Русская линия
Вечерняя Москва Сергей Минаев22.02.2004 

Школьные годы — чудесные?
О святых в программе среднего образования

Дискуссия о введении в школьную программу основ православной культуры (ОПК), которую рискнула начать на своих страницах «Вечерняя Москва», очень своевременна. Однако видно, что дискуссия ведется с непривычки причесанно.

Проблема введения нового предмета в школьную программу упирается вовсе не в то, как он будет называться и какие там будут учебники, а в то, кто будет учить. Не писать учебники и методички в удаленных от школы академических кабинетах (здесь таланты наверняка найдутся), а лично стоять у доски и время от времени вызывать к этому истязательному инструменту двоечников. Здесь есть два варианта, из которых нужно сделать однозначный выбор — либо это будет обычный светский (чуть не написал это слово с буквой «о») учитель, либо служитель церкви. Разберем оба варианта. Если церковное руководство и Министерство образования согласны с тем, что вести предмет может светский учитель, то они должны согласиться — нет никакой необходимости вводить отдельный предмет. История религии может (да, в общем-то, и должна) стать частью обычной истории, священные писания — частью литературы (кстати, здесь, кроме Библии, нелишне будет упомянуть и Коран), ну, а если кому-то очень нравится учить класть поклоны (здесь я опять залезаю в область ислама), то для этого есть урок физкультуры. Скорее всего, наибольшие возражения могут возникнуть у физиков, которым предложат изложить еще одну версию образования Вселенной — за шесть дней, да у биологов — в вопросах об эволюции видов в Ноевом ковчеге. Они, видимо, будут спорить с необходимостью излагать на своих уроках точку зрения церкви. И я опасаюсь, что именно ради предотвращения этих споров инициаторы введения ОПК и носятся с идеей ввести отдельный курс. Но если не отспориться сейчас, то почва для спора никуда не исчезнет — она просто переместится из учительской в головы школьников, которым в разных кабинетах будут рассказывать диаметрально противоположные вещи. Хорошего в этом мало.

Еще меньше хорошего будет, если в школах появятся «люди в черном» или же «люди в белом», которые понесут Слово Божие безгрешным и прочим чадам. Будут ли они работать бесплатно? Если да, то рано или поздно мы столкнемся с разросшейся и дурно пахнущей проблемой ученических взяток — причем в наиболее лицемерной ее форме. Если нет, то откуда возьмутся деньги для оплаты их труда? Я утверждаю, что даже если сначала им будет платить церковь, рано или поздно окажется, что они будут существовать за счет остальных учителей. Боюсь оказаться правым, но такие вещи имеют склонность оказываться «последними каплями», переполняющими чашу терпения системы среднего образования.

Работа в этой системе — особенно не в Москве — очень далека от санаторно-курортного существования. Скорее, она диаметрально ему противоположна. Да, среди учителей есть самородки и подвижники от педагогики, но они в заметном меньшинстве. В большинстве — люди, для которых по каким-то причинам закрыты более денежные или интересные перспективы, и которые вынуждены коротать годы до пенсии в постоянных стычках со школьными хулиганами. Они уже предрасположены к смирению и упованию на высшие силы (либо озлоблены до крайности); в любом случае лучше уж церкви, ищущей возможность пробиться к детским душам, обратить свое внимание на этих учителей и сначала помочь им, чтобы потом помогать через них. Но делается ли это? Я знаю не так уж много работников системы образования, но по тем, кого я знаю, скажу — скорее нет, чем да.

Все это наводит меня на подозрения, если не сказать — уверенность: идея введения в систему среднего образования курса «Основы православной культуры» есть не что иное, как попытка Русской православной церкви какимто образом гарантировать свое привилегированное место в обществе и обеспечить стабильность своего существования. Цель сама по себе неплоха — она естественна для любого сообщества людей, что бы их ни объединяло. Плох метод ее достижения: внедряться в ослабленную систему, преследуя главным образом собственные цели, в живой природе называется словом «паразитизм».

Увы, это не оскорбление, это термин.

Сам я учился в школе, где было своего рода религиозное образование. Оно называлось пионерской организацией, Ленинианой и красными уголками. И если правду говорят, что в современной России какую бы партию ни создавали, все равно получается КПСС, то вряд ли введение курса основ православной культуры приведет к какому-то сильно отличному от «звездочек» и «линеек» результату. Стоит ли ради этого стараться? Сомневаюсь. Я бы с удовольствием прочитал учебник Наталии Трауберг по истории католицизма, на появление которого надеется в своем тексте Дмитрий Быков, но вряд ли штамп Министерства образования добавит этой книге ценности.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru