Русская линия
Труд Иоланта Валерьева26.01.2004 

Малиновый звон
Продолжается сбор средств для возвращения из США 18 колоколов Свято-Данилова Монастыря


…На колокольню Московского Свято-Данилова монастыря мы со старшим звонарем иеродиаконом Романом поднимаемся по крутой винтовой лестнице. Нас окружают стены, которым семь веков. Никого, кроме нас и колоколов, здесь нет, даже мышей, несмотря на возраст сооружения. Проводник объясняет, что грызуны «не переносят» звона и поэтому на колокольнях не водятся.

— Вату в уши положите, а то с непривычки от громкого звона оглохнуть можно, — советует отец Роман. В небольшой комнатушке, где хранится нехитрый инвентарь, на полке лежит и «средство от возможной глухоты». Но пользоваться я им не стала.

Звонарь берет в руки веревки, что привязаны к тяжелым языкам. И вскоре неподвижные колокола начинают петь. Нахохлившиеся голуби как по команде слетают с помоста. Звон складывается в трогательную мелодию. Музыка расплывается над обителью, заглушая гудящий внизу трамвай.

— Когда звонишь в колокола, молишься, — поясняет мне потом отец Роман. — В такие минуты думаешь о возвышенном, словно поешь. Моя песня — о небе, красоте Божьего мира. Колокол — это мистический инструмент, он похож на голос человека. А вообще его сравнивают с трубой Архангела.

Голоса прежних монастырских колоколов были слышны в Кремле и в Коломенском. Однако в 1930 году, когда обитель была закрыта, их продали американскому промышленнику Чарльзу Крейну почти даром — по цене бронзы, из которой они были отлиты. И все 18 уплыли за океан. Крейн подарил их Гарвардскому университету. Колокола установили на башне студенческого общежития в Лоуэлл Хаусе. После Второй мировой войны здесь открылся клуб звонарей, которые ухаживают за русскими колоколами. Нынче даниловские «трубы Архангела» в Гарварде напоминают миру о своем существовании по воскресеньям в 13 часов 15-минутным звоном. На них играют в дни матчей американского футбола и по праздникам. Сохранилось также воспоминание о том, как один из гарвардских студентов в 1945 году в честь окончания войны ударил в даниловские колокола сто раз. Голоса колоколов можно услышать в Интернете на сайте Лоуэлл Хауса.

Месяц назад в США прошли переговоры между представителями Московского патриархата и Гарвардского университета, в ходе которых была разработана схема возвращения даниловских колоколов. Согласно плану, Гарвард на собственные средства проведет анализ инженерно-технической возможности и строительных затрат, которые связаны с предполагаемой заменой колоколов. Затем, при подтверждении реальности проекта, переговоры возобновятся. Дальнейшие затраты по снятию колоколов, их транспортировке и установке альтернативного комплекта берет на себя российская сторона. По предварительным подсчетам, одна только отливка колоколов, которые нужно будет отправить в Гарвард взамен уникальных исторических, обойдется не менее чем в 700 тысяч долларов. Сейчас ведется подготовка к тендеру на эту работу.

Патриарх Московский и всея Руси Алексий II обратился к премьер-министру РФ Михаилу Касьянову с просьбой оказать содействие возврату колоколов. В прошлом году решение вопроса о колоколах было включено в юбилейную программу празднования 700-летия кончины святого князя Даниила Московского — основателя обители.

Старший звонарь монастыря побывал в Гарварде в составе российской делегации.

— Когда я увидел даниловские колокола, в которые звонили наши предки-монахи, меня охватил трепет, — делится впечатлениями иеродиакон. — А потом я звонил в них. Воздух словно вибрировал, эта дрожь передалась и мне. Ощущение полноты жизни и счастья охватило меня… Впервые в Гарварде услышали настоящий церковный звон. Всем очень понравилось. Меня даже не хотели отпускать. Внутренне я полюбил эти колокола. Очень тяжело было расставаться с ними. Понимаете, я увидел их, прочитал на них те надписи вязью, которые видел только в архивах: «усердием отца Архимандрита Ионы, жертвою купчихи Анастасии Сергеевны Захаровой о упокоении ея мужа раба Божия Иоанна"…

Колокольный ансамбль монастыря формировался более двухсот лет, рассказывает отец Роман. Звон возглавляли три больших колокола. Самый большой весил около 12 тонн. Он был отлит из старого с добавлением высококачественной меди в 1890 году в Москве мастером Ксенофонтом Веревкиным. Специалисты говорят, что колокол отличался особой дикцией, гармоничным сочетанием ярких высоких обертонов с бархатистыми низкими — редким достоинством колоколов столь большого веса. Два других — «Полилейный» и «Будничный» весили около шести и двух тонн соответственно. Затем шел ряд из десяти подзвонных колоколов весом от тысячи до 30 килограммов. Еще четыре зазвонных колокольчика были весом от 16 до 10 кг.

Большинство колоколов было отлито на одном заводе, чем отчасти и объясняется гармоничность звучания всего набора. Можно сказать, что весь ансамбль был вершиной мастерства русских литейщиков. Таким образом, в праздничном трезвоне участвовали 17 больших и малых колоколов. Еще один, отлитый в начале XIX века («Постовой») весил около 2,3 тонны и использовался отдельно от остальных — в дни Великого поста. Сегодня даниловский ансамбль в Гарварде — один из всего лишь пяти сохранившихся в мире тяжеловесных дореволюционных колокольных ансамблей. Остальные — в Ростове, Вологде, Псковских Печорах и в Таллине.

…Раньше православная Москва гудела в праздники сотнями колоколен. Но и колокола, словно людей, наказывали за неугодные царям вести — даже «ссылали в ссылки», вырывали языки… С приходом советской власти церковный звон стал едва слышен. Нынче святыни возрождаются. И в Свято-Даниловом монастыре надеются, что обитель вновь обретет свой неповторимый голос, который звучал, когда в монастыре хоронили Гоголя, Хомякова… Монахи уверены, что возвращение колоколов в родную обитель станет одним из ярких символов обретения некогда утраченного духовного наследия, духовного возрождения России.
24 января 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru