Русская линия
Русская линия11.12.2003 

К юбилею русского классика
Александру Исаевичу Солженицыну исполнилось 85 лет

В последние месяцы имя Солженицына пользуется повышенным вниманием публицистов и критиков, и, как это не прискорбно, заметная часть предюбилейных публикаций была выдержана едва ли не в оскорбительных для этого великого русского человека тонах.
К счастью, большинство живущих в России еще не утеряло способности по совести оценивать происходящие вокруг нас события и явления, и с глубоким почтением относиться к достойной жизни и творческой правдивости Александра Исаевича Солженицына. К многомиллионной армии почитателей творчества юбиляра относит себя и редакция Русской линии. Мы поздравляем Александра Исаевича со славным юбилеем и желаем ему многия и благая лета.
Наверное, писателя поздравят первые лица государства, политические и общественные деятели, коллеги писатели, издатели и историки, а возможно даже и министр культуры. Для самого же Александра Исаевича, как нам кажется, отрадней будут не официальные речи и даже не искренние здравицы друзей и родных, а благодарные слова молодых, тех кто сегодня сидит за школьными партами и на кого мы все возлагаем наше упование в возрождении России. Ведь Солженицын и по профессии и по творчеству — народный учитель, впрочем, и как любой настоящий русский писатель.
Отрадно, что изучение творчества А.И.Солженицына внесено в современную школьную программу, причем не только по литературе, но и по истории и обществоведению. Ученики старших классов пишут сочинения и рефераты о «последнем из великан» в русской литературе. Надеясь угодить нашему великому соотечественнику, мы выбрали в качестве подарка юбиляру публикацию школьного реферата ученика выпускного класса рядовой общеобразовательной школы из Кронштадта. Возможно, в безыскусной простоте этого обычного школьного сочинения более чем в иных высокоумных статьях открывается в полноте величие нашего современника — Александра Исаевича Солженицына, которому сегодня исполняется 85 лет!
Русская линия


Васильев Алексей

АЛЕКСАНДР ИСАЕВИЧ СОЛЖЕНИЦЫН

Семья. Годы учения.

Александр Исаевич Солженицын один из ведущих русских писателей двадцатого столетия.
Сам Солженицын всегда подчеркивает, что он писатель, русский писатель и главным делом в его жизни является творчество. Все же остальное, и прежде всего общественные выступления, — это лишь составляющие той миссии писателя и трибуна, которую он на себя принял. Возможно, отношение к собственной жизни как к служению обусловлено самой биографией А.Солженицына.
Предки писателя по отцовской линии — крестьяне. Отец, Исаакий Семенович, получил университетское образование. Из университета в Первую мировую войну добровольцем ушел на фронт, трижды награждался за храбрость. Вернувшись с войны, был смертельно ранен на охоте и умер за полгода до рождения сына.
Мать, Таисия Захаровна Щербак, происходила из семьи богатого кубанского землевладельца. По словам писателя, «это был человек редкой энергии и трудолюбия, а с рабочими обращался так, что после революции они старика 12 лет до смерти добровольно кормили». Мать полностью посвятила себя воспитанию сына.
Александр Исаевич Солженицын родился в Кисловодске, на следующий год после Октябрьской революции, и его судьба стала по существу отражением основных вех развития нашей страны.
Можно также сказать, что детские годы Александра Исаевича совпали с установлением и упрочением советской власти. Как и многие его сверстники, после окончания школы он поступает в ВУЗ, на физико-математический факультет Ростовского университета, отдавая предпочтение точным наукам — физике и математике, чтобы в дальнейшем иметь стабильный заработок. Правда, получив диплом математика, Солженицын поступает на заочное отделение Института философии, литературы и истории в Москве, но окончить институт ему не дала война.

Хождение по мукам.

Александр Исаевич Солженицын работает учителем математики до тех пор, пока не начинается Великая Отечественная война. После обучения в артиллерийском училище в Костроме в конце 1942 года будущий писатель был отправлен на фронт. Уже в 1943году Солженицын уходит на войну. Он командует батареей звуковой разведки, награждается медалями и орденами. Солженицын прошел боевой путь от Орла до Восточной Пруссии, получил звание капитана. В конце января 1945 года он вывел батарею из окружения. Командование высоко ценило храбрость и воинское мастерство Александра Исаевича. Казалось, ничто в будущем не предвещает ему той страшной участи, которая выпала на его долю. Последние фронтовые впечатления — выход из окружения в Восточной Пруссии (январь 1945) — отразились в написанных в лагере поэме «Прусские ночи» и пьесе «Пир победителей», а позднее были использованы в «Августе Четырнадцатого» при описании «самсоновской катастрофы» — гибели армии А. В. Самсонова, в рядах которой находился отец писателя.
Но 9 февраля 1945 года его арестовали, военная цензура обратила внимание на переписку Солженицына с его другом Николаем Виткевичем. Там содержались резкие оценки Сталина и установленных им порядков, говорилось, о лживости современной советской литературы. Солженицына осудили на восемь лет лагерей и вечную ссылку. Отбывал он срок в Новом Иерусалиме под Москвой. Потом на строительстве жилого дома в Москве.
Впечатления от лагеря в Новом Иерусалиме, затем от работы заключенных в Москве (строительство дома у Калужской заставы) легли в основу пьесы «Республика труда».
Затем — в «шарашке» (секретном научно — исследовательском институте, где работали заключенные) в подмосковном поселке Мафино. 1950 — 1953 гг. он провел в лагере (в Казахстане), был на общих — самых тяжелых — лагерных работах. Здесь он заболевает раком.
Срок заключения окончился в феврале 1953 года, и недавний узник стал преподавать математику в районном центре Кок — Терек Джамбульской области Казахстана. Так началась «бессрочная ссылка», длившаяся три года. 6 февраля 1956 года Верховный суд Советского Союза освободил Александра Исаевича от ссылки, а через год его и Виткевича объявил полностью невиновными: критика Сталина и литературных произведений была признана справедливой и не противоречащей социалистической идеологии.
В 1956 году Солженицын переселился в Россию — в небольшой поселок Рязанской области, где работал учителем. Через год он обосновался в Рязани. В годы ссылки и преподавания в Рязанской области и Рязани Солженицын работал над романом «В круге первом» и над «художественном исследованием» «Архипелаг ГУЛАГ», не надеясь на их публикацию.

Зэки и праведница.

Еще в лагере у Солженицына обнаружили раковое заболевание, и 12 февраля 1952 года ему была сделана операция. Во время ссылки Солженицын дважды лечился в Ташкентском онкологическом диспансере, использовал различные целебные растения. Вопреки ожиданиям медиков, злокачественная опухоль исчезла. В своем исцелении недавний узник усмотрел проявление Божественной воли — повеление рассказать миру о советских тюрьмах и лагерях, открыть истину тем, кто ничего не знает об этом или не хочет знать.
Первые сохранившиеся произведения Солженицын написал в лагере. Это были стихотворения и сатирическая пьеса «Пир победителей». Главный герой пьесы Нержин (как и Солженицын, капитан батареи звуковой разведки) оставляет воинскую часть, намереваясь пробраться на Запад и, возможно, даже выступить против Сталина с оружием в руках. Зимой 1950/51 гг. писатель задумал рассказ об одном дне заключенного. В 1959 году практически за месяц была написана повесть и названа «Щ — 854 (один день этого зэка)». «Щ — 854» — лагерный номер главного героя, Ивана Денисовича Шухова. Главный герой рассказа Солженицына — это Иван Денисович Шухов, обычный узник сталинского лагеря. В этом рассказе автор от лица своего героя повествует о всего одном дне из трех тысяч шестисот пятидесяти трех дней срока Ивана Денисовича. Но и этого дня хватит чтобы понять то, какая обстановка царила в лагере, какие существовали порядки и законы, узнать о жизни заключенных, ужаснуться этому. Лагерь — это особый мир, существующий отдельно, параллельно миру свободных людей. Здесь совсем другие законы, отличающиеся от привычных, каждый здесь выживает по-своему. Жизнь в зоне показана не со стороны, а изнутри — человеком, который знает о ней не понаслышке, а по своему личному опыту. Именно поэтому рассказ поражает своим реализмом.
Осенью 1961 года с повестью познакомился главный редактор журнала «Новый мир» Твардовский. Разрешение на публикацию повести Твардовский лично добился от Первого секретаря Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза Н. С. Хрущева. «Щ — 854» под измененным названием — «Один день Ивана Денисовича» был напечатан в одиннадцатом номере журнала «Новый мир» за 1962 год. Ради публикации повести Солженицын был вынужден смягчить некоторые детали жизни заключенных.
Солженицын стал известен всей стране. Чтобы прочитать его повесть, за номером «Нового мира» в библиотеках записывались в огромные очереди. Текст повести передавали из рук в руки, перепечатывали на пишущих машинах, «Один день Ивана Денисовича» стал для многих откровением.
Впервые о лагерном мире была сказана неприкрытая правда. Автор и редакция «Нового мира» получали множество писем. Одни читатели благодарили за честное изображение быта политических заключенных, восхищались сочным, красочным языком с лагерными словечками и выражениями. Другие клеймили Солженицына как «врага» и «клеветника». Появились публикации, в которых утверждалось, что писатель сгущает краски. Но преобладало восторженное восприятие рассказа. Солженицын на короткое время был признан официально.
«Один день Ивана Денисовича» — произведение почти документальное. Персонажи, за исключением главного героя, — реальные люди, с которыми Солженицын познакомился в лагере. Документальность — отличительная черта почти всех произведений писателя: он больше доверяет жизни и ее творцу — Богу, чем художественному вымыслу. Жизнь для него более симпатична, нежели художественный вымысел.
Спустя несколько месяцев после «Одного дня Ивана Денисовича» в первом номере «Нового мира» за 1963 год был напечатан еще один рассказ Солженицына — «Матренин двор». Он, как замечал сам автор, полностью автобиографичен и достоверен. Прототип главной героини — знакомая Солженицына, владимирская крестьянка Матрена Васильевна Захарова, у которой жил писатель. Повествование ведется от первого лица — Игнатича, который возвращается в Европейскую Россию из дальней ссылки: «Мне хотелось затесаться и затеряться в самой нутряной России — если такая где-то была, жила».
Рассказчик, казалось бы, находит эту патриархальную, нетронутую Россию в деревне Тальново. Неприглядная правда жизни разрушает его надежды: колхозники недоброжелательны друг к другу и корыстны. Их убогая жизнь и несчастная судьба мало чем отличается от существования лагерных узников. Но в этом беспросветном, постылом мире Игнатич находит праведницу — крестьянку Матрену. Она человек не от сего мира. Ее имущество — колченогая кошка и коза. Ее дети умерли в младенчестве. В Великую Отечественную войну без вести пропал муж. Ей долго не оформляют за него пенсию. И все же Матрена не озлобилась, осталась радушной, открытой и бескорыстно отзывчивой. Матрена напоминает евагельскую героиню Марию, чуждую земных забот.
Матрена у Солженицына — воплощение идеала русской крестьянки. Ее облик подобен иконе, жизнь — житию святой.
Произведение А.И. Солженицына «Матренин Двор» дает яркое представление о выдающемся художественном таланте писателя, его верности жизненной правде. Сквозная тема рассказа «Матренин Двор» — сохранение человеческой души в тяжелых условиях жизни простых деревенских людей.
В эти годы Солженицын в основном пишет рассказы, которые критика иногда называет повестями, — «Случай на станции Кречетовка», «Для пользы дела». Его принимают в Союз писателей и даже выдвигают на Ленинскую премию.
И тут в жизни писателя происходит крутой поворот. Он связан с изменением политической атмосферы в стране. Причиной начавшейся в печати травли писателя стала публикация за границей — при чём без ведома самого Солженицына — его романов «В круге первом» (1968г.) и «Раковый корпус» (1968−1969г.). На публикацию произведений писателя в СССР уже давно существовал негласный запрет, и, как тогда было принято, советские люди осудили писателя, не зная его произведений. В ноябре 1969 Солженицын исключен из Союза писателей.

Главный бой.

Имя Солженицына стало известно мировому читателю в 1970 г. Писатель был удостоен Нобелевской премии по литературе «за нравственную силу, почерпнутую в традиции великой русской литературы». Приняв эту награду, Солженицын не поехал на её вручение. Своё кредо как писателя он так определил в напечатанной речи: «Художник — это последний хранитель истины». Присуждение Нобелевской премии по литературе (1970) и издание первой редакции «Августа Четырнадцатого» (1971) возбуждает новую волну преследований и клеветы.
Пожалуй, никто из современников Солженицына в Советском Союзе не осмелился в те годы выступить с подобным глубоким, непредвзятым анализом сталинской действительности, какой содержался в его романе «В круге первом». Но писатель считал своим долгом и в дальнейшем, прежде всего в документальной форме, обобщить свои лагерные и ссыльные записи. В романе он использовал свои дневники, дополнив их воспоминаниями, устными и письменными свидетельствами более двухсот заключённых, с которыми он встречался в местах лишения свободы. Некоторые из них он потом начнёт печатать в специально созданной серии.
Так постепенно складывался замысел монументального труда, посвящённого годам репрессий. Работа над ним заняла долгие годы и закончилась конфискацией рукописей книги. Конфискация рукописи «Архипелаг ГУЛАГ, 1918−1956: Опыт художественного исследования», а так же и её публикация в 1973 г. в «ИМКА-Пресс» (Париж) послужила формальным предлогом для ареста писателя, обвинения в государственной измене, лишение советского гражданства и депортацию в ФРГ. Кроме того, негодование властей вызвали и острые публицистические статьи писателя «Жить не по лжи», «Письмо вождям Советского Союза», в которых развенчивались идеи социализма.

В изгнании.

Недолго прожив в Цюрихе, получив в Стокгольме Нобелевскую премию (декабрь 1975), он с семьёй (женой и тремя сыновьями) переезжает в США и поселяется в штате Вермонт. Там он живёт практически отшельником и полностью посвящает себя литературному труду. В этом ему помогает вся его семья, организуя нечто вроде маленького издательства. В Вермонте Солженицын заканчивает третий том «Архипелага ГУЛАГ» (1976).
Для многих из нас Солженицын начинался с «Архипелага Гулага». Эта книга — исследование самых страшных времен для нашей страны — времен сталинских репрессий. Мы можем проследить все стадии становления ГУЛАГа: аресты и расстрелы ЧК, создание концентрационных лагерей, открытые судебные процессы… Мы узнаем, как развивалась «технология обработки» заключенных на этапах в тюрьмах и лагерях, как совершенствовался репрессивный аппарат.
Соединяя личные свидетельства с уникальными архивными документами, Солженицын пытается дать развёрнутое повествование о революции в России, где действуют сотни действительных исторических лиц. Грандиозный замысел рассчитан на двадцать лет, и в настоящее время работа над ним продолжается уже в России, куда писатель вернулся в 1995 году.
Основной работой на долгие годы становится эпопея «Красное Колесо» (переработанный вариант «Августа Четырнадцатого»; «Октябрь Шестнадцатого», оба 1982; «Март Семнадцатого», 1986−87; «Апрель Семнадцатого», 1991; всего 10 томов). Первоначальный план (20 «узлов»), согласно которому повествованье должно было дойти до подавления Тамбовского восстания (весна 1922) и закрыться пятью эпилогами (1928, 1931, 1937, 1941, 1945), оказался невоплощенным (конспект 5−20-го «узлов» «На обрыве повествованья» помещен в конце «Апреля Семнадцатого»). В «Красном колесе» исторические главы, детально рисующие конкретные события и участвующих в них лиц, перемежаются главами романическими, посвященными судьбам персонажей «вымышленных» (как правило, имеющих прототипов). Среди последних особое место занимают Саня Лаженицын и Ксения Томчак, в которых узнаются родители писателя (их счастливому взаимообретению посвящены несколько глав в финале «Апреля…»), и полковник Воротынцев, наделенный некоторыми автобиографическими чертами (последняя глава — размышления Воротынцева о судьбе России в смуте — прямо выводит к авторским раздумьям об испытаниях Отечества в конце 20 в.). Изображая любого исторического персонажа, Солженицын стремится с максимальной полнотой передать его внутренний строй, побудительные мотивы действий, его «правду». При этом не устраняется авторская оценка: в революции, понимаемой как торжество зла, виноваты все (а более других — власть, отсюда происходит жесткая трактовка Николая II), но виновные не перестают быть людьми, их трагические заблуждения нередко обусловлены односторонним развитием каких-либо душевных качеств, личности не сводятся к политическим «личинам». Причину национальной (и мировой) катастрофы Солженицын видит в отходе человечества от Бога, небрежении нравственными ценностями, своекорыстии, неотделимом от властолюбия, и приверженности химерам об установлении «всеобщего благоденствия» на Земле. Здесь Солженицын-историк сходится с Солженицыным-публицистом, последовательно критикующим с христианских позиций издержки современной цивилизации Запада (речь в Гарварде на ассамблее выпускников университета, 1978; лекция лауреата Темплтоновской премии «За прогресс в развитии религии», Лондон, 1983, и др.).
Опасения «нового Февраля», чреватого «новым Октябрем», обусловили настороженное отношение Солженицына к горбачевской перестройке. Со своей стороны советские власти всячески препятствовали возвращению книг Солженицына на родину, а сформулированные «левой эмиграцией» обвинения в «монархизме», «национализме», «изоляционизме» повторялись и варьировались многочисленными советскими публицистами середины 1980-х гг. Лишь в 1989 редактору «Нового мира» С. П. Залыгину удалось после долгой борьбы напечатать «Нобелевскую лекцию», а затем отобранные автором главы «Архипелага…» («Новый мир», N 7−11). С 1990 проза Солженицына широко печатается на Родине. 16 августа того же года Указом Президента СССР писателю возвращено гражданство; 18 сентября «Комсомольская правда» и «Литературная газета» публикуют статью «Как нам обустроить Россию?», где Солженицын предупреждает о трудностях при выходе из-под коммунистического гнета.

Возвращение домой

27 мая 1994 Солженицын возвращается в Россию. Проехав страну от Дальнего Востока до Москвы, он активно включается в общественную жизнь. По-прежнему не допуская возможности сотрудничества с коммунистами, Солженицын решительно осуждает реформы президента Б. Н. Ельцина, постоянно критикует власть. (В сентябре 1995 был прекращен цикл телепередач Солженицына на канале ОРТ.) По возвращении писатель работает над книгой
«Угодило зернышко промеж двух жерновов. Очерки изгнания». Рассказы и лирические миниатюры «Крохотки», опубликованные Солженицыным в «Новом мире» (1995−97), свидетельствуют о неувядаемой мощи его дара.

Вывод к реферату.

Познакомившись с различными статьями, документами я узнал многое о Александре Исаевиче Солженицыне, о том как складывалась его жизнь, о его творческом пути.
Сохранение человеческой души в условиях тоталитаризма и внутреннее противостояние ему — сквозная тема рассказов «Один день Ивана Денисовича», «Матренин двор» повестей «В круге первом», «Раковый корпус», вбирающих собственный опыт Солженицына: участие в Великой Отечественной войне, арест, лагеря, ссылку. «Архипелаг ГУЛАГ» — «опыт художественного исследования» государственной системы уничтожения людей в СССР; получил международный резонанс, повлиял на изменение общественного сознания, в т. ч. на Западе.
Религиозные, национальные и классические либеральные ценности. Эти темы, как и критика современного западного общества, призыв к личной и общественной ответственности развиты в публицистике Солженицына периода изгнания из СССР.
На протяжении XVIII и XIX столетий русская культура создала образ писателя — пророка, своим словом обличающего неправду и возвещающего истину. Солженицын, наверное, последний замечательный русский писатель, естественно соединивший дар писателя и призвание проповедника. Единственный высший смысл своей жизни он выразил в нескольких словах: «Я пишу правду о русской истории».

Список использованной литературы.

Энциклопедия для детей. Т. 9. Русская литература. Ч. 2. XX век / Глав. ред. М.Д. Аксенова. Москва: Аванта+, 2000.
Литература. Справочник абитуриента / В.Е.Красовский, А.В.Леденев / Под общей редакцией В.Е.Красовского. Москва: Филол. общ — во «СЛОВО», ООО «Фирма «Издательство АСТ», 2000.
Все обо всех: Т.9: Научно — популярн. Изд./ Г. П.Шалаева, Л.В.Кашинская, Т.М.Колядич, В.П.Ситников, Ю.В.Попов, научный ред. В.В.Славкин. Москва: Филол. общ — во «СЛОВО», АСТ, 1998.
Солженицын / Нива. Ж. Москва, 1992.
Солженицын и мы. Крушение идеократии. / А. Латынина. Москва. 1991.

http://rusk.ru/st.php?idar=1001025

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru