Русская линия
Liberation11.02.2004 

В запретном некрополе

В данном случае «врата пустыни» — не метафорическое выражение. Эти монументальные ворота, словно упавшие с вечно голубого неба, возвышаются среди каменистой пустыни Хиджаза, прославленной Лоуренсом Аравийским. Высеченные в отвесных скалах, они открывают вход в горный склеп, где вечным сном спят мертвые. Это набатейский некрополь, построенный за несколько десятков лет до нашей эры.

Высокопоставленный чиновник, военный или врач резервировали здесь места для себя и членов своей семьи. Надписи, высеченные у входа в некрополь, предостерегает грабителей могил: «А тот, кто не поступает согласно тому, что здесь написано, испытает проклятия Душары, Хубала и Моноту. Он будет подвергнут штрафу в тысячу монет… которые должны быть заплачены священнику».

Доисламский период предан забвению. Набатеи — легендарный народ, упоминаемый в Коране и Библии, — стали известны всему миру благодаря городу Петра (Иордания), который являлся их столицей. Менее известно о том, что их царство простиралось до этого места, Медаин-Салех, на севере Саудовской Аравии. От Медины нужно ехать по пустыне 400 километров, чтобы увидеть древний оазис, пейзаж в котором достоин Голливуда: эрозия превратила глыбы розового песчаника в гигантские грибы, круглые бугры, островерхие пики и «шляпы». Набатеи соорудили здесь 138 гробниц, у каждой из которых есть колонны и свод. Они же построили здесь целый город.

Этот памятник античной эпохи остается почти неизвестным, поскольку Саудовская Аравия закрыта для туристов. Он еще не изучен: доисламская эпоха здесь предана забвению. По официальной версии, все, что существовало до прихода ислама, является варварством. Между тем в стране существовали также оазисы, где жили христиане и иудеи. Религиозные консерваторы не изменяют своим убеждениям, но сегодня саудовские археологи имеют возможность изучать то, что было до Мухаммеда.

Это путешествие — первое в своем роде. В результате многолетних контактов с саудовской стороной группа французских археологов получила разрешение четыре недели поработать в Мадаин-Салех вместе с саудовскими коллегами. Каждый день с восходом солнца они приезжают на объект. За рулем сидят только мужчины: женщины не имеют права водить машину. У входа охрана проверяет каждого: без разрешения по стране передвигаться нельзя.

Руководитель группы Лейла Нехме, француженка ливанского происхождения, не боится препятствий. И главным из них является то, что она — женщина. Уже одно то, что ей было поручено руководить экспедицией, не могло не шокировать саудовцев. Лейла говорит по-арабски, у нее бойкий язык, и она умеет очаровать и заинтриговать собеседника. Остальное довершает ее страстная любовь к набатеям, которых она изучает уже 18 лет. Она хорошо знает основные набатейские центры — Петру, Босру и Хирбет-эд-Дарих.

«Они рассекали гору сверху». В 10 утра жара становится трудно переносимой. Археологи ездят на джипах от одной горы к другой. Площадь объекта составляет 2,5 квадратных километра. Первая загадка: как были построены ворота? «Они рассекали гору сверху и постепенно спускались, делая террасы, — поясняет один из участников экспедиции, Жан-Клод Бессак. — Они были превосходными каменотесами. Традиция утеряна».

Именно благодаря своему архитектурному искусству набатеи остались в истории. Известно, что они появились около 312 года до Р. Х., что они были богатым народом, жившим за счет торговли ладаном и миррой. Свободолюбивые кочевники, они карали смертью всякого, кто строил себе дом. Но через столетие они перешли к оседлому образу жизни. Около 25 года до нашей эры они основали город Хегра (нынешний Мадаин-Салех). Из этого города, находившегося на стыке между Аравийским полуостровом, Сирией, Иорданией и Месопотамией, они контролировали торговлю пряностями и за плату обеспечивали охрану караванов.

Этот народ испытал на себе влияние египтян, сирийцев и греков. Хотя сейчас в королевстве женщины отстранены от участия в общественной жизни, у набатеев они играли важную роль: «В тот период женщина имела право на собственную могилу, а также могилы для своих детей и их потомков. Это признак определенной независимости, — отмечает молодой саудовский историк Хатун аль-Фаси. — Этот социальный сдвиг связан с активизацией торговли. Мужчины ходили с караванами, женщины сидели с детьми, со стариками, рабами, и вели дела». В 106 году по Р. Х. этот регион стал провинцией Римской империи — Аравии. Но римляне развивали морскую торговлю, вследствие чего Хегра постепенно пришла в упадок.

«Место, проклятое исламом». До 80-х годов в Медаин-Салех жили люди. Чтобы сохранить ценный археологический объект, саудовские власти решили передать эту зону в ведение Службы охраны древностей и осуществили «мягкую» экспроприацию. Однако в глазах многих саудовцев это подозрительное место.

Все здесь знают легенду, которая неоднократно упоминается в Коране: задолго до Мухаммеда пророк Салех, пришедший к самудянам (местному племени), чтобы наставить их на путь единобожия, уступил их требованию и совершил чудо. Он «вывел» из скалы верблюдицу, которая каждые два дня выпивала всю воду, а на следующий день давала молоко для всего населения. Но самудяне отказались принять истинную веру и убили верблюдицу. За это они были уничтожены землетрясением. «Это место проклято исламом», — говорит Мутлак аль-Мутлак, заместитель директора музея Аль-Уля.

Ежедневно здесь бывает лишь несколько посетителей. Многие саудовцы, в том числе Мутлак, хотели бы, чтобы объект был открыт для туристов. Разве сами шейхи не признали недавно, что они ошибались, возражая против присутствия в стране иностранцев? «Надо, чтобы люди знали: у нас есть не только нефть, мы располагаем одним из прекраснейших археологических памятников региона», — говорит археолог из Службы охраны древностей Дайалла ат-Таллих.

Страна начала «открываться» для туристов еще до событий 11 сентября 2001 года, но с тех пор процесс остановился. Эта проблема обсуждается в саудовской прессе. Как утверждает англоязычная саудовская газета Arab News, визы выдаются только для иностранцев, приезжающих в страну на работу и для занятий бизнесом, а «спокойная и скучная атмосфера кафе, где нет музыки, а в ресторанах вокруг каждого столика, заказанного семьей, натянуты занавески, заставляет вас почувствовать себя словно в тюремной камере. С каждым призывом на молитву вас просят покинуть магазин, который закрывается на полчаса». «Правда состоит в том, что мы не готовы принимать у себя иностранных туристов», — говорится в статье. В Медаин-Салехе еще долго не будет слышен человеческий голос.
Сильви Брие
10 февраля 2004 г.
Опубликовано на сайте www.inopressa.ru


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru