в своей убежденности: России нужна Церковь, России без Церкви нельзя. Никак не желают православные укладываться в прокрустово ложе вульгарных политических схем. Что делать бедному «специалисту по религиям»? Одно и остается — попрекать священноначалие «духовной монополией», а Союз православных граждан тем, что он, с одной стороны, выражает поддержку безусловно полезным для общества и Церкви инициативам действующего Президента, а с другой стороны — поддерживает своего сопредседателя Сергея Юрьевича Глазьева, когда тот заявляет в своей политической программе требования Союза православных граждан, выражающие интересы православных россиян. Непоследовательность? С точки зрения «политтехнологов» — да. С точки зрения любого православного человека, для которого главное не кто защитит его права и интересы, а когда, наконец, они будут защищены — нет. Для членов СПГ, которые принадлежат к самым разным политическим силам, важно не то, что их разъединяет, а то, что объединяет: защита Церкви, защита прав верующих и реальных интересов страны. Да и зачем нам врать: если мы считаем какие-то вещи правильными, то мы и говорим об этом, просто потому, что так оно и есть. А «политтехнологам» действительно тяжело понять: СПГ — «за оппозицию» или «за партию власти»? Понять, что для человека может быть что-то важнее «власти», «партий» и «оппозиций» могут в этой среде не все. Столько сил кладется на то, чтобы доказать, что якобы сама Церковь живет в действительности по чисто политическим законам, а тут политики задумались о законе Божьем; непорядок! Отсюда, скорее всего, и возникает соблазн решить вопрос радикально: давайте напишем, что «некая православная организация» собирается разгромить наш внеконфессиональный сайт, и всем все станет ясно, экстремисты — они и есть экстремисты, а пресс-секретарь у них вообще перебежал из «РПАЦ».

Насколько я понимаю (могу и ошибаться), у журналиста Солдатова нет опыта пребывания в нашей Церкви; он сразу попал в среду таких, как Макеев, Русанцов и прочие. Не будем судить его строго; скорее всего, он считает, что делать то, что он делает — это просто такая работа, не хуже других и с хорошими перспективами. Подозреваю, что нравы, которые царят в «РПАЦ» и существующая там специфическая атмосфера вообще не способствуют, как и сотрудничество с Павловским, адекватному видению действительности. Ведь Солдатов совершенно искренен, когда ставит мне в вину — ни более, ни менее — убежденность в неприемлемости для народа, для общества нравственного плюрализма. Так и написал: Фролову просто непонятны такие проблемы. И правда, куда уж мне до нравственного плюрализма Солдатова, мы-то, узколобые фанатики, всегда полагали, что нравственность и плюрализм — сочетание, мягко говоря, нестандартное… Разумеется, у меня есть все основания для того, чтобы потребовать от «Московских Новостей» опровержения мрачных фантазий Солдатова, и разумеется, я это сделаю, но речь сейчас идет совершенно не о том. Речь идет о том, насколько мы, наши общественные организации, наши депутаты в Думе сумеем организовать реальное представительство интересов и реальную защиту прав религиозного большинства страны. У православных граждан России есть дела поважнее и поинтереснее, чем уточнять подробности измышлений журналиста Солдатова о моей скромной персоне. Перечислим еще раз то, о чем говорит и чего добивается СПГ сегодня: отмена дискриминационных по отношению к нашей Церкви положений Земельного и Налогового кодексов; введение факультативного преподавания Основ православной культуры в качестве компонента федеральной образовательной программы; недопущение принятия Закона о государственной поддержке семьи и Закона о ювенильной юстиции в их РАПСовских вариантах; недопущение пропаганды насилия и разврата в СМИ; полноценное исполнение государством своих обязанностей по профилактике и пресечению фактов разжигания религиозной розни в отношении Церкви и верующих; наконец — принятие Закона о социальном партнерстве, закрепляющего реальную роль Церкви в обществе и право верующих на прямой и открытый диалог с государством, вне посредничества каких бы то ни было бюрократических структур, исключающего возможность внешнего влияния на вопросы церковно-государственных отношений и какого бы то ни было, в том числе информационного, давления на Церковь, закона, дающего Церкви возможность реального действия в жизненно важных для общества проектах социального служения, информационных проектах, направленных на решение демографической проблемы, в деятельности, направленной на улучшение ситуации в армии, в молодежной среде, на противодействие распространению наркомании и ВИЧ-инфекции. Мы убеждены, что Церковь, православные люди России могут и должны оказать реальное воздействие на ситуацию в нашей стране. Это основные пункты нашей сегодняшней программы, есть и другие, есть ситуативные требования, принципиально важные для нас, такие, как, например, решение в соответствии с религиозными убеждениями и традициями большинства граждан вопроса о строительстве кришнаитского центра в Москве. Кроме того, мы безусловно готовы реагировать на такие проблемы, возникающие у православных верующих и Церкви, решение которых может потребовать нашего непосредственного участия. Такая деятельность, защита традиционных духовно-нравственных ценностей необходима не только для Церкви, но в первую очередь — для общества в целом. Актуальность веры и, в первую очередь, Православия, для нашей страны очевидна; очевиден и тот факт, что не искусственное вытеснение веры из жизни общества, не пренебрежение реальной ситуацией в религиозной сфере, не, тем более, попытки давления на верующих и Церковь, но именно свободное и осознанное гражданское действие верующих, направленное на благо страны и общества — вот путь к достижению Россией реальных результатов в наступающем веке. Большевистские десятилетия обошлись нам дорого; обществом, а тем более — государством практически утрачены представления о нормальной роли религии в общественной жизни. Такие элементарные вещи, как преподавание в школе основ православной культуры, как государственная поддержка социальной деятельности конфессий вызывают у многих политических и общественных деятелей чуть ли не суеверный ужас; между тем, во многих европейских странах такие практики обычны и никоим образом не вредят общественным свободам и частным правам граждан. Нам пора перестать, наконец, жить по ленинским декретам. Нам нужны такие законы, которые будут защищать интересы людей.

Сегодня Союз православных граждан начинает ставить такие вопросы на государственном уровне. Мы в полной мере осознаем, что без Божьей помощи и произволения не состоится никакое дело, в том числе и политическое, но уверены мы и в том, что бездействием и молчанием предается Бог, что невозможно вывести нашу страну из пропасти без непосредственного участия каждого из нас. Сегодня православное политическое действие становится реальностью. И мы должны четко осознавать, что это понравится далеко не всем, что чем активнее будет наше действие, тем сильнее будет и противодействие ему. Этого не надо бояться, но об этом надо знать; десять, двадцать, тридцать, сто и тысячу раз нам скажут: политика — грязное дело, политики — грязные люди, держитесь от них подальше и отдайте Россию нам!

http://rusk.ru/st.php?idar=1001543

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru