Русская линия
Аргументы и факты Владимир Демидов10.12.2003 

Уход от боли: грех или спасение?

В бытность свою фельдшером-лаборантом в отделении реанимации и анестезиологии одной из городских больниц я нередко был свидетелем того, как смертельно больные люди, не выдержав страшных болей, умоляли врачей ввести им смертельную дозу какого-нибудь лекарства и избавить от мучений. Доктора, зная, что пациенту уже не выжить, старались хоть как-то облегчить его страдания, вводя большие дозы наркотиков. Но с каждым разом действие анестетиков ослабевало, и человек умирал в муках, проклиная медиков, не захотевших ему помочь.
Больной не мог и не хотел понять, что эвтаназия — подобного рода помощь — законом запрещена и в любом суде будет истолкована как убийство. Проблемы, связанные с легализацией эвтаназии, уже давно обсуждаются во всем мире, и доводы «за» или «против» приводятся самые разные. Сегодня возможность легализации эвтаназии в Казахстане вместе с нами обсуждают юристы, чиновники, религиозные деятели и обычные люди.
Акт милосердия
В переводе с латыни эвтаназия — это хорошая, легкая смерть. Большинство авторов, исследующих эту проблему, сходятся на том, что иногда она является единственным выходом из мучительного состояния и выступает милосердием в его высшем проявлении. Однако лишь в немногих странах мира эвтаназия разрешена официально. Чаще подобное деяние рассматривается как серьезное преступление и карается по всей строгости закона. Правда, в отдельных случаях государство может сделать исключение. Не так давно впервые за всю историю Великобритании верховный суд страны дал официальное разрешение на проведение эвтаназии в отношении безнадежно больной женщины, которой врачи предрекли в скором времени смерть от удушья, вызванного параличом. По просьбе женщины ввести смертельную дозу обезболивающего должен был ее супруг. Чета подала прошение в местный суд, но прокурор ответил, что, согласно английским законам, ее мужу грозит более 14 лет тюрьмы. Тогда супруги обратились в верховный суд. После рассмотрения прошения судья согласился с аргументами неизлечимо больной женщины и выдал супругам разрешение на совершение акта эвтаназии.
Право на смерть
Авторы, исследующие проблему эвтаназии, в основном сосредотачивают свое внимание на анализе медицинской стороны вопроса. Вместе с тем существует и конституционно-правовой аспект возможности осуществления эвтаназии.
По мнению известного российского юриста, доктора юридических наук Юрия Дмитриева, по Конституции, каждый человек имеет право на жизнь, которое относится к естественным личным правам человека, а следовательно, за ним автоматически юридически закреплено и право на смерть. Если человек физически здоров, дееспособен в юридическом и фактическом смыслах, то он старается жить согласно своим представлениям о достойной жизни. Если же смертельно больной человек желает расстаться с жизнью и просит о смерти, то отказ в эвтаназии может рассматриваться как применение к нему пыток, насилия, жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения.
Что касается моральной стороны вопроса, то, по мнению Юрия Дмитриева, прежде всего встает вопрос, насколько справедливо лишение одним человеком жизни другого. Сразу же возникает аналогия с убийством. Вместе с тем не следует забывать, что справедливость в первоначальном своем значении — это юстиция, то есть законность. Очевидно, что вопрос о введении возможности эвтаназии, как и любой другой этический вопрос, должны в первую очередь решать сами граждане, а уж затем законодатель, как это принято в большинстве цивилизованных стран мира. Но, прежде чем вопрос о легализации эвтаназии будет вынесен на всеобщее обсуждение, должна быть проведена серьезная и кропотливая работа, требующая тесного взаимодействия юристов и медиков, дабы исключить всякую возможность незаконного применения эвтаназии.
С российским коллегой соглашается и начальник кафедры уголовно-правовой политики Академии МВД РК доктор юридических наук Гаухар Рустемова:
— На мой взгляд, эвтаназия не должна быть наказуема, если уже использованы, но безуспешно, все методы лечения, и неизлечимо больной, испытывая тяжкие мучения, сам решил облегчить свою участь и участь своих родственников. Ни для кого не секрет, что содержание тяжелобольного в наших условиях не только доставляет душевные страдания родным и близким пациента, но и довольно разорительно для них. Конечно, это не говорит о том, что каждого тяжелобольного нужно незамедлительно умерщвлять. Речь идет лишь о тех случаях, когда пациент без какого-либо принуждения или давления извне решает расстаться с жизнью. В таких странах, как Голландия, Уругвай, а также в некоторых штатах США, эта проблема уже решена. Процедура проведения акта эвтаназии в их законодательстве буквально разложена по полочкам. Если неизлечимо больной находится в бессознательном состоянии, то соответствующее решение могут принять его близкие родственники. Однако окончательное решение принимается на консилиуме врачей, где также присутствует личный адвокат пациента и нотариус. Составляется соответствующий документ, в котором оговариваются все пункты, вплоть до медикамента, с помощью которого акт эвтаназии будет приведен в исполнение. Все это делается с таким расчетом, чтобы ни в коем случае не были нарушены права больного (он ведь еще жив), права врачей и тем более исполнителя. Подобная процедура проводится и с больными, находящимися в сознании. Разница лишь в том, что до последнего момента они имеют право изменить свое решение. К сожалению, в нашей республике это пока неприемлемо. Даже если человек сделает заявление о своем волеизъявлении, проведение эвтаназии будет незаконным, так как в нашем законодательстве подобное деяние попросту не предусмотрено. В общем, проблемы эвтаназии относятся к нравственной категории, которую далеко не всегда можно облачить в правовую оболочку. Но думается, что нравственные ценности стоят выше, чем правовые нормы, которые как раз таки должны защищать нравственные.
Священники — против
Похоже, что с юридической точки зрения, принятие закона о проведении добровольной эвтаназии вполне допустимо. Однако его ярые противники заявляют, что легализация эвтаназии однозначно приведет к криминализации медицины, к ущемлению достоинства врача, снижению темпов развития медицинского знания, извращенному пониманию гуманности. Некоторые из них аргументируют запрет эвтаназии тем, что резко возрастет количество убийств совсем не безнадежных пациентов с целью завладения их органами. Вообще, основной спор о принятии или непринятии эвтаназии ведется не вокруг больного пациента, а вокруг врача.
Но самой непримиримой противницей эвтаназии является церковь. С точки зрения как христианской, так и мусульманской религий, эвтаназия неприемлема ни под каким предлогом. Вот как высказал точку зрения Православной церкви на эту проблему клирик Свято-Никольского собора Алма-Аты иерей Павел Крауз:
— Если человек болен какой-то неизлечимой болезнью, значит, это Господь его так очищает. Он нас не наказывает. Он нас любит и спасает, а все болезни — это не наказание, а очищение нашей души. Принятием эвтаназии мы хотим избавить себя от боли. Но душу свою таким путем от боли не избавим, а повергнем себя в вечные душевные мучения. Если это деяние совершено с разрешения больного, то оно будет расцениваться как самоубийство, только в упрощенной форме. Но это один из самых тяжких грехов. Такого человека потом даже отпеть по православным традициям нельзя будет.
По мнению христианской церкви, даже если больной находится в бессознательном состоянии, ни его родственники, ни врачи не имеют права влиять на волю Бога и решать — жить человеку или умереть. Того же мнения придерживаются и служители мусульманской религии, утверждающие, что человек, добровольно расставшийся с жизнью, совершит самый тяжкий грех и никогда не попадет в рай.
А люди терпеть не хотят
Из 50 человек, опрошенных путем случайного набора телефонного номера, 47 однозначно высказались в пользу принятия закона об эвтаназии. Двое колеблющихся объяснили свое нежелание принятия подобного закона тем, что на практике он будет постоянно нарушаться и в конце концов может привести к тому, что больных под благовидным предлогом будут убивать ради их органов или по другим причинам, не имеющим никакого отношения к медицине. Лишь один человек категорически высказался против, руководствуясь при этом религиозными мотивами. Итак, вот несколько мнений наших оппонентов:
Иван, 20 лет (студент):
— Я считаю, что закон об эвтаназии должен быть обязательно принят. Мало того, что неизлечимо больной человек мучается сам и мучает своих родных, так на бесполезное поддержание его жизни еще уходят денежные средства и медикаменты, которые очень бы пригодились другим, отнюдь не безнадежным пациентам.
Нурлан, 28 лет (строитель):
— Каждый человек имеет право решать свою судьбу. Если он хочет умереть, то почему кто-то должен противиться этому решению? Тем более если у этого человека есть на то очень веские причины.
Ольга, 51 год (менеджер):
— Конечно, лишать жизни даже неизлечимо больного человека без его согласия ни в коем случае нельзя. Однако если каждый день его жизни проходит в муках и он сам просит о смерти, то заставлять его жить и мучиться по крайней мере негуманно.
Елена Никаноровна, 74 года (пенсионерка):
— Ну, я даже не знаю. С одной стороны, терпеть адские мучения не каждому под силу. Однако, с другой стороны, умерщвление даже с его согласия, наверное, будет приравниваться к самоубийству, а это — тяжкий грех.
Алибек Санварович, 40 лет (рабочий):
— Человек сам должен решать, жить ему или умереть. Что касается меня, то, будь я неизлечимо болен (не дай Аллах, конечно), предпочел бы быстро и безболезненно умереть, не мучая ни себя, ни своих родных.
Досье «АиФ Казахстан»
Что касается бывшего СССР, то в Уголовном кодексе Российской Федерации 1922 года был особый пункт, предполагавший убийство из сострадания к больному человеку. Подобное деяние считалось привилегированным видом убийства, совершенного при смягчающих вину обстоятельствах. Однако здесь не оговаривалось, кого можно считать неизлечимо больным и кто имеет право применять эту норму. Поэтому в Уголовный кодекс РФ 1926 года эта статья уже не вошла. С тех пор на территории постсоветского пространства не было разработано ни одного нормативного акта, касающегося эвтаназии, а наказание за подобное деяние было равноценно наказанию за совершение предумышленного убийства.

Анекдот «АиФ Казахстан»
Свет в конце темного больничного коридора исходил от гостеприимной таблички с надписью «Морг».


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru