Русская линия
НГ-Религии Саяна Намсараева05.02.2004 

Кого не любят в толерантной Монголии
Буклетами о жизни Христа местные жители растапливают печки

В Конституции Монголии 1992 г. записано, что «государство уважает религию, а религия признает верховенство государства». Это положение стало основополагающим для развития отношений между государством и религией в стране. Специальный закон, детально регулирующий государственно-церковные отношения, был принят в 1993 г. и дополнен в 1995-м.

Религиозная политика страны

Формулировки первой редакции «Закона Монголии об отношениях с конфессиями и Церквами», принятого в 1993 г., имели довольно жесткий ограничивающий характер. Например, статья 3 гласила: «За исключением буддизма, ислама и шаманизма в Монголии запрещено пропагандировать иные религиозные учения или вести иную религиозную деятельность где-либо, кроме церкви или монастыря». Статья 2 запрещала «проводить любую религиозную деятельность из-за рубежа», а «число прихожан и месторасположение монастырей должно контролироваться и регулироваться государством», было «запрещено иностранным гражданам или лицам без гражданства приезжать в Монголию с целью миссионерской деятельности, если только они не прибыли по приглашению религиозной организации и указали это целью поездки».

Ограничена деятельность всех религиозных движений, кроме буддизма, ислама и шаманизма — традиционных для Монголии вероисповеданий, хотя в тексте закона нет формулировки «традиционные верования». Государство в первую очередь оказывает помощь при восстановлении буддийских религиозных центров, имеющих культурно-историческое значение.

Если в начале 1990-х гг. государство в основном уделяло внимание возрождению буддизма в контексте национального возрождения и только училось строить отношения с церковными институтами, то с середины 90-х гг., когда «национальная» буддийская община окрепла и заняла доминирующее положение, государственные органы смягчили свое отношение к «нетрадиционным» религиям. Это нашло отражение в поправках и дополнениях к закону в 1995 г.

Буддийский ренессанс

Буддизм на протяжении нескольких веков оказывал огромное влияние на историю и культуру Монголии. В начале XX века в Монголии насчитывалось 583 монастырей и монастырских комплексов, 243 ламы-хубилгана (перевоплощений известных буддийских учителей и божеств). Буддийскому духовенству принадлежало около 20% всех национальных богатств страны. В 1920 г. в стране насчитывалось 110 тыс. монахов, составлявших около трети мужского населения страны. Монгольское государство представляло собой теократию во главе с Богдо-гегеном (Джэбцзун Дамба хутухтой).

Репрессии и гонения на духовенство в советский период монгольской истории превзошли по размаху и неоправданной жестокости антирелигиозные кампании в СССР. К 1937 г. в Монголии практически все монастыри обезлюдели, тысячи лам были убиты и сосланы. Такие же гонения и репрессии испытали на себе и последователи шаманских культов.

В 1989 г. вслед за СССР в Монголии тоже начались демократические преобразования. Заброшенные монастыри наполнились монахами и верующими. Тесные связи и контакты существуют между буддийской Церковью Монголии, Традиционной Сангхой России и Далай-ламой. Огромную помощь в возрождении буддизма в Монголии сыграли тибетские ламы и периодические визиты Далай-ламы, которого в Монголии, несмотря на общую границу с Китаем и окрики Пекина, всегда встречают на высоком правительственном уровне. При помощи неправительственного фонда произведены реставрация и строительство учебного факультета Идга Чойжчилинг при монастыре Гандан, действует цикл телевизионных передач «Открывая буддизм», открыта радиостанция «Дхарма» и организовано горячее питание для 200 послушников в монастыре Гандан, духовно и исторически связанного с известным тибетским монастырем Сэра.

За последние восемь лет в стране появилось более 160 буддийских дуганов (молитвенных домов) и монастырей. Подавляющее большинство буддийских общин составляют приверженцы тибетского буддизма традиционной для Монголии школы гелукпа. Недавно появилось несколько корейских и японских буддийских миссий, последователей направления дзен-буддизма. Их прихожанами стали по большей части корейцы и японцы, живущие в Монголии. Общая численность буддийского духовенства, лам и хувараков (послушников) насчитывает более 2,5 тыс. человек.

Правящая монгольская элита практически полностью состоит из людей, принадлежащих буддийской традиции. Свои буддийские предпочтения наиболее ярко проявляют премьер-министр Монголии Намбырын Энхбаяр и отчасти президент Нацагийн Багабанди. Премьер-министр в некоторых публичных выступлениях объясняет реалии политической и экономической жизни современного мира с буддийской точки зрения.

Ислам и шаманизм

Ислам исповедуют 4% населения страны. К ним относятся этнические казахи, большей частью исповедующие ислам суннитского толка. В основном они живут на западе страны. В июле 1992 г. образован ныне действующий Центр мусульман Монголии (Монголын ислам шашины тов), объединяющий мусульманские общины. В районах компактного проживания казахов действуют 10 мечетей, в 1993 г. в аймаке Баян-Ульгий открыто медресе (духовное учебное заведение), в котором обучаются около 3 тыс. студентов с преподавателями из Турции. Мусульманские общины Монголии периодически получают финансовую помощь от религиозных организаций Турции, Пакистана, ОАЭ.

Шаманизм не имеет специальных институтов. Судя по результатам социологических опросов, в современной Монголии сохраняется определенный религиозный синкретизм: участие как в буддийских, так и в шаманских обрядах. Шаманизм, так же, как и буддизм после периода гонений, испытывает небывалый подъем. Возрождаются культы «хозяев местности», в церемониях общественных молебнов у местных святынь, проводящихся по инициативе местного населения, нередко участвуют и представители центральной и местной властей. Указ президента 1995 г. «О поддержке инициативы поклонения и культа гор Богдо-Ул, Хан-Хэнтэй и Отгонтэнгэр» придал статус «общенациональной святыни» наиболее примечательным природно-историческим объектам.

Выросло число практикующих шаманов. Часть из них, как правило, представители старшего поколения, исполняли шаманские ритуалы в годы гонений тайком. Сейчас они получили возможность практиковать открыто. Например, представители малочисленной народности цаатан, оленеводы тюркского происхождения, проживающие на северо-западе Монголии в районе озера Хубсугул, особенно гордятся своим 90-летним шаманом Сунды. Он стал своего рода местной туристической достопримечательностью. По его словам, он не осмеливается исполнять многие сложные ритуалы, так как его настоящее шаманское облачение было конфисковано и сожжено.

Сам он не в состоянии восстановить сложный зашифрованный узор одеяния, а потому и не может передать свои секреты молодым шаманам. Интересно, что его сын в 1980-е гг. во время учебы в Иркутске нашел среди экспонатов местного краеведческого музея шаманский костюм. Ему удалось сделать фотографии костюма и показать их отцу. Шаман «прочел» рисунок облачения и сказал, что тот принадлежал очень сильному шаману, более сильному, чем он, а поэтому он и не осмелился бы повторить рисунок и узор платья великого предшественника.

Нетрадиционные религии Монголии

Христианская община Монголии немногочисленна. Она включает в себя представителей Русской Православной и Римско-Католической Церквей, некоторое число протестантских общин, лютеран, просвитериан, евангелистских сект, мормонов, свидетелей Иеговы, адвентистов седьмого дня. Новый Завет был переведен на современный монгольский в 1990 г. Если в 1992 г. в Монголии было 12 христианских миссий, то в 1995-м официально их зарегистрировано уже 20.

Точное число монгольских христиан не установлено, хотя известно, что в столице Монголии Улан-Баторе последователями учения Христа называют себя около 24 тыс. человек, что составляет около 0,3% от общего числа жителей столицы. В 2002 г. воздвигнуты два католических храма. 29 августа 2003 г. в Монголии было объявлено об официальном учреждении католической епархии.

Западные корреспонденты с энтузиазмом сообщают о «подъеме христианства» в Монголии, однако мои личные наблюдения в период месячного пребывания в 2003 г. в Монголии не подтверждают столь оптимистичной картины. Я стала свидетелем картины, как в отдаленном аймаке супружеская пара американцев, преподавателей английского языка из «Корпуса мира», с энтузиазмом раздавала красочные буклеты о жизни Христа. Местные жители с удовольствием разбирали брошюры и журналы. Хозяин дома, в котором мы остановились, объяснил, что все они идут на растопку печки. Действительно, с 1990-х годов зарегистрировано множество христианских сект, но их деятельность носит весьма ограниченный характер. Официально зарегистрированные религиозные миссии могут открыто заниматься миссионерской деятельностью. Сведений о преследовании по религиозным убеждениям и узников совести не имеется.

В целом мирное сосуществование различных религиозных организаций в Монголии способствует внутренней государственной политике веротерпимости. Вместе с тем время от времени в печати и СМИ раздаются голоса недовольных «консервативно» настроенных граждан, критикующих «прозападные» увлечения молодежи, к коим отнесена и христианская Церковь. Конституция не запрещает миссионерскую деятельность, однако государство запрещает деятельность миссионерских организаций в случае, если они маскируются под различные гуманитарные организации.

Немного статистики

Население Монголии составляет 2,4 млн. человек. Подавляющее большинство жителей страны — это этнические монголы. Религиозная идентичность населения сформировалась практически по признаку этнической принадлежности, поэтому обобщенно можно сказать, что этнические монголы (халха-монголы, баяты, буряты, ойраты и др.) исповедуют буддизм, а казахи — ислам.

По данным социологических опросов, уровень религиозности среди казахов и бурят оказался выше, чем у представителей других этнических групп. Причем для бурят Монголии (около 50 тыс. человек) оказалось характерным сочетание в религиозной практике буддизма и шаманизма. Халха-монголы составляют 80% населения Монголии. Среди них, назвавших себя верующими, 80% исповедуют буддизм, 10% - ислам, 4,7% - христианство, 5,3% - последователи других религий.

Уровень религиозности по возрастным группам также представляет неоднородную картину. На вопрос «Считаете ли вы себя верующим?» — 74,9% молодежи в возрасте от 16 до 30 лет ответили утвердительно; среди представителей среднего поколения от 31 до 60 лет — 67,1% и среди пожилых людей (от 61 и старше) — 78,1% считают себя верующими.

По мнению секретаря Совета по взаимодействию с религиозными организациями при президенте Монголии, нынешняя религиозная ситуация в Монголии представляет сложную и интересную картину. Правительство уже накопило определенный опыт взаимодействия как с традиционными, так и с нетрадиционными конфессиями. Оно уже в состоянии прогнозировать развитие религиозной ситуации в стране, выявлять степень влияния религиозного фактора на проблемы национальной безопасности.

По мнению членов совета, религиозным организациям необходимо не только возрождать внутриконфессиональные традиции, но и проводить реформирование, определенную модернизацию. Новые нетрадиционные конфессии представляют вызов традиционным религиям, нередко уповающим на помощь со стороны государства. Религиозный ажиотаж 1990-х гг. в последние несколько лет заметно спал. Многие новые конфессии, обретя свою паству, уже не ведут столь агрессивную политику, а население больше интересуют экономические проблемы нового времени.

Работа выполнена в рамках проекта «Религия в истории и культуре монголо-язычных народов России: буряты и калмыки в сопоставительном аспекте». Программа «Этнокультурное взаимодействие в Евразии».
4 декабря 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru