Русская линия
Труд Станислав Прокопчук,
Василий Анисимов
11.12.2003 

Цепи «смирения»
Четые с лишним месяца был заточен в подвале иеромонах Нестор

«Прошу Вас защитить от преследования „Киевского Патриархата“, который угрожает мне физической расправой. Я, иеромонах Нестор (Юрий Александрович Попов), был насильственно заточен архиепископом Изяславом (Карга Юрий) в подвал на цепь за шею и связанными руками капроновой веревкой, и в таком состоянии провел с 25 февраля по 4 июля 2003 года… Прошу Вас заслушать меня и других людей о насильстве УПЦ КП». Такое заявление поступило в Генеральную прокуратуру Украины в конце октября. А в начале ноября, не дожидаясь реакции ГПУ, иеромонах Нестор решил обратиться за помощью к журналистам.

Он сидел перед нами — подавленный, словно ушедший в себя, то и дело с опаской поглядывая на дверь. На кисти его рук было тяжело смотреть: в красно-синих потеках, со струпьями еще незаживших ран…

— Как вы оказались на цепи, за какие грехи?

— В январе этого года «архиепископ» Изяслав поставил меня благочинным житомирского Свято-Макариевского монастыря. В нем был один старый корпус, в котором текла крыша, и не было никаких условий для нормального проживания. Там обитали восемь монахов. Но это был настоящий притон бомжей, потому что среди монахов не было таких людей, которые пришли в обитель с чистым сердцем и с желанием посвятить свою жизнь Богу. Там же находится семинария, которую за вопиющую антисанитарию хотели уже несколько раз закрыть.

Я Изяславу сказал: «Деньги давать не буду, потому что нужно привести монастырь в порядок. Нет ни горячей воды, ни отопления, ни постелей». А он мне: «Нужно смириться».

Когда благочинный Нестор категорически отказался платить «архиепископу» Изяславу деньги, тот и приказал студентам поймать его, заточить в подвал.

— Меня свалили, избили. Карга лично связал капроновым шнуром мои руки и привязали их к трубе над головой. Так я простоял двое суток. Когда руки стали похожи на боксерские рукавицы, он пришел и говорит мне: «Ну что, Нестор, сейчас сядешь на цепь».

— А почему он вас просто не выгнал, раз вы ему не пришлись ко двору?

— Я же зарабатывал деньги, был на требах, освящал коммерческие структуры. Он хотел, чтобы мы жили и работали на него, как рабы. К тому же ему не нравилось, что я ухаживаю за его дочерью, угощаю ее кофе…

— Если Изяслав именует себя «епископом», откуда у него дочь?

— У него жена и две дочери. С одной я встречался, и это ему очень не нравилось. Цепью, накинутой на шею, меня приковали к бетонной перегородке. К утру принесли щит, два детских матраса, подушку и одеяло, и так я начал там сидеть.

— Это все видели семинаристы и не заявили в милицию?

— Нет. Более того, Карга приводил в конце учебного года родителей семинаристов и говорил: «Вот видите, монах сидит. Он смиряется. Если ваши дети будут себя плохо вести, я с ними буду поступать также». Ему верят, «владыка» есть «владыка»! Семинаристы видели меня каждодневно, бросали мне через решетку хлеб, сало, сигареты. Я в подвале провел несколько месяцев. Через послушника просил Изяслава разрешить хотя бы помыться. А он ответил, что Феодосий Печерский не мылся, и мне придется грязь скребком сдирать.

— А вы не пытались освободиться?

— Я написал записку владыке Житомирскому Гурию: спасите, вызовите милицию и прокуратуру. Один студент вроде ко мне хорошо относился, и я ему ее передал. Он донес, но не владыке Гурию, а Изяславу. Изяслав пришел ко мне в подвал и с издевкой спрашивает: «Ну что, Нестор, смиренный послушник владыки Гурия?» Именно так я подписался под той запиской, как предписывает православный этикет. После этого меня стали кормить не два, а один раз в день. Спустя какое-то время заходит вновь Карга и говорит: «Знаешь, Нестор, купим мы в Покровском монастыре для тебя полное схимническое облачение. Я тебя в схиму постригу. Мы выстроим перегородки из кирпича, и ты будешь в схиме навечно». Я ему кричу: «Какая схима? Я умру здесь!» А он отвечает: «Это честь для тебя, Нестор. Если в схиме почиешь, сколько антиминсов мы из тебя нашьем. Во всех храмах на престолах лежать будешь!».

— Но это уже не изуверство, а святотатство! Может, он просто шутил?

— А посадить человека на цепь — тоже шутка? Я после этого кошмара три месяца прийти в себя не мог.

Когда журналисты обратились за комментарием к «архиепископу» Житомирскому и Овручскому Изяславу, инициатору принудительного заточения 27-летнего иеромонаха Нестора, он не стал отрицать самого факта — средневекового наказания своего подопечного. По словам «архиепископа», Юрий Попов прибыл в Свято-Макариевский монастырь «с солидным стажем воришки»: его якобы не раз задерживали за хищение церковного имущества в разных областях Украины, в храмах и соборах разных конфессий. Именно за эти проделки иеромонаха Нестора, который в 22 года был даже возведен в сан игумена УПЦ Киевского патриархата, и было предпринято решение о его таком принудительном заточении.

В беседе с нами иеромонах Нестор отрицал обвинения в воровстве.

— И как же вы оказались на свободе? — продолжаем беседу.

— Я не оставлял попыток сбежать. Один знакомый священник сделал отмычку. Когда однажды ночью с ее помощью меня хотели освободить, то она сломалась и осталась в замке. Утром это обнаружили. Через два часа мне сообщили о переводе в филаретовский монастырь Коростылевского района. Это в глухих лесах. С меня сняли цепь, затолкали в машину и увезли. Я там пробыл целый месяц, носил бревна, тяжело работал. За мной непрестанно следили, поэтому о побеге не было и речи. Однажды Антоний вызвал к себе и сказал: «Я вижу, ты себя чувствуешь как в тюрьме». Я ему ответил: «А что, разве это не так?» В конце разговора он внимательно на меня посмотрел и сказал: «Ну ладно, я подумаю». А утром он ко мне подошел и прошептал: «Собирайся с вещами». Вывез меня на трассу, дал 40 гривен и отпустил.

…С трудом добравшись домой, в Кировоградскую область, иеромонах Нестор тут же слег в больницу с воспалением легких. После выздоровления решил окончательно порвать с расколом.

— Скажите, — задали мы иеромонаху Нестору последний вопрос, — чтобы осознать всю греховность пребывания в богоотступном расколе, необходимо было посидеть там на цепи?

— Знаете, сколько еще людей сидят на цепях у филаретовских изуверов — лжеепископов и лжемонахов?! Почему не уходят? А куда идти? Все повязаны ложью, страхом и обманом. УПЦ — КП — это не Церковь, это личная коммерческая фирма Филарета, которая паразитирует на вере нашего народа. В ней нет канонического рукоположения, нет благодати, нет ничего святого. Я сам видел, как филаретовский «священник» причащал людей самогонкой! Кто бы и что не нарушал, каждый знает, что нарушить больше, чем сам Филарет, они не смогут. Ведь он отлучен от Церкви-Матери! Филаретовцы ведут человека не к спасению, а к погибели. И духовно, и физически. Я испытал это сам.
Киев


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru