Русская линия
НГ-Религии Олег Недумов17.12.2003 

Политическое торжество православия
Госдума нового созыва будет беспрецедентно лояльна по отношению к Церкви

Состав Госдумы нового созыва позволяет с уверенностью сказать, что еще никогда за постсоветский период расклад политических сил в парламенте не был так благоприятен для Русской Православной Церкви. Общий державный национально-патриотический настрой большей части депутатского корпуса — это как раз то, о чем мечтало руководство Московского Патриархата и значительная часть его паствы. Более того, в новой Думе будет сразу две фракции («Родина» и объединение депутатов — одномандатников от Народной партии), открыто позиционирующих себя в качестве лоббистов интересов РПЦ. Повод для оптимизма есть и у представителей остальных традиционных российских религий — ислама, иудаизма и буддизма.

«В ходе предвыборной кампании многие политики очень серьезно обсуждали вопросы, связанные с религиозностью, с духовно-нравственным состоянием народа. В то же время стало меньше злоупотреблений религиозной символикой и поверхностных апелляций к религии, которые имели место раньше. Радует и то, что в Думу прошли многие православные политики, которые реально заботятся о возрождении Церкви», — заявил в интервью «НГР» заместитель председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата протоиерей Всеволод Чаплин.

Представитель Совета муфтиев России Фарид Асадуллин видит в прошедших выборах «такую обнадеживающую тенденцию в общественно-политической жизни страны, как усиление президентской власти». По его мнению, «в нынешнюю Думу пришли профессионалы, многие из которых стали депутатами во второй и даже в третий раз». Асадуллин считает, что это может «сослужить хорошую службу для возрождения России как могучего многонационального государства».

По словам Главного раввина России Берла Лазара, для еврейского сообщества страны особенно важно то, что «россияне дали своим избранникам мандат на продолжение национальной политики президента Путина, политики недопущения ксенофобии, активного противодействия разжиганию национальной или религиозной розни».

Представитель Буддийской традиционной сангхи России Санжай-лама поведал «НГР», что из участвовавших в выборах партий буддистам наиболее близка «Единая Россия».

Что же касается религиозных меньшинств, то, с одной стороны, усиление политических позиций РПЦ выгодно и для них, поскольку большинство льгот, которых она добивается (например, частичное освобождение от уплаты налогов), распространяется и на все прочие официально зарегистрированные религиозные организации. С другой стороны, учитывая благосклонное отношение большинства депутатов, РПЦ может инициировать рассмотрение в Думе вопроса о придании ей (скорее всего также и остальным традиционным религиям) привилегированного юридического статуса.

В случае успеха этой инициативы Русская Церковь может получить дополнительные льготы, которые не будут распространяться на религиозные организации, не имеющие статуса традиционных. Ситуация осложняется тем, что религиозными меньшинствами, едва ли не сектантами, у нас считаются многие протестантские движения, которые по количеству верующих, как считают некоторые эксперты, уже обошли иудеев, буддистов и даже мусульман.

«Результаты выборов навевают грустные мысли. Хотя бы для приличия надо было предъявить миру подлинно демократические фракции», — сообщил в интервью «НГР» известный баптистский публицист Игорь Подберезский. В то же время профессор Русско-американского христианского университета Александр Зайченко полагает, что результаты выборов объективны и в полной мере раскрывают ожидания и иллюзии общества относительно власти. По его мнению, «думающая часть протестантов выбирала „Яблоко“, которое наиболее последовательно отстаивает демократические ценности и в отличие от СПС стоит на страже малого бизнеса — близкого по духу протестантизму».

Однако глава Российского объединенного союза христиан веры евангельской Сергей Ряховский считает, что «близость протестантов к правым партиям не очевидный факт». По его словам, встречи с лидерами СПС и «Яблока» разочаровали протестантов. Ряховский заявил, что протестанты сегодня намерены «выстраивать отношения с той властью, которая сегодня есть, и с партиями, которые победили, поскольку грешно идти против выбора народа».

Прошедшие выборы также наглядно показали, что партии, слишком навязчиво использующие в своей политической кампании религиозный компонент, не могут добиться этим особой популярности у населения. Ярким примером в этом отношении является Народная партия, которой не удалось даже приблизиться к пятипроцентному барьеру. Она смогла провести достаточно много своих представителей по одномандатным округам, однако одна из знаковых фигур в ее руководстве — референт Патриарха Николай Державин — так и не вошел в новую Думу.

Пожалуй, ни одна из партий не делала такой упор на поддержку различных (подчас довольно скандальных) инициатив, идущих от православно-патриотических движений. Незадолго перед выборами Народная партия в спешном порядке отказалась от имиджа своего рода рупора «неформального» православия, пригласив в свои ряды Николая Державина. По замыслу партийных политтехнологов, участие в предвыборной кампании патриаршего референта, видимо, должно было придать ей статус «партии Церкви». Разумеется, представители Московского Патриархата всячески подчеркивали, что Державин вошел в партию исключительно как частное лицо, а не как официальный представитель РПЦ. Однако совершенно очевидно, что участие Державина в предвыборной борьбе было бы невозможно без одобрения со стороны Патриарха Алексия II.

Тем не менее это не спасло Народную партию от полного провала на выборах по федеральным спискам. Такая же судьба постигла партию «За Русь Cвятую» и ориентированную на мусульманский электорат партию «Истинные патриоты России», которая появилась в результате реорганизации Исламской партии России.

Почему же конфессионально ориентированные партии обречены на поражение в стране, подавляющее большинство населения которой, по данным социологических опросов, называет себя верующими людьми?

«Я не думаю, что небольшие новосозданные политические образования вне зависимости от их конфессиональной идентификации имели реальный шанс пройти в Думу. Конечно, удивляет то, что небольшой процент набрала и Народная партия. Однако не стоит забывать, что она родилась как объединение депутатов-одномандатников, каковым и остается ее представительство в Думе нового созыва. В нижней палате будет не хватать либералов — СПС и „Яблока“, которые озвучивали немало интересных экономических предложений. Однако не будем забывать, что во всем мире правые — это традиционалисты и консерваторы, а левые — революционеры и либералы. Возможно, у нас правые и левые также становятся на свои естественные места. Но для этого может понадобиться новое поколение лидеров», — считает протоиерей Всеволод Чаплин.

По мнению Фарида Асадуллина, создание партий по конфессиональному принципу показало свою несостоятельность еще в ходе выборов в Думу первого созыва. Он уверен, что для России религиозные партии стали анахронизмом.

Впрочем, в ходе последней предвыборной кампании были примеры довольно эффективного использования религиозного фактора. Например, один из лидеров блока «Родина» Сергей Глазьев укрепил свой уже устоявшийся имидж православного политика, отстаивающего интересы Русской Церкви. При этом он в отличие от представителей Народной партии никогда не участвовал в каких-либо шумных и скандальных акциях, организованных православными ура-патриотами. Иными словами, Глазьев добавлял в свою политическую кампанию религиозный элемент ровно настолько, чтобы он был виден заинтересованной части электората и в то же время не бросался в глаза тем, кого раздражает показушная «духовность».

Возникает вопрос, как обстоят дела с религиозным фактором в парламентах «христианской» Европы? По словам итальянского журналиста Джованни Бенси, к которому «НГР» обратились за комментарием, в парламентах многих европейских стран представлены прокатолические партии. Часто они называют себя «народными партиями», как, например, в Испании и Австрии. Иногда в их названии фигурирует слово «христианский», как в Германии и Италии. В Великобритании и Франции партий с ярко выраженной религиозной направленностью нет.

В ноябре 2002 года Папа Римский Иоанн Павел II выступил в итальянском парламенте. Не считая Польши, Италия — единственная страна, к депутатам которой обратился Понтифик. Хотя некоторые итальянские журналисты критиковали это мероприятие как противоречащее вероисповедному нейтралитету государства, почти никто из депутатов его не проигнорировал. На выступлении Папы присутствовал даже лидер «Партии восстановления коммунизма» Фаусто Бертинотти.

И все же мнение Церкви чаще всего игнорируется. Достаточно вспомнить спор вокруг «христианских корней», упоминание о которых Италия, Испания, Ирландия и Польша при поддержке Московского Патриархата хотели ввести в проект Европейской Конституции. В ходе соответствующей дискуссии выявилось, как сильны в Западной Европе светские настроения, несмотря на громкие заверения в уважении и любви к Папе и Католической Церкви.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru