Русская линия
Российская газета Маргарита Шиц25.02.2004 

Элитная школа или школа для элиты?
Педагогический эксперимент сменился выкачиванием денег с родителей

Совсем скоро начнется запись в школы первоклашек. Родители ломают голову: какую школу выбрать? Государственную или частную?

Первые частные школы появились в России в начале 90-х. Сейчас их около семисот, причем треть из них находится в столице. Здесь учится 70 тысяч детей (в Москве — 18 тысяч). В основном это дети состоятельных родителей.

Многие из школ возникли в ходе педагогического эксперимента. Их создателями выступили педагоги с новаторскими методиками. Так, например, школа «Мумми-троль» стала настоящим оазисом для детей, увлеченных естественно-научными дисциплинами. В лицее «Ступени» был сильный гуманитарный цикл, а «конек» классической гимназии «Греко-латинский кабинет» — древние языки.

Но не только инновации отличали частные школы. Вместо учительского постукивания указкой по парте и императива «Я требую!» — тут всегда было обращение к ученикам на «вы» и с непременным «будьте так любезны». Психологический комфорт, небольшие классы, уютные интерьеры, хорошее питание — все это манило родителей.

Другое дело — цены. В середине 90-х частные школы брали за месячное обучение 100−700 долларов, но сегодня даже в самых демократичных стоимость учебы перевалила за 500 долларов в месяц. А некоторые московские «частники» оценивают те же тридцать дней уже до 1,5 тысячи долларов.

Результат такой: если раньше в частных школах учились как дети «новых русских», так и интеллигенции, то сейчас последних можно пересчитать по пальцам. В некоторых контингент учащихся сменился полностью.

Руководители частных школ с горечью говорят: цены растут потому, что дорожает аренда помещений. Не укомплектуем классы — не сможем работать дальше. Но, пожалуй, хуже всего то, что погоня за длинным рублем отражается и на самом качестве образования. Учителя боятся лишний раз одернуть распоясавшегося на уроке богатенького недоросля. Как никогда прежде, частные школы превращаются в некую ярмарку родительского тщеславия. Записать сюда ребенка — дело престижа родителей. К таковым можно, например, отнести Московскую экономическую школу: даже в детский сад при ней огромный конкурс родительских кошельков. Был случай, когда в очередь на обучение поставили годовалого ребенка!

Богатые школы, конечно, выживут. А вот что будет с маленькими, новаторскими, адаптационными? Плохо, если они станут еще более дорогими и недоступными для семей со средним достатком. А ведь к этому все идет: плату за аренду для школ снижать никто не собирается. И льгот у них нет никаких.

Совет эксперта

Людмила Парашинская, главный специалист департамента образования Москвы:

— Частных школ в Москве 225, из них аккредитованы — 127. Все они очень разные и по оплате, и по набору услуг. Можно сказать, что несмотря ни на что этот сектор сейчас востребован.

Дело в том, что частные школы поставлены в особые условия: родители платят деньги, и поэтому более скрупулезно отслеживают качество. Даже если ребенок учится хорошо, его нередко, по просьбе родителей, тестируют независимые эксперты. Кстати, родители могут даже подать в суд на школу, если она не обеспечивает должного качества обучения. Администрация учебного заведения должна будет, если проиграет дело, вернуть деньги и заплатить еще за моральный ущерб. Лет 6−7 назад у нас было несколько судебных дел. Но в последнее время таких случаев не было.

Мнения
Марат Зиганов, доктор наук, научный руководитель Ломоносовской школы:

— Фундаментальное образование не терпит экспериментирования. Как только учитель, который считает себя творческой личностью, начинает ставить эксперименты над детьми, даже не прочитав научной литературы, дело кончится плохо. Ребенок может пострадать. У нас была учительница, которая добивалась положительных, казалось бы, результатов: все ее ученики сочиняли в пятом классе басни. Но на контрольной они хватали двойки, так как просто не знали правил. В результате, поскольку не выполнялась обязательная программа, мы расстались с этой учительницей.

Рустам Курбатов, директор частной школы «Ковчег XXI»:

— Частные школы нужны не для того, чтобы учить богатых, а ради возможности свободного эксперимента. Государственная система очень консервативна и не предполагает коренных изменений содержания образования.

Скажем, на наших уроках математики ученик сам задает себе планку и старается подняться выше своих возможностей. На столе у учителя разложены карточки. Дети подходят и выбирают тот уровень, на который, как им кажется, они «тянут». Они решают все примеры, и потом сами проверяют себя. Есть у нас и такой принцип: знания, которые передаются не в готовом виде, а через сердце, через эмоции, усваиваются лучше.

Валентина Рындина, преподаватель школы при университете Натальи Нестеровой:

— «Частников» упрекают в стяжательстве. Да, за обучение надо платить. Но ведь и государственную школу сегодня бесплатной не назовешь. Минобразование пытается легализовать школьные поборы, введя договоры на дополнительные образовательные услуги в государственном секторе. Однако родителям сегодня приходится платить буквально за все: за ремонт класса, за новые парты, за занавески, за школьные пособия. Теперь уже даже педагогические эксперименты в классах-лабораториях норовят проводить за счет родителей.

Точка зрения: «за» и «против»

Елена Королева, мама второклассника:

— Перед поступлением мы обошли много школ. Увы, государственные нас не устроили: где-то нет учителя английского, где-то учительница начальных классов вынуждена вести сразу два класса. В ответ на вопрос: «Сколько будет детей в классе?» говорили: «Сколько приведут, столько и будет».

Выбрали частную школу. Платим 500 долларов в месяц. В классе 10 человек. Меня спрашивают: вы не боитесь, что за ваши деньги ребенку будут ставить хорошие оценки независимо от знаний? Но в частных школах комиссий и проверок больше, чем в государственных. А после занятий нам не надо бежать на разные секции-кружки: в школе есть любые…

Ольга Тимошина, мама пятиклассника:

— Нас не устроила частная гимназия с гуманитарным уклоном. Хотя преподавали интересно: сын цитировал большие куски прозы, декламировал стихи. Но дети на уроке вели себя безобразно: шушукались, перебрасывались записками, хихикали, читали сборники анекдотов. А учителя? Они или спасались бегством, или терпели ради своих детей, которых принимали в школу бесплатно, или ради приличной зарплаты позволяли богатеньким недорослям делать все, что им заблагорассудится.

Кстати

Люди с большими возможностями ищут либо очень дорогое образование, либо такую школу, где уже есть дети родителей их круга. В Ломоносовской школе учится племянник Александра Волошина. Ее же окончили дочери Сергея Доренко. В «Олимпе-Плюс» на Рублевском шоссе учатся дочери Сергея Шойгу и дочь Валерия Меладзе. В «Золотом сечении» — дочь Валдиса Пельша. Но самыми популярными у знаменитостей стали муниципальная школа N 1234 на Арбате, где учатся дети Валерии, сын Преснякова и Орбакайте. Причем Никиту Преснякова перевели в государственную из дорогой частной школы, где, по мнению родителей, ему ставили оценки не столько за знания, сколько за фамилию. Школу N 1239 посещает дочь Догилевой и Мишина, сын Аниты Цой. Спонсорский взнос при поступлении в такие государственные школы составляет несколько тысяч долларов.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru