Русская линия
МАИ «Вся Россия» Н. Вадимова08.03.2004 

Отец превратил дочь в шахидку

Ярославская девочка участвовала в кровавом теракте у Дома правительства в Чечне. До 1997 года Илья и Алина были обычными детьми, ходили в обычные школы и вряд ли знали что-нибудь о войне в далекой Чечне. Семь лет назад чеченец-ваххабит Гелани Тумриев похитил детей.

9-летнюю Алину Володину и 15-летнего Илью Федотова Тумриев обманом забрал у матерей и увез из Ярославля в Чечню. По сведениям правоохранительных органов, мальчика он заставил воевать на стороне боевиков. Через несколько лет Илья погиб в бою с федеральными силами. А девочка стала террористкой-смертницей. Вместе с отцом Алина сидела в кабине начиненного взрывчаткой КамАЗа, который протаранил Дом правительства Чечни 27 декабря 2002 года. Этот теракт стал одним из самых кровавых — погибли 71 человек, 270 получили ранения.

ЖИЗНЬ ДО И ПОСЛЕ

До 1997 года Илья и Алина были обычными детьми, ходили в обычные ярославские школы и вряд ли знали что-нибудь о войне в далекой Чечне. Бывшие жены Тумриева, ярославны Елена Володина и Наталья Федотова, до похищения детей и не подозревали о существовании друг друга, а теперь стали подругами — общее горе сближает. С 1997 года они обошли несметное число милицейских кабинетов, добиваясь того, чтобы их детей начали искать. В ответ женщины почти всегда получали отписки… Только после громкого теракта, в котором, по мнению спецслужб, участвовала ярославская девочка Алина Володина, к матерям проявили интерес. Мы дозвонились до Марины Володиной, но она наотрез отказалась разговаривать с журналистами. Вряд ли стоило тревожить и Елену Федотову — думается, ей тоже трудно вспоминать о случившемся. Ведь каждая мать до последнего верит, что ее ребенок жив. А тел Ильи и Алины их мамы не видели.

СЫН

Елена познакомилась с Гелани, когда ей было 20 лет. Поклонник с необычным именем покорил ярославскую девушку — он казался ей таким уверенным, спокойным, надежным. Не сказать, чтобы красавец, но было в этом худощавом парне с южной внешностью что-то привлекательное для женского сердца. О том, что Гелани чеченец, Елена знала, но не придавала этому особого значения — тогда, в начале 80-х, к этой нации относились не так настороженно. Когда Лена забеременела и сказала об этом Тумриеву, он велел ей сделать аборт. Девушка, поразмыслив какое-то время, солгала, что не беременна, ошиблась, мол. С Тумриевым она больше не общалась, а в марте 1982 года родила мальчика, которого назвала Ильей.

Через несколько лет Тумриев неожиданно объявился и потребовал, чтобы Елена показала ему Илью. Когда в назначенное время она не привела ребенка на встречу, Гелани страшно разозлился и даже ударил Лену. В итоге отец и сын все-таки увиделись, Тумриев принес подарки и 30 рублей денег. Мальчик с интересом смотрел на незнакомого дядю. После этого Гелани пропал надолго и появился только через 13 лет, в 1997 году.

ДОЧЬ

17-летняя Марина начала встречаться с Тумриевым в 1982 году. Он тогда учился в сельхозакадемии, был прилежным студентом, собирал гербарии, много читал — непременно хотел получить красный диплом. О том, что у 22-летнего юноши уже есть сын Илья, Марина не знала. Когда девушка забеременела в первый раз, Гелани нашел врача и настоял на том, чтобы она сделала аборт. Простить такое Марина не смогла — последовал разрыв отношений. Девушка уже встречалась с другим парнем, когда Тумриев вновь появился, умолял, говорил, что не может без нее жить. Вскоре Марина вновь забеременела, и они с Гелани расписались -будущий отец сам настоял на этом. Но тихого семейного счастья не получилось — перед родами Тумриев мечтал, чтобы ребенок родился мертвым. Однако в положенный срок на свет появилась здоровенькая девочка. Отец даже не забрал Марину с ребенком из роддома. Зато имя для малышки выбрал сам — Алина, и никак иначе, хотя фамилию свою девочке не дал.

Когда Алине было полтора года, Тумриев развелся с Мариной — говорили, что он привез из Чечни девушку Айзу, на которой хотел жениться. После развода Гелани поменял паспорт, чтобы ни Алины, ни ее матери в его документах не было. Марина воспитывала дочку одна, правда, Тумриев иногда наведывался к ним — он тогда был председателем колхоза, жил под Ярославлем. Алина отца боялась — однажды, когда ей было 4 года, он подрался с ее мамой, и женщина сильно порезала ногу о стекло. После этого Марина в свою квартиру Тумриева не пускала, а с дочкой он виделся у бабушки, которая зятя побаивалась и считала: пусть уж лучше девочка общается с отцом, лишь бы он не мстил. А потом, к всеобщему облегчению, Гелани пропал на два года.

ПОХИЩЕНИЕ

В 1997-м Тумриев вновь появился в жизни Елены Федотовой и ее сына Ильи. Мальчику было 15 лет, когда незнакомый мужчина пригласил его в кафе и сказал: «Я твой

отец». Вскоре Гелани и его жена-чеченка позвали в гости и саму Елену — они снимали квартиру неподалеку от школы, где учился Илья. Айза Лене понравилась, даже стало ее жалко: чеченка очень переживала, что у них нет своих детей — у нее никак не получается родить. По-видимому, уже тогда Айза знала о планах мужа похитить Илью. Но Лена даже и предположить не могла, что такое возможно. Поэтому она не препятствовала встречам Ильи с отцом.

Марина Володина тоже отпускала Алину в гости к Гелани. Однажды девочка сказала, что отец заставляет ее называть Айзу мамой. «Мало ли, может игра такая, у Айзы-то своих деток нет», — с сочувствием подумала Марина. В другой раз Тумриев велел, чтобы Алина прекратила носить крестик. Пожалуй, только это и могло насторожить, но масштабов грядущей беды ни одна из матерей и предположить не могла.

Елене Гелани сказал, что они с Айзой хотят отвезти Илью в Крым, к морю. Дней на 20. Восьмого августа 1997 года Тумриев заехал за мальчиком на машине, забрал вещи, свидетельство о рождении. Илья сел в машину и помахал маме рукой. Больше Лена своего сына не видела. В тот же день Тумриев забрал Алину — якобы погостить на пару дней в его доме в деревне Якушиха под Ярославлем, где он раньше работал председателем колхоза.

Не дождавшись 10 августа дочку, Марина поначалу не сильно волновалась. Мало ли что, может, задержались, или машина сломалась. На следующий день Марина пошла в Дзержинский РОВД, где матери сказали, мол, что вы волнуетесь, пока сами поищите ребенка. Женщина бросилась в колхоз, куда якобы увез Алину Тумриев, — безрезультатно. Потом пошла в мечеть. Там предположили, что Гелани мог поехать в Чечню. Тогда в милиции у Марины приняли заявление о пропаже ребенка. В квартире, которую снимали Тумриев и Айза, следователи никого не нашли.

Наверное, те же шаги чуть позже предприняла и Елена, не дождавшись Илью «с моря». И все-таки первое время обе матери не верили, что Тумриев с Алиной и Ильей пропал навсегда. Все-таки не средние века, чтобы похищать детей, и какой бы Гелани ни был, никто не мог ожидать от него такой дикости.

«У НАС ОЧЕНЬ ДРУЖНАЯ СЕМЬЯ»

Вскоре Илья прислал письмо от 24 августа, в котором мальчик своей рукой писал, что живет в Чечне, у него все в порядке, и скоро они поедут на море. Лена слегка успокоилась и стала ждать. А спустя пару месяцев пришло еще одно письмо: «Привет, мама, бабушка и дедушка, с горячим приветом к вам Илья. У нас тут все хорошо. У меня есть друзья. Я учу арабский язык, уже умею писать и немножко читать. Мама, меня здесь хорошо приняли, и все ко мне хорошо относятся. Самое главное, чтобы у вас все было хорошо. Сейчас здесь почта работает плохо, поэтому вам сюда письмо никак не прислать, это после войны так. Я вам напишу, как только можно будет прислать ко мне письмо. Мама, может быть, я (зачеркнуто) мы с отцом тебе скоро позвоним на работу. Мама, отец учит меня всему, он хочет, чтобы я стал настоящим человеком…». Дальше писала Айза, мол, Лена, я тебя как женщина понимаю, но что тебе переживать за сына, у него все хорошо, никто его силой не держит. «У нас очень дружная семья», — написала Айза.

ИХ НИКТО НЕ ПРЯТАЛ

Марина и Елена познакомились, пока искали своих детей. Марина точно знала адрес, где находятся Алина и Илья: Чечня, Ачхой-Мартан, улица Первомайская, дом 30 — видела эту прописку в паспорте у Тумриева. Когда чеченцы из ярославского общества «Вайнах» ездили в Ачхой-Мартан, они по просьбе депутата Государственной Думы Елены Мизулиной (к ней за помощью обратилась Марина) побывали у Тумриева. Член совета общества чечено-ингушской культуры «Вайнах» Нурали Хасиев по приезде отчитался: «В ходе беседы с Алиной Володиной и ее отцом Гелани Тумриевым установлено, что Алина проживает в семье отца в селе Ачхой-Мартан Чеченской республики Ичкерия. Условия жизни, материальное обеспечение и взаимоотношения в семье нормальные. Девочка чувствует себя хорошо, учится в школе, у нее уже появились подруги. Она приглашает маму приехать в гости, обещая, что сама приедет в Ярославль на летние каникулы. Каких-либо претензий Алина не высказывала».

Получается, что минимум полгода похищенные дети открыто жили в Ачхой-Мартане, нигде их не прятали, а наши правоохранительные органы не могли их найти и вернуть?

ИСКАЛИ НЕ ДЕТЕЙ, А ТЕРРОРИСТОВ

Maрина Володина на вопрос: «Почему она сама и не поехала в Чечню искать дочь?» — ответила: «Поначалу, честно говоря, просто боялась. А потом подумала и решила, чтос если даже здесь, у себя дома, я не могу ничего добиться, то там и подавно. Закопают у где-нибудь, а людям скажут: „Марине в Чечне так понравилось, что она осталась там жить. Летом обещает приехать в отпуск“.

И Лена, и Марина уверены, что никто их детей не искал. У них на руках находятся кипы ответов — из РОВД, УВД, МВД России, администрации, прокуратуры районной, прокуратуры областной. Везде пишут примерно одно и то же — установить местонахождение детей невозможно. Как это невозможно, если Марине был известен точный адрес?! Правда, сначала мешало то, что Тумриев по документам является отцом Алины, так что он вроде бы имеет право воспитывать ребенка.

В 1998 году Фрунзенский районный суд Ярославля, куда обратились Марина и Елена после похищения, исходя из интересов детей, принял решение: Илья и Алина должны жить в Ярославле. Решение суда отправили в Грозный, в управление юстиции, чтобы чеченские судебные приставы забрали у Тумриева детей. Но там даже не вскрыли конверт, вернув его обратно со штампом „Светские суды не работают“.

15 мая прошлого года к Елене пришел следователь из прокуратуры Дзержинского района и велел дать ему фотографии Ильи, которые представители „Вайнаха“ привезли из Ачхой-Мартана. В постановлении было написано, что фотографии изымаются „в связи с расследованием теракта 27 декабря 2002 года в Грозном у Дома правительства, в котором Тумриев участвовал в качестве террориста-смертника“. Марина и Елена обрадовались, думали, что их детей наконец-то начали искать. Но все оказалось не совсем так. В связи с фамилией Тумриева в деле всплыли имена его детей. По версии следствия, вместе с ним в кабине КамАЗа, начиненного взрывчаткой, находилась Алина. А Илья погиб в бою с федералами.

„Оказывается, они не детей искали, а террористов. Выходит, это мой ребенок, которому еще и 15 лет не было, всех взорвал. Кто ее опознал после взрыва КамАЗа? Что там могло от человека остаться? Где генетическая экспертиза? Вон у меня прядь волосиков Алинкиных есть. Стригла, когда ей год исполнился. Никто их у меня не просил. Да и Тумриев, я уверена, жив-здоров. Он все и подстроил, чтобы мы с Ленкой его больше не искали. Какой из него шахид!“ -заявила Марина.

КТО ВИНОВАТ И ЧТО ДЕЛАТЬ?

Эта история выглядит, мягко говоря, странно. Неужели Алину и Илью невозможно было вернуть домой, учитывая тот факт, что адрес в Ачхой-Мартане, где проживали похищенные дети, был известен?

В УВД Ярославской области разводят руками — мол, сотрудники правоохранительных органов действовали в соответствии с законом, а он гласит, что отец имеет право на воспитание своих детей. Но ведь по документам Тумриев приходился отцом лишь Алине, поэтому этот аргумент выглядит очень сомнительным. Тем не менее, по словам сотрудников УВД, лишь после решения суда, который в 1998 году определил, что Алина и Илья должны жить в Ярославле, можно было предпринять какие-либо действия. Однако в период с 1995 по 1999 годы российские законы на территории Чечни не действовали, страна жила по шариату, шли боевые действия.

Поехать туда ярославские милиционеры не могли — „это же не Кострома и даже не Владивосток“. Да и Тумриев не сидел и не дожидался, когда за детьми придут судебные приставы.

В 2000 году прокуратура Чеченской республики сообщила, что семья Тумриева по указанному адресу: Ачхой-Мартан, ул. Первомайская, дом 30, уже не проживает, родственники и соседи говорят, они уехали в 1999 году.

Юность» (Ярославль)


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru