Русская линия
Правда.Ru В. Бубнов09.02.2004 

Джихад до Судного дня

Теракт в московском метро вновь породил разговоры о так называемом «саудовском следе». Многие издания, как российские, так и зарубежные, высказывают предположение о том, что за организацией теракта в Москве (а до этого — захвата заложников на Дубровке, взрывов в Ессентуках и у гостиницы «Националь» в Москве в конце 2003 года) стоит саудовский боевик Абу аль-Валид аль-Гамиди.

Так ли это на самом деле, предстоит установить следствию. Российские власти всегда утверждали, что иностранные наемники (прежде всего арабы) играют видную роль в деятельности незаконных вооруженных формирований. Именно выходцы с Ближнего Востока сосредоточили в своих руках распределение финансов, поступающих из-за границы. По мнению представителей российских спецслужб, сейчас ситуация такова, что арабы фактически встали во главе банд в Чечне.

Когда речь заходит о «саудовском следе», подразумевается не только то, что заказчиком теракта мог выступить араб-саудит. Такие предположения указывают на то, что истинные вдохновители и спонсоры терактов находятся не в Чечне, а, как это обычно формулируется, «в одном из иностранных государств». Которое, как правило, находится на Ближнем Востоке.

Российские издания не раз писали о том, что львиная доля финансовых средств поступает в Чечню от так называемых благотворительных исламских фондов, штаб-квартиры которых находятся в Саудовской Аравии, Кувейте, Катаре, Объединенных Арабских Эмиратах, Бахрейне, Иордании и т. д. Наиболее известны среди этих организаций Всемирная исламская лига, Международная исламская организация спасения «аль-Игаса», Всемирный высший совет по делам мечетей, Международная ассоциация благотворительной помощи «Тайба», фонд «Ибрахим аль-Ибрахим» и другие. Штаб-квартиры большинства этих организаций базируются в Саудовской Аравии. Стоит заметить, что формально все эти организации автономны и не подчиняются правительствам тех стран, в которых расположены их головные офисы. Хотя, конечно, ни в коей мере нельзя говорить о том, что благотворительные фонды полностью независимы и власти никак не могут повлиять на их деятельность. Другое дело, что «влиять» можно тогда, когда это выгодно по каким-либо политическим соображениям.

Среди организаций, в адрес которых наиболее часто звучат обвинения в пособничестве террористам, фигурируют «аль-Игаса», «Тайба», «Саар фаундейшн», «Братья-мусульмане», Благотворительное общество Катара. Считается, что они направили главарям бандформирований десятки миллионов долларов. Например, в сентябре 2003 году ФСБ обнародовала информацию о том, что аль-Валид получил от «Братьев-мусульман» 3 млн. долларов, часть которых пошла на финансирование терактов. Нет никаких сомнений в том, что это был далеко не единственный денежный «перевод». В декабре 2003 года телеканал «Аль-Джазира» обнародовал запись с выступлением террориста, в котором он пообещал организовать теракты на территории России с участием женщин-смертниц.

Вместе с тем, официальные власти той же Саудовской Аравии неоднократно утверждали, что в их стране благотворительные фонды не занимаются финансированием террористов. Еще в 1999 году власти этой страны ужесточили законы, направленные на борьбу с отмыванием денег и доступом к ним террористических организаций (прежде всего имелась в виду «Аль-Каида» Усамы бен Ладена, тоже, кстати, саудита). Впрочем, это никоим образом не стало препятствием для того, что 15 из 19 участвовавших в угоне самолетов 11 сентября были саудитами по происхождению. Это дало повод представителям западных спецслужб утверждать, что к борьбе с финансированием терроризма власти королевства подходят формально. И даже обвинять Эр-Рияд в причастности к организации терактов.

Естественно, нет никаких доказательств того, что власти Саудовской Аравии каким-либо образом причастны к теракту в Москве. Тем более, что Эр-Рияд и Москва в последнее время сделали определенные шаги навстречу друг другу как в экономической (совместные проекты по разработке нефтяных и газовых месторождений), так и политической сферах (недавний визит президента Чечни Ахмата Кадырова в Саудовскую Аравию). Кстати говоря, случайно или нет, но информацию о «саудовском следе» в московском теракте первыми опубликовали почему-то британские газеты, а уж затем эту новость подхватили российские… В этой связи уместным кажется мнение, приведенное в одном из исследований по современным российско-саудовским отношениям: до сих пор обе страны судят друг о друге в основном по публикациям в западной прессе. Которая, кстати говоря, после 11 сентября настроена к саудитам недружелюбно.

Однако нельзя закрывать глаза и на то, что если на официальном уровне отношения между двумя странами более-менее нормализовались, то так называемая «улица» (или общественное мнение) в Саудовской Аравии настроена по отношению к России гораздо более агрессивно, поскольку считает, что российские войска в Чечне воюют не с бандитами и террористами, а с мусульманами. Абсурдность подобных настроений очевидна, но очевидна здесь, в России. Призывы радикалов к «джихаду до Судного дня» находят отклик среди части саудовского общества (да и не только саудовского), особенно среди молодежи. Так что если и стоит говорить о каком-то «следе», то только в таком ключе.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru