Русская линия
Независимая газета Е. Соловьев15.12.2003 

Рожденные звонарями
Ярославль становится одним из центров возрождения русских колокольных звонов

Колокола XVII века стали использовать как развлечение для состоятельных туристов.

В древности на Руси почти при каждом храме существовали школы звонарей. По обычаю во время пасхальных звонов пускали на колокольню всех желающих. Из них отбирали учеников — смотрели, как колокола на чужие руки отзываются. Сегодня методы отбора в эту уникальную профессию принципиально не отличаются: человек должен быть рожден звонарем. Многие звонари на Руси, хотя и не обучались музыкальной грамоте, были очень одаренными людьми. Свои чувства и переживания вкладывали они в ритмичные удары колокола, и рождалась музыка радости, скорби, праздника, тревоги.

В 30-е годы прошлого века лишились голосов большинство российских храмов. Со снятием колоколов была срублена под корень и традиция подготовки звонарей. И только в начале 80-х годов ХХ века при Свято-Даниловом монастыре была организована школа, которая в последние годы перебазировалась в храм Христа Спасителя. Ее директор, председатель общества церковных звонарей, виртуоз-исполнитель Игорь Коновалов считает, что Ярославль — лучший учебник по архитектуре колоколонесущих сооружений, по принципам подвески колоколов, по архитектуре самого колокола.

В звонари пошли адвокаты, врачи и музыканты

С начала 1990-х годов Ярославль признан одним из ведущих центров изучения колокольного искусства России. С 1994 года в теплые августовские вечера поплыли над Волгой древние звоны, возвещая о Преображении Господнем. Ежегодные фестивали духовной музыки и колокольных звонов «Преображение» собирают в Ярославле лучших звонарей России. Большая монастырская звонница Спасо-Преображенского собора, которая в 1991 году заговорила голосами собранных старинных колоколов, стала местом притяжения мастеров-исполнителей.

В рамках всероссийской выставки-ярмарки колоколов здесь ведется исследовательская работа, издаются буклеты и диски. Второй год Игорь Коновалов руководит ярославскими мастер-классами звонарей, на которые съезжаются ученики и лучшие звонари со всей России — Валерий Гаранин из Владимира, Сергей Мальцев из Ростова Великого, ярославец Владимир Дегтярев и рыбинец Александр Михайлов.

На мастер-классы в Ярославль приезжают люди, которые, как правило, 3−4 года уже звонят. Москвич Василий Вакатов по профессии радиоинженер; три подружки из Питера — Елена, Ольга и Ксения — студентки разных вузов; вологжанин Олег Тимофеев — профессиональный музыкант; рыбинец Алексей Дьяченко — третьекурсник авиационной технологической академии… Все они оказались однокашниками на трехдневных мастер-классах высшего звонарского искусства, что проходили этим летом в Ярославле. Прошлогодняя выпускница Ксения Никитина не посчитала зазорным «сесть за парту» и в новой должности — главного звонаря ярославского Федоровского кафедрального собора. И привела ученика и помощника на колокольне — врача Георгия Стовичека. Один из слушателей мастер-классов, послушник Киево-Печерской лавры Павел Лашкевич — звонарь самой высокой звонницы, уверен, что колокольный звон «утешает и утоляет» слушателя.

Из двадцати семи претендентов свидетельства с аттестацией церковного звонаря получили четверо: Василий Вакатов из столичного храма Николы в Крапивниках, Максим Мокрушин из вологодского Софийского собора и двое ярославцев — Анастасия Шумская из церкви Параскевы Пятницы в Калашной слободе и штатный звонарь Всероссийской выставки-ярмарки в Губернаторском саду Виктор Каровский, новоиспеченный студент-первокурсник техуниверситета. Остальные без обид получили свидетельства с резюме «курс прослушан» — как намек на то, что невредно будет поучиться в школе звонарей Игоря Коновалова еще.

В конце 80-х годов прошлого века, когда в СССР начали возрождаться колокольные звоны, каждый постигал это искусство сам, без учителей, руководимый разве что желанием познать традиции национальной культуры и воскресить голоса храмов. Например, в Вологде звоны на колокольне Софийского собора возрождает коллектив подвижников под руководством адвоката Андрея Васильева.

Одними из первых были восстановлены звоны в Архангельской области, где в звонари подался джазовый ударник Владимир Петровский. Помимо старинных русских звонов он стал создавать свои композиции с небывалыми для колоколов колоритом и темами — «Наваждение», «Парадоксы», «Памяти Высоцкого». Писал он и оригинальные концертные сочинения на основе традиционных звонов.

Владимир Петровский в 1991 году возрождал звонницу Спасо-Преображенского собора в Ярославле: руководил развеской и настраивал звукоряд из восемнадцати колоколов — нового литья и тех, что были репрессированы в ходе превращения купеческого и богомольного Ярославля в «образцовый социалистический город».

— Теперь звоннице нужны наши уши, всех — и верующих, и мирян-атеистов, ведь колокола будят совесть, — сказал тогда мастер колокольных звонов.

На звоннице нашла свою судьбу

Вместе с Владимиром Петровским из Архангельска в Ярославле восстанавливала колокольные звоны и выпускница института им. Гнесиных музыковед Наталия Каровская, которая нашла в этом не только свое призвание, но и судьбу. На звоннице она познакомилась с будущим мужем Владимиром Дегтяревым (он — православный звонарь, играет только традиционные уставные звоны и служит экспертом в тутаевской колокололитейной фирме Николая Шувалова). Сегодня и сын Виктор уже является штатным звонарем Всероссийской выставки-ярмарки в Ярославле.

Увлеченная звонами Наталья Каровская, никогда не задумывалась, что, возможно, это не женская доля — колокола на различных звонницах бывают очень тяжелыми.

— Мы ни о чем таком не думали и не боялись никого и ничего, — рассказала она корреспонденту «НГ». — Предстояло ведь не только вернуть колокола на звонницу и научиться играть на них — надо было восстанавливать целое порушенное до корней ремесло. Если кто-то назовет его ежедневной атлетической тренировкой с утяжелениями, я спорить не буду. Тем более относится сие, скажем, к подвеске колоколов лебедками на талях. Или даже к простому перевязыванию железного языка, если сыромятные тяжи, не ровен час, растянутся после дождя. Тогда кому-то надо лезть на приставную лестницу, балансировать на ней чуть ли не на высоте птичьего полета.

За несколько лет Наталья Каровская стала одним из известных российских звонарей, соавтором книги «Школа звонаря». Ее и мужа, Владимира Дегтярева, а также еще одного ярославца — звонаря ярославского Леонтьевского храма Николая Самарина — пригласил на ночную Рождественскую службу в день освящения восстановленного храма Христа Спасителя председатель общества церковных звонарей Московской Патриархии Игорь Коновалов. Владимиру Дегтяреву был доверен двухтысячепудовый большой торжественный колокол, и он задавал темп и характер звучания всем четырем колокольням храма.

Ростовские звоны на продажу

Славились в православной Руси мелодичностью и гармонией ростовские звоны. Звонница Успенского собора, построенная в XVII веке митрополитом Ионой III Сысоевичем уникальна по архитектуре и набору колоколов, чей возраст уже перевалил за триста лет. Один из самых тяжелых действующих колоколов в России — «Сысой» весом 2000 пудов (то есть 32 тонны) был отлит в 1689 году мастером Фролом Терентьевым и назван в честь отца строителя Ростовского кремля Ионы Сысоевича. Девять больших колоколов были подвешены на звоннице в одну линию. Четыре меньших — поперек. Все делалось по оригинальному плану владыки Ионы.

Звонница имеет от пролетов звона до земли сплошные пустоты, что является прекрасным резонатором. Близость к озеру также усиливает ее акустические достоинства. Звон колоколов, как говорят старожилы, раньше можно было слышать на расстоянии восемнадцати километров. На этой колокольне рождены были знаменитые ростовские звоны. Звонари передавали их друг другу по слуху, а записал и систематизировал их отец Аристарх Израилев.

В советское время уникальные колокола на звоннице Успенского собора в Ростове Великом молчали. Лишь в 1963 году звонари из Москвы дважды звонили здесь для ведущих киностудий страны, чтобы те записали в государственный фонд прекрасные звоны. Потом их часто использовали в кино, например, в «Трех мушкетерах» звучат ростовские звоны.

В 1987 году к 1125-летию Ростова Великого решено было дать голос молчащим несколько десятилетий колоколам. Дело доверили преподавателям Ростовского педагогического училища — Сергею Мальцеву, Александру Герасимову, Валерию Татауровскому и другим. Все они хоть и были с высшим музыкальным образованием, но осваивали пять знаменитых ростовских колокольных звонов на ощупь, без учителей, по найденным в музее партитурам о. Аристарха Израилева. Сегодня это один из лучших коллективов звонарей в России.

— Мы начинали, не зная ничего о колокольных звонах, но умея читать партитуры, — вспоминает Сергей Мальцев. — Читали книгу — как стоял звонарь, в какой руке он что держал, где какой колокол — и повторяли. Мы не считали времени — приходили и репетировали, не глядя на часы. Я помню, тогда у меня плечо было абсолютно синее от веревки.

Первое время преподавателям музыки из училища было очень сложно в освоении крупных колоколов — они были шокированы, что вдвоем не могут одновременно позвонить в два самых тяжелых колокола звонницы — «Сысой» и «Полиелей», даже в один край. Амплитуда движения языков у них настолько различна — у одного тяжелый язык, а у другого легче. После многочасовых упражнений они смогли сначала позвонить одновременно в один край, позднее удалось позвонить в два.

Концерт 23 августа 1987 года навсегда запомнился Сергею Мальцеву — исполнение первых пяти звонов по партитурам о. Аристарха Израилева пришел слушать весь Ростов, многие плакали. После этого музей разрешил проводить бесплатные концерты в выходные для всех желающих. В 1991 году Успенский собор и звонницу передали церкви, светские концерты прекратились, коллектив звонарей стал звонить к службе, после службы и в православные праздники. Сергей Мальцев также организовал хор, где стал регентом. В 33 года он из крещенного в детстве атеиста стал, как и многие начинающие звонари, истинно верующим православным, а его ансамбль звонарей — лауреатом Всероссийского конкурса звонарей.

С 1994 года Сергей Мальцев и его товарищи отлучены от звонницы Успенского собора. Сменившийся настоятель поставил сюда других звонарей. Они не имели музыкального образования и так и не научились гармоничным ростовских звонам, но быстро смекнули, какой доход можно здесь получить. В практику вошли коммерческие концерты, где за определенную плату любой желающий может позвонить в уникальные колокола. Будничный звон на малых и средних колоколах оценивается в 600 руб., звон с тяжелым «Полиелеем» — в 1200 руб. Концерт, в котором звучит бархатный бас самого знаменитого на Большой звоннице колокола «Сысоя» весом в 32 тонны, стоит 1900 руб. Зимой, в пост, в Ростове может раздаваться пятичасовой колокольный звон — это москвичи привозят сюда учеников на так называемые курсы звонарей.

Людмила Михайлова, первый заместитель директора музея-заповедника «Ростовский кремль», считает сложившуюся ситуацию критической — ведь в отличие от звонницы старинные и уникальные колокола до сих пор остаются в государственной собственности и являются одной из жемчужин государственного музейного фонда. По соглашению с церковью эти колокола разрешено использовать только для церковных звонов, что нарушается уже на протяжении нескольких лет.

— Зимой колокола XVII века в течение нескольких часов используются как тренажеры — это недопустимая вещь, — заявила Людмила Михайлова корреспонденту «НГ». — Если не удается нормально договориться, мы напишем письмо настоятелю Успенского собора о. Елиферию, аналогичное письмо направим в адрес архиепископа Ярославского и Ростовского Кирилла. Если это не возымеет никакого эффекта, будем через Министерство культуры выходить на Патриархию.

У Сергея Мальцева сердце разрывается, когда он слышит беспорядочные трезвоны на звоннице Успенского собора. Сам он, как и многие звонари, в материальном плане от своего нового призвания и мастерства ничего не имеет, кроме морального удовлетворения. Но колокольные звоны стали одной из лучших частей его жизни.

— Моя жизнь полностью изменилась. Я стал изучать и начал писать русскую духовную музыку, готовлю к изданию книгу «Школа звонаря» о великолепных ростовских звонах, — говорит он.

Звонарь из Ростова Великого верит, что колокольный звон лечит не только душу человека, но и помогает ему окрепнуть физически. Служили колокола и благовестом, созывающим на молитву, и вечевым кличем, и набатом, что возвещал о беде или близкой опасности. Звоны были на все случаи жизни, но они всегда поднимали дух, лечили душевные раны. А для самого звонаря эта «музыка неба» — всегда молитва.
Ростов-Ярославль


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru