Русская линия
Русская линияАрхимандрит Августин (Никитин)16.01.2004 

Еретик тот, кто считает католиков еретиками
Беседа обозревательницы Русской линии Людмилы Ильюниной с архимандритом Августином (Никитиным), кандидатом богословия, доцентом СПДиС

Нормальных людей нет, а есть недообследованные

Людмила Ильюнина: Ваше высокопреподобие, отец Августин, вы — известный специалист по сектанству. Третий десяток лет вы преподаете предмет «Сектоведение» в СПБ духовных школах, а так же и в других учебных заведениях. Но за последнее время у вас появилось немало соработников. Самый яркий и активный из них — профессор А.Л. Дворкин. Его подход к предмету весьма отличается от вашего. Вас, скорее можно назвать «ученым сектоведом», а его — практиком. Каким на ваш взгляд должно быть соотношение научного и миссионерского сектоведения"

Архимандрит Августин: Во-первых должен сказать, что я отношусь к деятельности Дворкина весьма положительно, он человек толковый, талантливый, трудится как рабочая лошадка — копает, публикует факты. На основании его публикаций можно составить более полное представление о сектантстве в целом и по каждой секте в отдельности. Он отличается от тех, так называемых «религиоведов», которые размазывают кашу по тарелке: «Да, надо бы, надо бы, хорошо бы. Но, к сожалению, грантов нет, фондов нет». А он делает дело. Как человек талантливый он может увлекаться, его может заносить, но в целом его деятельность, это как фермент. Дрожжи — они нужны для общего подъема квашни. Если их отдельно попробовать, они не очень приятны на вкус. Но в целом они нужны, и без них не взойдет ничего.

Людмила Ильюнина: А что значит «заносит»" Вы имеете в виду то, что в последнее время его любимой темой стали «сектантские движения внутри Церкви»"

Архимандрит Августин: Я имел в виду вот что: несколько лет назад он опубликовал брошюру, в которой отрицательно отозвался о некоторых сектах, таких как кришнаиты, саентологи. Но свои мысли не подкрепил ссылками, откуда взяты цитируемые им высказывания сектанотов, изложение их доктрины. Он написал, что кришнаиты приносят жертвы какие-то. Это очень серьезное обвинение. Ему надо было сослаться на определенный источник — и тогда бы он был в стороне. А если ссылок нет, то за это придется отвечать. Кришнаиты и саентологи совместно подали на него в суд. К сожалению, и Глеб Якунин поддержал этих сектантов. То есть, он окончательно тогда уже перешел на антипатриархийные позиции.
Это было трудное дело. Но Дворкин его выиграл в суде.

Людмила Ильюнина: Это старая история. Я же спросила о недавних выступлениях в связи с практикой о. Анатолия Гармаева, движением за канонизацию Григория Распутина и Царя Иоанна Грозного и почитанием Царя-мученика. Как вы считаете, можно ли людей, которые являются приверженцами этих движений называть сектантами, как это делает Дворкин"

Архимандрит Августин: Я на примере англиканской церкви могу проиллюстрировать неправомочность такого отношения. Общеизвестно, что в англиканской церкви существуют три течения. Высокая церковь — тяготеет к англокатолицизму, низкая — тяготеет к кальвинизму и широкая — она открыта для диалога с православием. Но никому и в голову не придет называть эти направления сектами. Они сосуществуют, так же как птица имеет два крыла — правое и левое и она не может на одном крыле лететь. Или, если резко руль свернуть в одну сторону, корабль будет по кругу ходить. Если Церковь с кораблем сравнить, ей нужны для баланса и либералы и консерваторы, чтобы они друг друга сдерживали, и корабль чтобы шел по среднему курсу, что называется, чтобы сохранялась золотая середина. Если мы в англиканский храм зайдем мысленно, мы можем по внешнему виду определить, он протестантам принадлежит или англокатоликам. Если англокатолики (высокая церковь) — у них на престоле свечи, облачения более роскошные, есть некоторая католическая атрибутика. В низкой церкви храм пустой и минимум украшений в интерьере. Что интересно, у нас ведь тоже можно зайти в храм и по некоторым внешним признакам определить позицию прихода и настоятеля.
По интерьеру храма, пожалуй, приверженность настоятеля и прихода к какому-либо из направлений не определишь — иконы, архитектура, облачения и прочее, все будет одинаково — у нас, слава Богу, нет в этом каких-то разногласий. А вот по репертуару книжных ларьков сразу все видно: если Меня продают — значит, либералы; если литература какая-то черносотенная — значит, консерваторы. Но никому в голову не придет сказать, что это — левые сектанты, а это — правые.
Если люди, исповедующие ту или иную идеологию внутри церкви, — например почитающие Распутина и Ивана Грозного, — являются «практикующими прихожанами» называть их сектантами нельзя. Они исповедуются, причащаются, регулярно посещают богослужения, молятся за священноначалие. А если у них есть какие-то «завихрения», «заносы», ну, это их частное дело.
Хотя, существуют, конечно, среди набора этих «заносов» и явно еретические. Например, после канонизации Царской семьи появились самопальные акафисты, где Николая II называют «соискупитель» — ну, тут все уже ясно. Это то, что преподобный Максим Грек называл «как бы от ереси». И нет на таких людей синодального решения, которое ставило бы их на место. Но, вероятно, оно будет принято. Потому что в синодальных кругах выражают обеспокоенность тем, что появляются такие неутвержденные молитвы Царю Страстотерпцу Николаю II.
В любой среде есть люди, которых в психиатрии их называют «девианты», то есть, «с отклонениями». Есть талантливые поэты, писатели. Ну, скажем, Пушкин — блестящий девиант. Каждый гений — девиант. Когда «отклонения» идут на пользу обществу, то им «внимает благодарное потомство». Но есть такие девианты, которые вредят обществу, а когда психиатр познакомится с их творчеством, он скажет: «Наш больной! Это клиника, это лечат, если, конечно у больного есть желание».

Людмила Ильюнина: Но я знаю, что среди тех, кто почитает Распутина и Ивана Грозного большинство вполне нормальные люди, не все же там психически нездоровые. Есть историки, которые всерьез занимаются этим вопросом и пытаются критически исследовать материал, а не просто кликушески призывают немедленно прославить новых святых.

Архимандрит Августин: Когда-то и Фоменко называли серьезным историком, но мы-то знаем, что это такое. А насчет того, что нормальные люди этим занимаются, то была такая шутка у психиатров: «Нормальных людей нет, а есть недообследованные».

Людмила Ильюнина: Где же тогда критерии" Ведь инициатива канонизации святых у нас очень часто исходила именно от народа. За редким исключением официальное прославление следовало за народным почитанием.
Так, к примеру, в народе сохранялось вполне осознанное почитание Иоанна Кронштадтского. Или взять ту же Царскую семью — началось все с явного народного почитания, а уже затем официальная церковная комиссия рекомендовала Архиерейскому собору их прославить. Почитатели святого праведного Иоанна Кронштадтского и Царственных Мучеников тоже могли казаться кому-то ненормальными или слишком неуравновешенными в своем рвении. Где тут грань между «нормальностью» и «ненормальностью»"

Архимандрит Августин: Если избиение Новгорода произошло по приказу Ивана Грозного, когда десятки тысяч трупов было в Волхов сброшено, какая может быть речь о канонизации" Какой-нибудь православный большевик скажет, что раба Божьего Иосифа нужно причислить к лику святых, потому что он был государственник, укреплял Русь святую, ну, а 60 милллионов, «прокрученных» Чекой — это история спишет.
Надо всегда смотреть на то, кто говорит о канонизации, потому что, скажем, в Хорватии (у католиков) причислили к лику святых кардинала Алоизия Степинаца, который молчаливо одобрял геноцид сербских православных христиан во время Второй Мировой войны. Хорватскими усташами было уничтожено до 600 тысяч православных сербов. И его сейчас римская курия причислила к лику святых. А почему" Потому что после войны коммунисты его держали под домашним арестом, дескать, он пострадал, новомученик.
Дело в том, что Хорватия — это сейчас чисто католическая страна, сербы там в меньшинстве. Есть такое понятие — «организовать режим продавливания». В Ватикане у них свое лобби, и они организовали канонизацию. «Дайте нам нашего национального святого»! Выдвинули кандидатуру. Допустим, так — Папа не утвердит, значит, восстановит против себя всю Хорватию. И вот на таких весах гирьки и склонились в пользу канонизации.

Людмила Ильюнина: Это особенность католиков — политическое отношение к святости, потому что, это ведь не единственный случай, подобной вами упомянутой канонизации"
Кого-то они деканонизируют — это тоже «по просьбе трудящихся» происходит"

Архимандрит Августин: Нет, они исключили из своих святцев имена тех, сведения о которых носят легендарный характер, и их историчность документально не подтверждается.
У них, так же как у нас. В 60-х, начале 70-х годов в журнале Московской патриархии публиковали жития святых. Чем это было вызвано" До революции были брошюры, там столько было накручено вокруг святых различных измышлений: по молитве горы сдвигались и прочее. Патриархия решила все это несколько подчистить. Жития святых публиковались уже в более реалистичном ключе. Тогда в Патриархии подвизался молодой Александр Мень, и как раз он, обработав таким образом ряд житий, поместил их в «ЖМП».

Людмила Ильюнина: Это что, говорит о его католической направленности" Но мы-то верим в чудеса и в то, что по Евангельскому слову святые могли и горы передвигать, почему нет"

Архимандрит Августин: О.А.Мень это делал не сам по себе, а как говорят, «по заказу Московской патриархии». Как мы видим в титрах какого-нибудь фильма написано «по заказу имярек». Если бы он что-то от себя делал и явно плыл против течения, его бы никто не публиковал. Значит, это была не только его позиция.

С сектантами надо говорить на их языке

Людмила Ильюнина: Но мы отвлеклись. Вопрос был: «Существует ли отличие между научным сектоведением, которое преподают в Академии, и тем, чем занимаются „обличители сект внутри церкви“»

Архимандрит Августин: Я уже сказал о Дворкине — он колоссальную работу делает. Он — рабочая лошадка, а если из-под копыт савраски летят комья грязи, так это неизбежно. Я его лично не знаю, могу судить только по публикациям, и могу сказать — если не он, то кто будет активно бороться сектантами"

Людмила Ильюнина: Но бороться-то надо действительно с настоящими сектантами. Вам это тоже приходится делать. Какими методами вы пользуетесь"

Архимандрит Августин: Есть, действительно, подход академический и подход полемический. Я, когда пишу на эти темы, или когда по радио выступаю или на лекциях, я всегда полемизирую с сектантской доктриной, и не опускаюсь, как Ленин в свое время, до обличения противника на личном уровне.
А у нас еще с ленинских, советских времен вся эта борьба велась с ударами «ниже пояса». Например, так «боролись» с Сан-Мен Муном и его «Церковью объединения». Можно спорить по поводу их причудливой, еретической доктрины. Показать ее несостоятельность. А можно взять и сказать: «Он такой-сякой, у него несколько жен было, он участвовал в страшных оргиях, у него финансовые махинации, за ним ЦРУ стоит» и т. д. Это всё правда, но, используя такие приемы обличения, мы встаём на опасный путь и можем «наступить на грабли». Такие горе-пропагандисты обычно делают вывод: «Видите, какая грязная личность» А значит, и религия у него — грязная и не истинная". То есть, употребляется апелляция к неприязни к человеческим слабостям и порокам. Представим себе, что начнут Русскую Православную Церковь таким же методом критиковать. Все припомнят: какие архиереи — извращенцы есть; о связи с КГБ вспомнят; о финансовых аферах (табак, водка). Следовательно, могут сказать: «Православие — вот оно какое. В нем пороков тоже хватает». Ну что, получили граблями по лбу.
У нас был такой случай. Ректор мне передал, через канцелярию, брошюрку московской исследовательницы, написанную именно в таком ключе (по поводу сект). Я написал отзыв, что все написано на уровне «ниже пояса», и если начнут о нас так говорить, то и мы уязвимы. В отсутствии меня на совете, ректор негодовал. Дескать, вот, уважаемый человек, из Москвы, прислал нам свою книгу, а тут — такой отзыв! Но потом, когда я начал заниматься Муном, вижу — еще одна книжка этой самой исследовательницы, с краткой ее биографией на обложке. Такая-то, такая-то — полковник МВД, член ЛДПР, входит в исполком с Жириновским. Одна из ее книжек в соавторстве с Жириновским, он, конечно, не специалист, но он стоит первым, она — второй. Соответственно, подход к борьбе с сектами такой мвд-эшный — сбор компромата, да и все.

Людмила Ильюнина: Еще это можно назвать «сектоведением уровня кухонных разборок»"

Архимандрит Августин: Да, у них так: выясняются контакты, связи, собирается компромат — все, больше их ничего не интересует, о доктрине два слова. Они «ни ухом, ни рылом» ничего не понимают в этих доктринах. Полковник МВД будет соотношение лиц Пресвятой Троицы обсуждать, да"

Людмила Ильюнина: Но мне кажется, что обычные сектанты тоже не очень-то разбираются в догматике, и не особенно-то их убедишь, когда будешь доказывать догматическую неправоту их лидеров.

Архимандрит Августин: Если те люди, которые практически занимаются антисектантской пропагандой, «идут в народ», тут надо на доступном уровне общаться. Если мы начнем разговор с какого-нибудь «функционального субординализма», то мы тут же подрубим сук, на котором сидим.

Людмила Ильюнина: Как же быть" Обличать сектантов в безнравственности опасно, можно получить, как Вы говорите «граблями по лбу», о догматике — бессмысленно, все равно не поймут. А что же нужно делать, на Ваш взгляд"

Архимандрит Августин: Я на примере поясню, расскажу, как я на опыте убедился, какой прием в разговоре с сектантами самый эффективный. Однажды я встречался с саентологами, не с профессионалами, а с теми, кто практикует саентологию, учится-лечится. Говорить с ними о том, что Хаббард был шизофреник, извращенец и сумасшедший — это и недостойно, и на это они могут ответить: «Это все клевета». С ними можно было бы на их саентологическом языке говорить, привлечь все эти «одитинги», «клиры» — термины, которые они употребляют, Но они запрограммированы. У них высокая степень защиты, ничего «духовного» они не услышат.
А я по-житейски подошел. Разговор был такой.
 — Вы за первый сеанс одитинга — долларов 60 платите"
-Так, — говорят, — примерно.
 — Второй сеанс — 100, третий — 150. И ведь вам как говорят" Что если вы начали, то нельзя прекращать, иначе все пойдет вразнос. Ну, в общем, долларов 400, — я говорю, — у вас так выкачают, только тогда вы поймете, что это все лохотрон. Так вот, вместо того, чтобы две недели сидеть опутанными проводами (электропсихометрами и т. п.), вы бы съездили на две недельки за эти 400 долларов в Анталию — послушали бы шум прибоя, на закат бы полюбовались под шелест пальм — и так ликвидировали бы свою усталость, всякие фобии навязчивые, бред. Все это бы исчезло, и вы бы вернулись свеженькими в Питер. Вас как кроликов держат в вольере, вы сидите, вас третируют, 400 долларов вы отдали, — так те, кому вы их отдали, и поедут на эти деньги отдохнуть вместо вас.
И эти доводы были решающими, после этого они как будто от спячки очнулись.

Людмила Ильюнина: И вы стали им говорить о Православии. О том, что покой не только загорая в Антальи можно обрести, но и в храме на соседней улице"

Архимандрит Августин: Нет. Как я уже сказал, о духовных вещах с ними говорить невозможно, они запрограммированы. Так же, как какая-нибудь марксистка, ей будешь на фактах доказывать, что она неправа, а она будет кричать: «Не трогайте Ленина! Ленин — это свято».
Поэтому сначала надо только показать, что сектантские игры — это просто вытягивание денег. Один из признаков тоталитарной секты — когда образ Христа вытесняется образом лидера секты. Взять их календарь — у них там только те даты, которые связаны с Хаббардом. Им как нищим милостыню кидают — ну, в отдельных случаях, если укоренилась традиция, можно еще такие праздники, как Рождество. Но главное — это день одитинга, это день выхода Дианетики, день рождения Хаббарда и т. д.

Людмила Ильюнина: Где же тогда можно, борясь с сектантами, разоблачать их на богословском уровне" Так чтобы услышали не только студенты духовных школ, которые и так, я надеюсь, православные, а те, кто уже попал в секты или их потенциальные жертвы, или чтобы услышали родственники обманутых сектами, с тем, чтобы приобрести доводы для переубеждения.

Архимандрит Августин: Как правило, сейчас такие разговоры возможны только на радио. У кришнаитов есть радиостанция «Кришна-лука», у христиан есть станция «Град Петров», «Мария», «Теос».

В человеческих отношениях в церкви действуют те же законы, что и в миру

Людмила Ильюнина: И радио «Мария», и радио «Теос» большинство православных воспринимают как «вражеские голоса». Есть православные, которые считают, что радио «Мария» занимается католическим прозелитизмом.

Архимандрит Августин: Если нам, православным, дают на «Марии» или «Теосе» вещать, мы должны использовать эту возможность.

Если я про каких-нибудь саентологов, мунитов делал цикл передач на «Марии», про раэлитов, виссарионовцев рассказывал, то какая тут может быть провокация или прозелитизм" Это — наша общая позиция. Можно сравнить эту ситуацию с той, что была во время Второй Мировой войны: был общий противник, и объединились разные системы, чтобы противостоять общему, более опасному врагу. А уже потом, когда его ликвидировали, начали между собой бескровные состязания.

Людмила Ильюнина: А почему бы не выступать на антисектантские темы на православном радио"

Архимандрит Августин: «Град Петров» записал несколько программ и всё, дальнейшего приглашения не последовало. Я же навязываться не буду.

Людмила Ильюнина: Как вы относитесь к убеждению православных, что не только сектанты являются нашими противниками, но и католики — несомненные еретики"

Архимандрит Августин: Еретик тот, кто так утверждает. Почему" Да потому что он идет против позиции прославленного святого — митрополита Филарета (Дроздова), который был авторитетнейшим богословом 19 века. Его авторитет незыблем. В Московской Академии до революции проходили Филаретовские вечера каждый год, пока это советская власть не прекратила. И он говорил, что «ни одну церковь, исповедующую Христа, яко Бога и человека я не дерзну назвать ложной». Вот, если они Иисуса Христа как Сына Божия только по усыновлению признают — значит, еретики: иеговисты или мормоны, или еще кто-то. Они другого Христа исповедуют. А даже если мы имеем дело с крайне протестантскими течениями, например квакерами, у которых ни одного таинства нет, но у них правильное учение об Иисусе Христе, то у них пусть маленькая, но доля истины есть.

Людмила Ильюнина: Думаю, что для многих православных, которые прочитают эти слова, они прозвучат, как еретические.

Архимандрит Августин: Разные существуют группировки, направления в Церкви, консервативные и либеральные, но бывает что-то такое, что будоражит всех и до сих пор не может найти определения. Например движения, сложившиеся вокруг о. Георгия Кочеткова и о. Александр Борисова.
Когда запрещали отца Георгия Кочеткова в служении, то основанием был инцидент, который у него в храме был, в Печатниках. Его хотели прижать, и, казалось бы, всех собак надо вешать на него. Был повод — человек вызов бросает, у него целый институт, конференции собирает, показывает активную работу на приходе. Интеллигенция техническая тянется к нему. Зачем это все остальным-то" Ему все говорили: «А оно вам надо»"
Но запретили-то его в служении за драку алтарников в храме, а не за то, что он сектантство разводит, это на официальном уровне не звучало, а только на неофициальном.

Людмила Ильюнина: Почему же так происходит" Ведь например деятельность осужденного «сектоведами» о. Анатолия Гармаева по сравнению с тем, что делает о. Георгий Кочетков выглядит невинным провинциализмом. И вот, его осуждают чуть ли не как оккультиста, а у Кочеткова растет количество приверженцев. И никаких богословских чтений по поводу его учения не устраивается. Откуда такая выборочность"

Архимандрит Августин: Значит, это не секта, раз таких упреков не звучит. Его книги разбирались, пытались там найти какие-то ереси — не нашли. Целая комиссия работала. Это мрачный юмор — делали «как заказ поступил»: доказать, что — филокатолик и педофил. Не удалось. Уж казалось бы, если у него замкнутая община, как секта, обвините его в этом -вертикали его упомяните, степени посвященности и пр. Нет, на официальном уровне этого не было.
А на счет Гармаева я не в курсе, я не читал его книг, ничего не знаю о его общине и не берусь комментировать.
В целом ситуация с «сектанством в Церкви» напоминает советские времена, когда судили кришнаитов и были такие нюансы. Вот, суд идет, общественный обвинитель, скажем, обвиняет кришнаитов в связях с ЦРУ. Дескать, их резидент приехал из Америки, а за ним ЦРУ стоит. И это муссируется в средствах массовой информации, а в официальное обвинительное заключение это не входит, потому что не доказать. То есть, за руку не схватить, но мнение уже создано. Логика, примерно, та же самая. На бумаге — попробуй-ка, заяви, что они сектанты — слишком мало аргументов.
Но, как известно, любая неординарная личность вызывает то, что называется в психиатрии немотивированной вспышкой злобы.

Людмила Ильюнина: Я бы сказала, что ваши последние высказывания дают не церковный, а светский взгляд на внутренние проблемы Русской Православной Церкви.

Архимандрит Августин: В человеческих отношениях в церкви действуют те же законы, что и в миру, и не надо на это закрывать глаза.

http://rusk.ru/st.php?idar=1001192

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Дмитрий Игнатов    15.09.2008 12:37
Предел Православия есть чисто ведать два догмата веры – Троицу и Двоицу: Троицу неслиянно и нераздельно созерцать и ведать, Двоицу – два естества во Христе в едином Лице… исповедать.
Преподобный ГРИГОРИЙ Синаит


Не хватит ли нам критериев для ереси? А в ином, – себе внимайте!
  Александр С    21.05.2007 11:08
Людмила Ильюнина:
Как вы относитесь к убеждению православных, что не только сектанты являются нашими противниками, но и католики – несомненные еретики"
Архимандрит Августин:
Еретик тот, кто так утверждает. Почему" Да потому что он идет против позиции прославленного святого – митрополита Филарета (Дроздова), который был авторитетнейшим богословом 19 века.

Но если католики для православных не еретики и православные для католиков не еретики, то почему нет единого канонического общения, нет совместной Литургии? Почему мы, православные не исповедуем веру нашу так, как исповедуют её католики? Почему мы, православные, исповедуем Иисуса Христа Господа нашего прямо – противоположно исповеданию Католической Церкви? Кто – то из нас лжёт на Христа или мы православные или католики. А если это так, то кто–то из нас еретики, или мы для католиков, или католики для нас, и другого просто не дано, не существует, нет в природе ни в физической, ни в духовной.
  А.Ф.    19.05.2007 23:52
И есть. И будет!
  иеромонах Арсений (Железнов)    19.05.2007 14:31
Алексею Филонову:
Давайте по существу. Вы же поняли, в каком значении я применил слово "церковь" к латинянам. Христос посреде нас!
  Алексей Филонов    19.05.2007 10:24
Иеромонаху Арсению:
Отче, дорогой, да Вы не сердитесь, я же Вам не противоречу. Термин "римо-католики" я всего лишь добавил к Вашему перечню. А что касается слова "кафолический", – повторю ещё раз то, что написал прежде (и чего Вы, как я понимаю, не разглядели): к римской церкви (пользуюсь Вашим определением) этот термин ("кафолический") никогда не применяется. И не применялся св.отцами, и не применим по существу. Довольно ли моих объяснений?
Но и Вас попрошу ответить мне, действительно ли "римская церковь" (как Вы предпочитате именовать папистов) является церковью? Если мы веруем во Едину Святую Соборную и Апостольскую, сиречь Православную, то что такое иные "церкви"?
С уважением.
  иеромонах Арсений (Железнов)    19.05.2007 09:11
Мое сообщение от 18.05.2007, 21:21 – адресовано Алексею Филонову. Прошу прощения у Георгия Р.
  протоиерей Вячеслав Пушкарёв    18.05.2007 22:34
RESTу. А ведь согласно с Вашей логикой Вас тоже наказать надо, за подобное публичное отречение от Тела Христова. Всего лишь из-за частного мнения не кому не известного архимандрита. Чем Вы лучше осуждённого Вами архимандрита Августина?
  иеромонах Арсений (Железнов)    18.05.2007 21:21
Георгию Р.: Уважаемый Георгий, если мы с Вами называем кого-либо, вы, русский, – Степаном, а я, поляк, – Стефаном, мы имеем в виду одного и того-же человека, а по разному называем просто в силу привычных нам диалектов. Так и в случае с данным словом: "кафолическая" и "католическая" суть определения одного свойства Церкви Православной. В отношении к римской церкви это определение не допустимо (или вы не согласны?). С таких "мелочей" и берут свое начало и умножаются мудрования подобные Августинову. А всё-таки, почему Святые Отцы (не имею в виду 20 век) не употребляли это слово в отношении к римской церкви, ответите? Кстати, у людей науки (и не только) есть обычай договариваться о терминах, – так и говорят, прежде чем что-то обсуждать: "Давайте договоримся о терминах!" Замечательный пример для подражания. С уважением.
  Юрий Запятин.    18.05.2007 15:50
Интересно, почему интервью датировано 2004 годом, а обсуждение идет в 2007?
  Георгий Р.    18.05.2007 15:08
При чтении статьи возникли чувство, которое не смог назвать сразу, и ощущение постепенного погружения во что-то странное. Потом на форуме увидел подходящее слово – "недоумение".
Не хватает мне какого-то ума, чтобы принять эти мысли. Какого же? Тут прояснилось и второе ощущение. Не хватает мне ума психиатрического, а ощущение это было ощущением "недообследованности" ("Нормальных людей нет, а есть недообследованные") и всеобъемлющей относительности, какое лично у меня всегда возникало при общении (к счастью, редком) с психиатрами и психологами. Наверное, психиатрия – это очень сложный жизненный опыт.
Кстати, похожие ощущения возникали от случайных соприкосновений с приходом Г. Кочеткова
Не сомневаюсь, что после этого высказывания в глазах профессионалов становлюсь полностью дообследованным.

Страницы: | 1 | 2 | Следующая >>

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru