Русская линия
Русская линияПротоиерей Максим Козлов18.12.2003 

Сделан важный шаг к объединению Русской церкви
Субъективные впечатления участника Всезарубежного пастырского совещания

8−12 декабря 2003 года в пригороде Нью-Йорка в деревеньке под названием Наяк проходило Всезарубежное пастырское совещание Русской Православной Церкви Заграницей, в котором впервые принимали участие и представители Русской Православной Церкви Московского Патриархата. Хотя это совещание формально имело своей темой обсуждение исторических путей и сегодняшнего дня самой Русской Зарубежной Церкви, его работа свелась к рассмотрению с разных точек зрения принципиально важного вопроса об отношении духовенства РПЦЗ к шагам по сближению двух частей русского Православия, предпринятым в недавнее время священноначалием Зарубежной Церкви и нашей Русской Православной Церкви Московского Патриархата, результатом которых должно стать обретение евхаристического единства, а в более отдаленной перспективе, может быть, и определенного канонического статуса Русской Зарубежной Церкви в рамках единого русского Православия.

В совещании впервые принимали участие три клирика Московского патриархата: наместник Сретенского монастыря архимандрит Тихон (Шевкунов), известный церковный историк, автор многих публикаций об историческом пути нашей Церкви в 20 веке, преподаватель Санкт-Петербургских духовных школ протоиерей Георгий Митрофанов и, в качестве доцента Московской духовной академии, протоиерей Максим Козлов. Мы были приглашены персонально и не являли собой официальную делегацию нашей Церкви, но, конечно же, имели благословение священноначалия на участие во Всезарубежном пастырском совещании. Каждый из нас участвовал в работе совещания, главным образом, в области своей богословской и церковно-исторической специализации.

Архимандрит Тихон в первый день работы совещания сделал доклад, посвященный новейшим изменениям в осмыслении нашей Церковью пройденного ей исторического пути, сделав акцент на принятии документа «Основ социальной концепции Русской Православной Церкви», особенно той его части, где говорится о том, что в ряде случаев, когда государство требует от членов Церкви, от граждан, исполнения требований недопустимых с позиции христианского вероучения или норм христианской этики, Церковь может отказать в повиновении и призвать своих чад к мирному гражданскому неповиновению этим требованиям. Также отец Тихон приводил слова Святейшего Патриарха, сказанные им еще в 1991 году, в которых Предстоятель нашей Церкви с несомненностью свидетельствовал о том, что никоим образом не отрекаясь от личности и не подвергая сомнению подвиг патриарха Сергия, мы, тем не менее, не можем признать единстенно правильной его линию церковно-государственных отношений, обозначенную в Декларации 1927 года, и не считаем её документом, которым мы ныне руководствуемся. Кроме этого, архимандрит Тихон приводил примеры из нашей новейшей истории, с очевидностью демонстрировавшие независимую позицию РПЦ. Он упомянул об отказе нашей Церкви признать так называемые «екатеринбургские останки» мощами убиенных Царственных страстотерпцев не смотря на сильнейшее давление, которое оказывалось со стороны светского государства, равно как и отказ нашей Церкви оправдать первую чеченскую кампанию. Соединив эти факта, архимандрит Тихон указывал на то, что тем самым наша Церковь фактически засвидетельствовала смену вех в своих отношениях с государством.

Протоиерей Георгий Митрофанов делал доклад на тему прославления новомучеников и исповедников российских, подробно рассказал о работе Синодальной комиссии по канонизации святых. Эти святые являются подлинными угодниками Божиими, которых наша Церковь признает таковыми, в значительной мере, вне зависимости от их юрисдикционной принадлежности. Хотя канонизация новомучеников в Зарубежной церкви прошла ещё в 1983 году, но и с точки зрения подготовленности, исторической глубины, и с точки зрения церковной последовательности в этой канонизации было много неупорядоченного. В ходе развернувшейся дискуссии стало ясно, насколько основательнее эта работа проводится Комиссией под председательством митрополита Ювеналия. Протоиерей Георгий Митрофанов на фактах показал, что в числе прославленных угодников Собора новомучеников и исповедников российских у нас есть как последователи митрополита Сергия, принявшие его декларацию, так и те, кто в разной мере были к нему в оппозиции. Это и сторонники митрополита Казанского Кирилла (Смирнова), уже прославленного в лике святых, и даже непоминающие, сторонники митрополита Иосифа (Петровых). Хотя сам он еще не причтен к лику святых, но некоторые из видных иосифлян уже были прославлены. Впечатляющим фактом был рассказ и о расстреле митрополита Иосифа вмести с другими иерархами, среди которых были представители вышеобозначенных течений Русского Православия. Для многих из участников совещания из доклада отца Георгия впервые открылся подлинный масштаб репрессий, которым было подвергнуто духовенство, ужас сталинского следствия. Очень характерна степень жестокости проводимого тогда следствия, если на следствии в Гестапо признательные показания давали 55−60% подследственных, то на советском следствии признательные показания давали более 90% подследственных. Это показывает беспрецедентность тех методов, которые применялись тогда следствием. Отец Георгий привел статистику убийств, расстрелов, преследований духовенства по годам начиная с октябрьского переворота, до военных лет и далее. К началу войны в России оставалось всего 500 священников и 4 епископа на кафедрах. Отец Григорий показал, что иллюзией является утверждение об изменении позиции советской власти к Церкви в сколько-нибудь значимых хронологических промежутках. Короткий период с 1943 по 1946 год был чисто тактической уступкой. Теперь мы хорошо знаем, что 10 тысяч приходов было открыто в это время на территории, оккупированной фашистами, и менее тысячи приходов было открыто на остальной территории Советского Союза. Реально приходы открывались русскими людьми там, где появлялась возможность действовать вне советской власти. С 1948 года продолжился процесс закрытия храмов и монастырей вплоть до 1953 года. Затем будет короткий промежуток до 1956 года и вновь волна на Церковь обрушится волна хрущевских гонений, которая окончательно закончится только в 1964 году, когда начнется процесс относительной стабилизации, но, впрочем, такой стабилизации, когда храмы тоже будут закрываться, но медленнее и без атеистических компаний, как это было до того. Тем самым, на самом глубоком уровне, на уровне прославления святых, Церковь наша уже преодолела те юрисдикционные разделения, которые возникли в трагические годы лихолетия и гонений от безбожной власти.

Мне, в сообщении, которое я сделал, пришлось коснуться темы также болезненной для сознания полноты Зарубежной церкви, темы экуменизма? отношения нашей Церкви к инославию. Соглашаясь с тем, что в 60−70-е годы в действиях тех или иных лиц были переступания канонических норм, обозначенных в Церковном предании, что были другие явления отрицательного характера, прежде всего, практика так называемых экуменических молитв, которые по счастью почти ушли из жизни нашей Церкви, я старался показать, что в самих принципах отношения к инославному христианству, в отношении к экуменическому движению наша Церковь и другие поместные Православные церкви, никогда не переступили тех порогов, которые являются недопустимыми. Наша Церковь руководствовалась, с одной стороны, стремлением донести до инославных истину Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви, а, с другой стороны, идя на межконфессиональное общение, заботилась о сохранении церковной жизни на территории Советского Союза. Напомнил, что, хотя из-за рубежа может видеться неоднозначным шагом приглашение лютеран в Пюхтицкий монастырь тогдашним епископом Таллиннским Алексием, но, что благодаря этому Пюхтицы были сохранены как один из главнейших центров православного паломничества на все позднесоветские годы. Можно воспринять как проявление экуменизма открытие факультета для иностранных студентов в Ленинградских духовных школах, но благодаря этому факультету Ленинградские духовные школы были сохранены, хотя они уже к тому времени были предназначены Советом по делам религий к закрытию. Я также подробно говорил о документе «Принципы отношения к инославию», принятом на Юбилейном архиерейском соборе 2000 года, документе, который в значительной мере определяет принципы нашего отношения к окружающему нас христианскому миру, документе в целом строго традиционном и связанном, как раз, с синодальными традициями истории нашей Церкви. Упоминал о факте прещений по отношению к самочинным экуменистам, в частности к архимандриту Зенону (Теодору), когда тот сослужил с католиками, и о выходе нашей Церкви из диалога с Епископальной церковью США после того как там недавно рукоположили во «епископы» открытого гомосексуалиста, защищающего эти взгляды. Последнее заявление было встречено громом аплодисментов со стороны собравшихся архипастырей и пастырей.

Что касается выступлений и дискуссий самих клириков Русской Зарубежной Церкви, то в результате они свелись к обсуждению двух главных тем: исторический путь нашей Церкви, начиная с декларации митрополита Сергия, так называемое «сергианство», и экуменизм. При этом 90% процентов времени было уделено первой теме. Высказывались разные точки зрения. С иными из них мы, конечно, не можем быть согласны. Прежде с тем, когда эксклюзивное право на истинность пути, на чистоту риз, усвояется только оппонентам митрополита Сергия. Позиция нашей церковно-исторической науки сейчас сводится к тому, что мы признаем равнооправданность путей, которыми шли иерархи и клирики пошедшие за митрополитом Сергием, так и его оппоненты. Что на путях промысла Божия в годину лихолетия, возможно, и необходимы были разные формы церковного бытия. Как легальное существование Церкви, так и открытое противостояние власти, так и катакомбное бытие, так и окормление русских людей, оказавшихся в эмиграции. Думается, что это сознание постепенно будет усвояться и Зарубежной церковью. От многих докладчиков, протоиерея Николая Артёмова, протоиерея Александра Лебедева, протоиерея Петра Перекрёстова, архиепископа Берлинского и Германского Марка мы слышали положения, свидетельствующие о трезвом понимании церковной истории. Главным образом о том, что лишь во взаимном покаянии, осмыслении ошибок пройденного пути, а не в обвинениях друг друга, мы можем прийти к единству. Мне очень понравилось высказывание одного из клириков в процессе дискуссии, который сказал, что если вспомнить притчу о блудном сыне, то нам не в коем случае не нужно сейчас искать, кто из нас более подобен отцу, а кто блудному сыну, кто к кому возвращается. Но самое главное, не оказаться в позиции старшего сына, который не рад восстановлению богозаповеданного единства. Общая тональность Всезарубежного пастырского совещания к тому и сводилась, как бы Зарубежной церкви, ее архипастырям, клирикам и мирянам, не оказаться в позиции старшего сына. Понятно, что нам предстоит преодолеть еще много недоумений на этом пути.

Для многих членов Зарубежной церкви, особенно для тех из них, кто старше по возрасту, противостояние безбожной власти, советской действительности, а равно и противостоянии тому, что они называли «советской церковью», в которой они видели организацию вполне подчиненную безбожной власти., было чуть ли ни делом всей их жизни, в котором они видели одно из главных оправданий своего служения за границей. Теперь, когда корабль самой Зарубежной церкви разворачивается в сторону нахождения единства с Московским патриархатом, для них внутренне принять, что для кого-то большая часть жизни была проведена в борьбе не вполне за то, конечно, очень сложно. Точно так же, как для многих наших соотечественников столь сложным стал отказ от иллюзий советскости в пору крушения советского государства в начале 90-х годов. Не потому, что им так нравилось все в советской действительности, а потому, что их жизнь была с ней тесно соединена. И, конечно, именно для этих людей реальное общение, которое сейчас начинается, встречи клириков одной и другой Церкви, общение приходами, взаимообмен студентами, взаимные визитации мирян, могут оказаться тем, что поможет в реальности жизни преодолеть идеологические схемы, образовавшиеся в сознании.

Второй группой оппонентов, не такой многочисленной, но, может быть, наиболее яростной, является часть клириков перешедших из нашей Церкви в последние годы в Зарубежную Церковь. Это оппоненты, может быть, наиболее жесткие и наиболее шумные, но, сейчас определенно могу сказать, наименее уважаемые в самой Зарубежной Церкви. Архипастырям Зарубежной церкви и наиболее разумному священству пришло понимание, что отнюдь не побуждениями горения духа и хранения чистоты Православия руководствовались многие и многие из перебежчиков в Зарубежную Церковь. А часто делали это исходя из фактов наложенных на них канонических прещений, либо в поисках благой чести сохранения чистоты Православия во Флориде, что, конечно же, труднее, чем нахождение в клире Московской патриархии где-нибудь в Урюпинске. И понятно, что таковые радетели будут, очень шумно защищать свое право на сделанный ими выбор о смене, предположим, Якутии на Лазурный берег или Омской епархии на Монреальское благочиннический округ. Ну да Бог им судья. Не они сейчас определяют лицо Зарубежной Церкви.

Если говорить об общем впечатлении, вынесенном нами, то это было впечатление того, что, несмотря на трудности преодоления взаимного непонимание и предубеждений, мы вступили на путь, который не может не закончиться обретением церковного единства всего русского Православия. Наверное, на этом пути будут еще претыкания и искушения, некорректные заявления и временные отходы, но начало этому пути положено. Дай нам всем Бог дожить до того дня, когда все члены нашей святой матери Русской Православной Церкви, где бы они не находились, в Москве или в Нью-Йорке, в Австралии и в Сибири, смогут подходить к единой чаше тела и крови Христовой, не задумываясь о том, в какой юрисдикции находится приход и какого архиерея поминает на Великом входе священник.

Радостно, что в резолюции принятой в заключении Всезарубежного пастырского совещания выражается принципиальная поддержка той линии, которую определяет ныне священноначалие Русской Зарубежной Церкви, митрополит Лавр, единомысленные с ним архиереи. И, хотя в начале встречи была группа клириков и неофициально действовавших мирян, которые пытались сорвать предполагающийся визит митрополита Лавра, его встречу со Святейшим Патриархом Алексием, радостно, что эти настроения в процессе самого пастырского совещания, прежде всего клириками самой Зарубежной церкви, с самой косвенной нашей помощью, были преодолены. Очень важно чтобы это изживание антагонизма, немирности, отталкивания от Православной Церкви в России, все более глубоко проникало в Зарубежную Церковь. Собственно тогда, когда это произойдет в душе и в сердце большинства клириков и мирян, тогда и станет возможно то исповедание триединого Бога «единым сердцем и едиными усты», к которому мы призваны во время каждой Божественной литургии.

Подворье Патриарха Московского и всея Руси
Домовый храм мученицы Татианы
Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова
Адрес: 103 009 Москва, ул. Большая Никитская, д. 1
Контакты: info@st-tatiana.ru; тел. (095) 203−36−12

http://rusk.ru/st.php?idar=1001060

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru