Русская линия
Российские вести Алексей Титков23.12.2003 

Три цвета бытия
Юбилей, смерть и арест на одной неделе

Учитель, правитель и диктатор. Их имена — Александр Солженицын, Гейдар Алиев и Саддам Хусейн. Они более тридцати лет составляли частицу нашего бытия. Каждый прожил свою жизнь и подвел ее итог.
Юбилей великого писателя отдавал постыдной формальностью. Страна, совестью которой он был почти полвека, отреагировала лишь на круглую дату. Его намеренно и трусливо не замечали, пытаясь забыть. О нем вынужденно вспомнили. Как у Владимира Высоцкого: «Но опомнились и дали приз-таки, и лежит теперь в медалях он, запакованный». «Запаковать» попытались и Солженицына. По информации «РВ», Александру Исаевичу в очередной раз готовы были вручить высокую государственную награду, но, памятуя о его отказе принять орден Андрея Первозванного из рук Ельцина, послали парламентеров в Троице-Лыково. И получили отказ.
Собственно, именно в этом знаке духовной свободы следует усматривать единственную конструктивную альтернативу власти золотого тельца, дающего свободу мнимую, иллюзию повиновения и почитания. Мы еще живы, и у нас есть будущее, пока в России Писатель может отказаться принять Президента.
Иную окраску имели события в Азербайджане. Обычно смерть заметного государственного лидера используется как удобный повод для неформальной встречи коллег по скипетру и державе. Алиева, похоже, минула чаша сия. Его уход, равно как и способ трансфера власти, определили важнейшую особенность государственности евразийского или, если угодно, постсоветского типа. Имя этому явлению — «президентская монархия». В ее основе лежит практика передачи президентских полномочий назначенному преемнику. Причем степень его приближенности, в том числе и родственной, к уходящему правителю определяется лишь градусом «восточности» государства. Здесь в отличие от России власть была передана отцом сыну.
Примечательно, что траурные церемонии в Баку стали фактически второй, на этот раз международной инаугурацией Ильхама Алиева, равно как и признанием избранной формы наследования власти в Азербайджане.
С другой стороны, миру, судя по всему, следует распроститься с какими-либо надеждами на соблюдение общих формальных и неформальных правил в международных отношениях. Вслед за арестом Слободана Милошевича пленение Саддама Хусейна — еще одно тому потверждение. Посудите сами: вооруженные силы одного государства — члена ООН вторгаются (причем, как уже ясно сегодня, без каких-либо даже формальных причин) на территорию другого государства, состоящего в той же Организации Объединенных Наций, устанавливают оккупационный режим, «рулят» экономикой и в довершение всего сажают за решетку руководителя государства, обещая придерживаться принципов Женевской конвенции о военнопленных. Попутно создается еще один международный трибунал для выполнения очередного политического заказа дядюшки Сэма. Ну не бред ли?
Все это происходит под аккомпанемент поздравлений от бывших противников и союзников, включая недавнюю реляцию министра иностранных дел России Игоря Иванова. Пусть так. Но что мы будем делать, если в Вашингтоне вдруг решат, что политический режим в России не соответствует нормам американской демократии?

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru