Русская линия
Вера-Эском Евгений Суворов27.02.2004 

На Рождественские чтения… к Матронушке
отправился наш корреспондент

Первый день

Когда близкие мне люди, братья и сестры во Христе, узнавали, что я еду в Москву на Рождественские чтения, все в один голос заявляли: «Какой ты счастливый, в Храме Христа Спасителя побываешь!» И подавали записки на молебен Матронушке, даже не спрашивая, собираюсь я к ней или нет. Как бы для всех православных очевидно, что если кто-то едет в Москву, то обязательно побывает в Покровском монастыре и поклонится мощам дивной угодницы Божьей. Когда во второй и в третий раз я услышал, какой я счастливый человек, то подумал: «А может, и действительно счастливый! Ну какое еще может быть большее счастье для православного христианина, как побывать в самом главном нашем храме — Храме Христа Спасителя, присутствовать там на торжественном патриаршем богослужении, услышать проповедь самого Святейшего и выступления выдающихся богословов и иерархов Церкви?»

Последний раз я был в Москве в 1997 году, когда Храм Христа Спасителя только строился. Тогда я мог лишь обойти его со всех сторон и сделать несколько снимков. А сейчас вот оно — все потрясающее внутреннее благолепие Дома Божьего перед моими глазами. Можно смотреть, восхищаться и прикладываться к иконам.

Пленарные заседания проходили в зале Церковных Соборов. Этот уникальный зал по своим размерам напоминает римский Колизей и похож на большой перевернутый муравейник, где на самом верху, то есть внизу, — трибуна с выступающими, а по многочисленным боковым проходам, как по муравьиным тропам, постоянно снуют маленькие человечки. Я слушал выступления с последнего ряда, откуда все как на ладони и где потрясающая акустика. Повсеместно вмонтированные усилительные колонки позволяют не чувствовать себя ущемленным, в какой бы части зала ты ни находился. Одна проблема — нельзя сфотографировать выступающих, далеко находятся. Зато в перерывах и даже во время выступлений со всеми из них можно встретиться в кафе, расположенном в правом крыле зала Церковных Соборов, куда рано или поздно заглядывают почти все прибывшие на чтения.

Из выступлений, кроме патриаршего, больше всего запомнились речи митрополита Кирилла и игумена Ипатия (Хвостенко). Митрополит говорил о невозможности встречи в современных условиях Папы Римского и нашего Патриарха, потому что «люди подобного уровня при встрече должны облобызаться, а это будет ложной картиной», которая может быть расценена рядовыми прихожанами Православной и Католической Церквей как показатель, что никаких противоречий между нашими Церквями нет. А это далеко не так. Беспокоит владыку и постепенное вхождение России в Общеевропейский Союз, который живет явно не по православным законам и пытается создать для всех стран единую общеевропейскую конституцию, противоречащую православной морали. Горячим было выступление оптинского игумена-иконописца Ипатия — об искупительной жертве Царя-мученика Николая II. Отец Ипатий убедительно показал, основываясь на Священном Писании, что добровольная жертва Царя-мученика все-таки, по пророчеству монаха Авеля, была искупительной жертвой за Россию, и это никак не входит в противоречие с тем, что всех нас уже искупил Христос. Выступление игумена вызвало бурю аплодисментов.

Неожиданная встреча

Здесь я встретил знакомую инокиню — Маргариту Калашникову, которая прежде подвизалась в северном Печорском монастыре и в Яренске. Она — духовное чадо схимонаха Усть-Вымского монастыря Феогноста, почившего три года назад. А сейчас инокиня — организатор выставки «Подвиг новомучеников и исповедников Российских и духовное возрождение Отечества». Эта выставка развернута в левом крыле зала Церковных Соборов. На ней представлены святыни почти со всех епархий: частицы св. мощей новомучеников и исповедников Российских, частицы покровцев, облачений, редкие документальные свидетельства. Святынь так много, что сразу же охватить их просто невозможно. Около каждой экспозиции стоит свой представитель и рассказывает о ней.

Открывают выставку экспонаты Марфо-Мариинской обители. Все вначале подходят прикладываться к святым мощам Великой княгини Елизаветы Федоровны и великомученицы Варвары, которые стоят в золотых мощевиках слева от входа. Рядом огромные портреты Елизаветы Федоровны, Царицы, Царя и царевен.

Два стенда было развернуто по новомученику митрополиту Серафиму Чичагову. На ней он представлен не только как прославленный святой, но и как летописец, художник, иконописец, врач-гомеопат. Также долго стоял я перед экспонатами из музея св. Павла Флоренского.

Как старая знакомая инокиня Маргарита показывает мне святыни, рассказывает, с какими трудностями пришлось столкнуться, чтобы все это собрать и сюда доставить. Как оказалось, инокиня Маргарита несет послушание референта Отдела религиозного образования и катехизации РПЦ, а здесь, на чтениях, является куратором секции «Новомученики и исповедники Российские».

«Как получилось, — спрашиваю м. Маргариту, — что ты, простая монахиня, стала организатором такой большой выставки и куратором секции?»

«Благословение на постриг от батюшки Феогноста я получила 17 июля, — отвечает м.Маргарита. — А это, ты знаешь, день Царственных страстотерпцев. Сам же постриг был произведен 18 июля — в день памяти великомученицы Елизаветы Федоровны Романовой. Так получилось, что и потом судьба меня сводила с новомучениками и исповедниками Российскими. В итоге назначили меня быть куратором секции по новомученикам на прошлогодних чтениях. А потом Святейший Патриарх благословил открыть эту выставку. Как она должна быть организована и как будет наполнена, об этом никто не знал. Но все устроилось промыслом Божьим по молитве самих новомучеников.

Никто не думал, что выставка примет такой размах. Когда пришли профессионалы-музейщики и спросили меня, сколько времени мы готовили экспозиции, то не поверили, что все сделано за три месяца. Обычно такие вещи готовятся за год. Благословение на ее организацию получила 1 ноября прошлого года, а в конце ноября этого директор музея Храма Христа Спасителя мне посоветовала отказаться от выставки, потому что еще ничего не было готово. До пострига я работала начальником отдела рекламы и маркетинга, кое в чем разбираюсь, но все равно нужного опыта не хватало, не знала, за что в первую очередь хвататься. Тем более здесь необычный зал, разделенный двумя рядами колонн и не приспособленный для выставок, совершенно новая тема, такие духовные пласты — все это нужно было продумать…

А когда все экспонаты были привезены сюда и размещены по своим местам, возникло ощущение храма, благодати. Я вдруг поняла, где нахожусь. Я поняла, что это сейчас самое святое место в Москве, потому что сюда свезены святыни со всей России — из сорока мест.

Что замечательно, впервые заседания чтений начались не в зале перед трибуной, а здесь, на открытии выставки, словом, которое было сказано владыкой Ювеналием, возглавляющим комиссию по канонизации. Служился молебен, и батюшки о. Андроник, о. Афанасий, о. Иосиф были облачены во священнические ризы священномучеников. Это было удивительно. Благодать необыкновенная».

С моей точки зрения, эта выставка является тем образом, которого не хватало Рождественским чтениям, чтобы дополнить слово, которое звучит на протяжении 12 лет с его трибун. Эти святыни, воспоминания, личные вещи, мощи тех, кто своей кровью, своей мученической кончиной прославил Господа, — ведь это тоже слово, но слышимое сердцем, душою.

На Рождественские чтения приезжают те, кто уже находится в церковной ограде. А на выставку, я думаю, надо привести тех людей, которые еще далеки от Церкви. И тогда через образ они смогут прийти к первообразу, ко Христу. Людям проще понять, что истина находится в Православной Церкви, когда они увидят частичку рясы с пролившейся кровью загубленного за веру священника. Они увидят эти антиминсы, на которых молились в тюрьмах, увидят самодельный иконостас о. Павла Флоренского, который он составил из дощечек, а иконы нарисовал простым карандашом. Они поймут, что православие не оторвано от жизни, оно очень конкретно и жертвенно.

Выставка организована по региональному принципу, но одна витрина не приписана к какой-либо епархии или региону. Она называется «Мученичество, евхаристия, спасение» и находится в центре зала, является как бы престолом. На ней царские вещи, рушник из царской семьи, святая Чаша, антиминс Павла Флоренского, земля из Алапаевской шахты, которая благоухает.

Я попросил матушку Маргариту рассказать историю этой необычной святыни.

— Земля взята была из шахты в Алапаевске, где мученически погибли Великая княгиня Елизавета Федоровна, ее келейница Варвара, Великие князья. Землю взяла в 92-м году директор православного театра «Глас» Татьяна Белевич, чтобы использовать в постановке о мученице Елизавете и Царской семье. И вот когда труппа собралась на студию для записи спектакля, то вдруг почувствовали в комнате сильное благоухание. Вначале подумали, что разлили духи. Но когда подошли взять землю, которая хранилась у них в красном углу за иконой Владимирской Божией Матери, то поняли — благоухает именно земля. Приехали в студию. Благоухание усилилось, его явно ощущали все присутствующие. Это было шестым свидетельством, послужившим прославлению Елизаветы Федоровны.

Уже после разговора с матушкой Маргаритой во время Рождественских чтений я несколько раз приходил на выставку — и всякий раз уходил потрясенный.

Исцеление

Много событий мы пережили в те дни. Однажды по окончании пленарных заседаний мы вместе с Володей Григоряном и другом нашей редакции Светланой Вяткиной из Перми — редактором православного журнала «Светоч» — решили прогуляться по ночной Москве. От Храма Христа Спасителя пошли в сторону Кремля. Куда еще иногородним идти в Москве? Вот он, Кремль-батюшка, с многочисленными башнями и куполами — сказочный на фоне темно-синего ночного неба. Пока мы любовались этим видением, подул пронизывающий холодный ветер, с крыш начало заметать поземкой. И для нас гулянье обернулось простудой. Я еще как-то держался, а Володя и Света заболели не на шутку. Чувствуя в себе хворь, я с утра пошел в Храм Христа Спасителя на богослужение и заказал водосвятный молебен за себя и друзей. Внутри храма столько престолов, что одновременно в нем служат сразу несколько батюшек. Я подошел к тому, кто совершал водосвятие. Дождался, когда батюшка прочитал мою записку, освятил воду и окропил ей всех присутствующих. С первым же прикосновением святой воды болезнь моя стала отступать, словно Сам Спаситель исцелил меня своим прикосновением.

Завьюженная очередь

А чтения шли своим чередом… Был я на нескольких секциях, в том числе с таким необычным названием: «Православные основы творчества и воспитания в детском и молодежном театре». Попал я туда из-за интригующей агитации очень обаятельной представительницы театра Галины Вайгер. Был и на двух научных конференциях. Одна из них называлась «Научные и богословские аспекты описания чудесных знамений, происходящих в Православной Церкви». Большинство случаев, о которых я там услышал, оказались мне уже известны, да и научный подход, признаться, мне не понравился. Надо ли к чудесам Божьим подходить с пробиркой и микроскопом?
Покровский монастырь (в тихую погоду)

Не все ли равно, каким образом Господь совершает то или иное чудо. Господь может все.

После этой конференции во мне вдруг заговорила совесть, что я до сих пор еще не сходил на поклонение к Матронушке. Не откладывая больше ни одной минуты, поехал в Покровский монастырь. Как назло, когда я подъехал к Покровскому монастырю, разгулялась настоящая пурга. Ветер крутил снежные хлопья над ночным монастырем. Сразу же от входа стоит очередь, я встал в нее. Спросил у последнего:

— К мощам стоите?

— Нет к иконе, а к мощам с другой стороны храма очередь.

Иду в начало очереди и вижу: к большой иконе Матронушки с силой прикладывают бесноватую. Она вырывается, кричит. Наконец приложилась и вся расхристанная, уставшая, заплаканная отошла от иконы и встала рядом с ней. Сопровождающая женщина успокаивает бесноватую: «Ну вот, видишь, все хорошо, теперь тебе будет лучше, теперь он тебя не будет беспокоить». Бес, видимо, действительно вышел из больной женщины. Она улыбается, сама еще не может в это поверить.

Сразу же за чудотворной иконой, установленной в нише в стене храма, внутри самого храма находятся мощи Матронушки. Очередь к ним раза в четыре длиннее, чем к иконе. И с каждой минутой все подходят и подходят новые люди. Только я встал в очередь, как ко мне подошел человек лет сорока пяти, бомжеватого вида и попросил: «Дайте Христа ради на хлеб, кушать нечего». Достаю кошелек, протягиваю червонец. «Спаси вас Господи! Дай вам Бог здоровья!» За мной встала женщина, он и к ней с той же просьбой, потом — автоматически к следующим приходящим. Обратился я к Матронушке: «Святая Матронушка, вразуми ты этого нахального „нищего“. Что ж он всех, приходящих к тебе, смущает». Действительно, в очередь подошли интеллигентные, еще совсем молодые бабушка с дедушкой с маленькими внучками-близняшками и начали громко срамить не в меру обнаглевшего «собирателя дани», так что ему пришлось ретироваться.

Очередь продвигается очень медленно, а непогода разгулялась. Вьюга неистовствует, заметает мою непокрытую голову. Замечаю, что в очереди в основном одни женщины, больше среднего возраста, но много и молодых девушек, лет 15−16. А мужчин — на сто человек, может, один. Какая-то пожилая сестра впереди меня, вся в черном, читает про себя акафист Матронушке и очень часто кланяется на все стороны. Как я понял, кланяется она больше для того, чтобы согреться. При чтении акафиста так часто кланяться вовсе не обязательно. Я стою и завидую этой сестре: вот молится Матронушке, додумалась взять акафист, а я нет. Как только она закончила, прошу книжечку себе и начинаю читать вслух. Вокруг меня сразу же образовалось кольцо, все люди крестятся, даже подпевают. «Господи, вот она, Россия, вот она где, наша православная Русь!» В очереди, может, до тысячи человек, и ведь никто не лезет вперед, никто не уходит, хотя стоять надо больше трех часов. Молодые девчонки рядом со мной подпрыгивают с ноги на ногу. Обе заиндевели.

— Ну, вы совсем как Снегурочки, — говорю им, помогаю отряхнуться от снега.

— А вы как Дедушка Мороз, у вас целые сугробы на плечи намело.

Сбивают с меня сугробы, в волосах целые комки снега. К концу очереди чуствуется, что все мы соединены общим духом, общим молитвенным устремлением припасть к мощам великой угодницы Божьей. Молитва Матронушки разрушает вражеские козни, прогоняет бесов, исцеляет от неизлечимых болезней.

Почему-то приходит мысль, что два десятка лет назад почти так же все, когда приезжали в Москву, стояли в очередь в мавзолей. Вот только никто там не молился, не заказывал молебнов Ленину, чтобы он умолил Господа о нашем здравии и благополучии. Этот набальзамированный идол и сейчас лежит на главной нашей площади и держит нашу страну в своих сатанинских чарах.

После чтения акафиста я почувствовал, как отношение ко мне окружающих переменилось. Женщина, похожая на монашку, стала рассказывать, как она побывала на выставке «Русь Православная» в Гостином дворе и видела там, обильное мироточение двух икон: иконы Божьей Матери и Александра Невского. Так мы ободряли друг друга. По приезде домой я узнал, что Богородичная икона — «Знамение» Божьей Матери — была привезена в Москву о. Пафнутием Жуковым из Сыктывкарской епархии (об этом читайте в конце статьи — ред.).

Счастливый человек

Промерзшие до посинения, мы наконец-то вошли в храм. Я встал в очередь на записки, заказал молебен с чтением акафиста Матронушке за всех, кто меня об этом попросил, и за своих близких. В одной записке можно указывать пятьдесят имен. Богатая рака святой, в которой находятся мощи, украшена огромными цветными лампадами и живыми цветами. Еще ни у кого из святых я не видел, чтобы к ним несли столько цветов. Все с благоговением прикладываются, ставят Матронушке свечи. Уходить от святой не хочется. Благодать ощущается явно. Как только я приложился к мощам, сразу же почувствовал необыкновенную духовную радость. На выходе сестра подала мне увядшие цветы от мощей. Они тоже являют чудеса.

Насколько велика помощь Матронушки мне пришлось убедиться на следующий же день. Лампадным маслом от святых мощей помазался разболевшийся Володя Григорян, у него поднялась температура до 38,5. И дал это маслице Галине Вайгер, у которой сильно заболел сын. У него тоже была высокая температура, возможно, грипп. Володя еще на ночь попил чаю с цветочками от Матронушки, а наутро встал без температуры. Галина, придя домой, помазала крестообразно лоб сыну, а на следующий день он уже убежал на улицу гулять, полностью излечившись. Думаю, что и меня Матронушка уберегла от московского гриппа, которым все-таки успели заразиться многие из приехавших на Рождественские чтения.

Убежден, что по молитве Матронушки я на следующий день смог встретиться с настоятельницей Марфо-Мариинской обители. Давно мечтал попасть в это святое место, и вот, наконец, желание осуществилось. Когда я вернулся домой, когда в полной мере осознал, где побывал, с какими святынями и людьми встретился в Москве, то вдруг понял, что я — счастливый человек.

N 458 «Вера"-"Эском» Христианская газета Севера России


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru