Русская линия
Невское время С.. Косых17.02.2004 

Божий странник

Примерно раз в месяц он приезжает в Петербург поездом, автобусом, машиной. А дальше часто пешком, с рюкзаком-котомкой за спиной он спешит к людям, которые ждут его как самою большую надежду в избавлении от своих бед. Это отец Владимир Анисимов, молодой, энергичный священник.

Его облик не очень-то вяжется с привычным представлением о батюшке — степенном бородаче. Он скорее похож на инока. Но такая хрупкая внешность обманчива.

СИЛА МОЛИТВЫ

Отец Владимир занимается труднейшими случаями — врачует наркоманов и алкоголиков, окормляет безнадежно больных. Он обладает очень сильной молитвой. Среди его духовных чад есть семьи, где он отца избавил от пагубных пристрастий, детей вылечил от тяжелых болезней, где восстановилось взаимопонимание и начался рост благосостояния.

Батюшка Владимир по несколько месяцев жил в семьях наркоманов и алкоголиков. Он готовил их к исповеди, исповедовал, причащал, соборовал, толковал Евангелие, учил читать Святое Писание и молиться. На работу с наркозависимыми людьми его благословил архимандрит Анатолий Берестов из московского Крутицкого подворья, ведущий православный специалист-нарколог.

Теперь отец Владимир Анисимов мечтает построить свой центр для лечения наркоманов и еще православную общину для инвалидов-колясочников, потому что с петербургскими обществами инвалидов «Опора» и «Нева» он тоже работает как священник. Но ему одному, ежедневно отдаваясь молитве за страждущих, очень сложно вести и огромную административную работу. Он ищет единомышленников и помощников.

Когда я спросила, как сам отец Владимир относится к тому, что имеет дар избавлять людей от болезней и помогать в бедах, молодой священник застенчиво улыбнулся и тихо ответил, что немного пугается этого и что это не он помогает, а просто по вере людей воздается им. Как сказали ему монастырские старцы, через него Святой Дух сходит на землю. И после каждого случая проявления его дара отец Владимир особо истово молится, чтобы не возгордиться и не впасть в прелесть тщеславия

НАЧАЛО

Владимир Анисимов родился в шахтерском Прокопьевске, в войну сюда из блокадного Ленинграда вывезли его прабабушку. В четыре года, открыв бабушкину Библию он сказал: «Вот здесь написано: «Господи, помилуй меня грешного». С той поры начал читать. Через несколько лет бабушка умерла. Зайдя в церковь за поминальными свечами, мальчик там так и остался. Настоятель взял его работать помощником сторожа. Тогда Володю решили выгнать из школы, но настоятель на линейке перед всеми поблагодарил мальчика за помощь и вручил ему первую в жизни зарплату. Володю в школе оставили и разрешили свободное посещение.

Так он до 10-го класса и в храме работал, и учиться успевал. Родители мечтали, чтобы сын стал доктором. Он не перечил и поступил в медицинский. Но при этом тайно, без копейки денег, электричками из сибирского Кемерова поехал в Москву. По дороге помогал батюшкам вести службу в местных церквях. Настоятели с удовольствием давали необычному юноше рекомендации для поступления в семинарию. Так, через полстраны со стопкой рекомендаций мальчик из провинции добрался до Москвы и поступил в Троице-Сергиеву семинарию. И ему пришлось очно и заочно учиться в двух вузах.

В 2000 году он получил распределение в Нижегородско-Арзамасскую епархию. Отец Владимир уже знал, каким будет его приход. Еще в детстве на предложение нарисовать, кем он будет, мальчик изобразил разбитую дорогу, разрушенную церковь и батюшку на обочине. И когда митрополит Нижегородский и Арзамасский Николай предложил молодому священнику выбрать храм между Саровом и Девеево в деревне Ореховец с населением в 4 человека, то отец Владимир увидел знакомую с детства дорогу, покосившиеся избы и развалины храма. Это была церковь Вознесения Христова, построенная в XVIII веке по повелению Екатерины Второй.

Однажды прибираясь в заброшенном церковном доме, батюшка нашел доску с просвечивающейся иконой. Омыл ее святой водой, помолился, и на доске проявился образ Серафима Саровского. С той поры эта мироточащая икона везде и всегда сопровождает отца Владимира, с ней он проводит службы в семьях болящих, с ней врачует наркоманов, душевнобольных, алкоголиков.

ЧЕЧНЯ

Когда Владимир Анисимов уже заканчивал учебу в семинарии, в обитель обратились военные с просьбой предоставить священников для наших войск в Чечне. Среди немногих выбор пал на военнообязанного Анисимова. В конце 1999 года, получив благословение митрополита Кирилла, молодой дьякон отбыл в Грозный в расположение ракетных войск. Поначалу было немного страшно, ему никто не объяснял, как себя вести на войне, что может произойти и что делать священнику в бою. Бывалые военные стеснялись вести духовные разговоры с дьяконом, а вот рядовые доверялись охотнее. Владимир учил их читать на старославянском, трактовал Закон Божий, готовил к исповеди, вместе с полковым батюшкой крестил некрещеных. Прошло 8 месяцев службы, солдаты уважали дьякона Владимира, чувствовали защиту его особой молитвы, и вот однажды к нему, а не к отцу-командиру обратился молодой боец: «Батюшка, благослови на благое дело!» — но на какое дело, не сказал. Батюшка благословил, и солдат тут же решил разминировать мину-лягушку. Боец погиб на месте, а отец Владимир получил тяжелое осколочное ранение левой части тела.

— На моей вине была его смерть, — считает иерей Владимир. — Потом позже я понял, что это наказание Господне.

Полгода он лечился в военном госпитале имени Бурденко. Врачи не ожидали, но он выжил и с диагнозом остеомиелит — туберкулез костей, инвалидностью в документах и тростью в руках вышел из госпиталя. Через боль и страдания отправился по святым местам и молился, молился, молился. В истинной вере не усомнился и верит, что Святой Дух помог встать на ноги.

МОНАСТЫРЬ

— Когда я заканчивал семинарию, моим желанием было уйти в монастырь или принять обет безбрачия, — рассказывает отец Владимир. — Мой духовный отец старец Наум из Троице-Сергиевой лавры сказал, что я священник необычный и, выполняя уставы монастыря, должен жить в миру.

Как-то, увидев еще семинариста Владимира Анисимова с паломниками в Троице-Сергиевой лавре, епископ Никон Васин назвал его «ангелец Божий». А митрополит Нижегородский и Арзамасский Николай (ныне уже покойный), принимая молодого батюшку, порадовался, что у них будет служить «пасынок Господень».

— Здесь и там разные люди говорят про меня одно и то же, — продолжает отец Владимир. — Я чувствую, что мое место в монастыре, а в миру или кликушей назовут, или что еще придумают. Вспомните, в Святом Писании сказано, что у каждого юродивого были какие-то немощи. В монастырях ко мне часто обращаются как к юродивому, убогому и гонимому.

Гонимым монастырским юродивым видит свое будущее молодой священник, который несет людям добро, лечит наркоманов и алкоголиков и которому очень нужна наша помощь в его нелегком деле.

Однажды в Псково-Печерском монастыре к отцу Владимиру подошел монах и заметил, что батюшка просто светится изнутри, и, видя, как к нему подходят за благословением, уточнил, не было ли у того в роду старцев.

— Не знаю, наверное, были, — улыбнулся иерей Владимир, — корни моей семьи питерские и еще неизученные.

Каково же было всеобщее удивление, когда, подняв архив, отец Владимир узнал, что его прабабушка Анастасия, вывезенная в блокаду из Ленинграда, в девичестве носила фамилию Крестьянкина. И известный в православном мире старец Иоанн Крестьянкин из Псково-Печерского монастыря подтвердил, что у него была сестра Анастасия. Так что дар Божий передался по наследству.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru