Русская линия
Московская правда Юна Сурская26.01.2004 

«Сбежавшая невеста-2», или Невероятные приключения в столичной секте

Вокруг с блаженными лицами стояли люди. Они бормотали что-то невнятное, кричали, активно жестикулировали, плакали, смеялись и обнимали близстоящих. На мгновение показалось, что я пришла на экскурсию в психиатрическую клинику. Но все оказалось гораздо хуже. Это была секта.

С некоторых пор мой коллега по творческому цеху стал напоминать чеширского кота: этакая вечно висящая в воздухе улыбка во плоти. Сначала я приняла это за новую «творческую фишку», но когда «акуляр пера» принялся активно учить всех вокруг роящихся жить по высоким законам нравственности, решила вытащить приятеля из «душевной передряги». В рамках журналистского расследования я провела в секте, прикрывающейся христианским вероисповеданием, несколько месяцев.

Хочу вам сказать, «религиозный гипноз» действительно очень силен. «Припудривание мозгов» началось тихим ноябрьским вечером в кинотеатре «Правда» на Тульской, где проходила ежегодная международная конференция для верующих. На ней присутствовали одухотворенные личности из Индии, Швеции, Белоруссии, Украины и более 70 городов России. Мероприятие включало в себя ежедневные служения, семинары-тренинги по танцам, дизайну, искусству «диджеить» и курсы для молодых лидеров. В промежутках между занятиями верующие пели, общались, слушали выступления известных пасторов из Швеции и каялись. «Покаяться» означало выйти на сцену в нужный момент, прочитать что-то вроде молитвы, заговорить на тарабарском, «не понятном дьяволу» языке — и ты уже готов, ты стал сектантом, то есть протестантом-харизматом, если цитировать пастора.

Со стороны весь балаган выглядит очень креативно и привлекательно. Зал с вечно счастливыми лицами поначалу напоминает модель «идеального мира». Слушая правильные и вполне логичные речи пасторов о «розовом будущем и обеспеченной вечности в райских садах», я почти начала верить. Но вдруг из-под кресел возникли интересные деревянные ведерки, покрытые тряпочкой с прорезанным в центре отверстием. Пастор Мацола, мужчина в самом соку, в вечно дорогих «забугорных» костюмах, на изувеченном русском попросил пожертвовать на пользу отечеству (интересно чьему?). Естественно, он объяснил, что чем больше человек кинет в ведерко, тем круче он будет жить дальше. (Библейская заповедь «что посеешь, то и пожнёшь».) Зомбированные люди «сеяли» сотни, пятисотни и, довольные «удачным» вложением капитала, шли домой.

Дальше начались тихие религиозные будни. Три раза в неделю прихожане посещают «церковь» — все тот же доморощенный кинотеатр «Правда» на Тульской. На каждом служении нужно делать пожертвования или отдавать десятину (десятую часть общего месячного дохода). «Хронические» сектанты подаются в организаторы, танцевальную труппу или церковный хор. По выходным активные члены секты собираются в «домашние группы» — это когда несколько человек с пряниками и пирожными идут домой к своему «лидеру» и рассказывают ему о своих житийных радостях. О проблемах они, возможно, и хотели бы поговорить, вот только у верующего человека проблем быть не может, поскольку он должен сиять каждую минуту от счастья, что вообще родился и живет на планете. Депрессия считается дурным тоном и заменяется душевными разговорами с «высшими силами».

Помимо курсов для «лидеров» столь оптимистических домашних групп, есть бесплатные занятия по обучению танцам и курс подготовки участников операции «Рыболов». Суть оной состоит в том, что некие специально обученные люди «вылавливают» в метро, на улицах, в магазинах, среди знакомых потенциальных евреев, узнаваемых по характерным чертам лица, и «отправляют» их на родину. Потому что, как известно, когда придет апокалипсис, выживут только евреи. Поэтому им нужно поскорее собраться в своей священной стране. Как-то я посетила собрание домашней группы у авторитетной служительницы Лилианы. После душещипательной проповеди мы начали молиться, и вдруг руководительница резко открыла глаза и, указав в сторону моей соседки, тихой кареглазой девочки, изрекла: «Она еврейка». Все начали поздравлять ее и класть руки ей на лоб и плечи. Оказывается, евреи или люди, похожие на представителей «священного народа», в секте пользовались особым почетом. Это было хорошим знаком — дотрагиваться до них во время молитвы и дарить им подарки.

Самое странное, что со временем эта правильная блаженная жизнь начинает нравиться. Алкоголики, наркоманы, преступники становятся «святыми» (их так и называют «святой брат, «святая сестра»). Правда, потом, когда они понимают, что это не вера, не спасение, а всего лишь бизнес, кощунственный способ заработать, они начинают вести жизнь в сто раз худшую, чем до покаяния. Очень часто в сектантстве некоторые глубокие натуры и одинокие люди отыскивают смысл жизни. Когда человек приходит на служение и видит сотни улыбающихся лиц, когда столько людей сразу желают ему здоровья и радеют о его судьбе, когда это обходится ему не так дорого, в третью или вторую часть от общего дохода, он думает, что в этом его счастье.

У меня в секте был хороший друг Игорь. Два года назад он был рэкетиром и грабил старушек, а теперь — студент второго курса библейской школы, лидер домашней группы и миссионер, проповедующий в нецивилизованных странах среди желтых песков и губастых верблюдов. Игорь был лидером нашей домашней группы и рассказывал жуткие вещи о том, как некие люди покаялись, а потом ушли из секты. После этого на них начали сыпаться несчастья: кирпичи с крыш, кислотный дождь с неба и все в этом роде до тех пор, пока они не возвращались. Обычно невозвращение «блудного сектанта» заканчивалось его летальным исходом. Это была самая главная «пугалка», из-за которой так много людей оставались в секте годами.

Тогда у меня встал вопрос: если секты неблаготворно влияют на материальное и, главное, психическое состояние человека, то почему их нельзя ликвидировать на государственном уровне? Ответ прост: потому что по Декларации прав человека «никто не вправе быть дискриминирован по своей расовой, половой и религиозной принадлежности». Замаскировавшись под религиозную организацию, предприниматели спокойно могут и дальше вполне законно продолжать свои негласные сборы. В среднем одно служение приносит организаторам от 500 до 2000 долларов, если учесть, что в неделю их три, то становится ясно, что секты не скоро исчезнут с российского «лохотронного» рынка.

В один из сектантских праздников в развлекательном центре «Измайлово» я наблюдала жуткую картину, напоминающую кадр из супертриллера. Представьте, некий великий пастор из западных стран читал на сцене проповедь, и вдруг люди в зале начали падать в обморок. Я хотела вызвать «скорую», но знающие объяснили, что это духовно-физическое приближение к всевышнему, что человек может пролежать в этом состоянии довольно длительное время, и его ни в коем случае нельзя трогать. Дальше на сцене начался настоящий цирк. Этот великий пастор орал (в прямом смысле слова) молитву, подносил ладонь ко лбу прихожанина, и человек падал. За минуту он «скосил» весь первый ряд, от чего все присутствующие в зале приходили в необычайный восторг. Валяющиеся на сцене люди содрогались в судорогах и стонали. Как мне потом объяснили, это были обычные «святые обмороки».

Но самое смешное началось тогда, когда «братья и сестры» вдруг решили выдать меня замуж. Это одна из наработанных уловок по удержанию в секте на наиболее длительный срок. Итак, вас красиво и помпезно выдают замуж за верующего и все: уже никогда вы не сможете развестись и, соответственно, уйти из «поженившей» вас секты — это тяжкий грех, который «святому» человеку брать на душу не положено.

Руководитель спецкурса «Журналистское расследование» в МГУ им. М. В. Ломоносова, журналист Владимир Мезенцев, просмотрев кассету с международной конференции, сказал, что это самая обычная, ничем не отличающаяся от остальных секта. Он успокоил, что сейчас их осталось не так много в России по сравнению с началом 90-х, когда был настоящий сектантский бум. Владимир уверил, что со временем они перестанут окупать себя и исчезнут совсем.

А пока меня «женили» на миловидном и местами пофигистичном миссионере, я пыталась вытащить кого-нибудь из этой «нечистой веры». После спокойной и аргументированной «антисектантской беседы» спасаемые люди снисходительно смотрели на меня, потом с уже порядком раздражающей улыбкой сочувствовали моей изуродованной «мирской» жизнью душе и продолжали жить «праведно», периодически даря мне сектантские книжечки и предлагая вернуться.

Но не так страшен черт в секте, как его малюют, поэтому неимоверными усилиями мне удалось-таки извлечь из этой обители лживой чистоты и благолепия несколько человек. Благо после этого они не только не подверглись яростной кирпичной атаке с крыш (тьфу, тьфу, тьфу — чтоб не сглазить), но и стали жить весело и вольготно на Руси.
«Московская правда», N 13, 2004. Стр. 7


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru