Русская линия
Итоги Алла Астахова08.12.2003 

Магия исцеления

Один из наиболее бурно развивающихся отечественных рынков — целительский бизнес. Но преуспевают в нем пока только шарлатаны

Недавно более 200 экстрасенсов, магов и колдунов со всех концов нашей страны «слетелись» в Санкт-Петербург на конференцию «Развитие предпринимательства и предприятий в области народной медицины в России». Пожалуй, никогда еще в одном месте не собиралось столько людей, зарабатывающих себе на кусок хлеба с маслом магией и гаданиями. Тем удивительнее были вопросы, которые обсуждали эти люди: проблемы и перспективы рынка «магических услуг». В том, что этот самый рынок в России существует, сомнений нет: только в Санкт-Петербурге его годовой оборот составляет 10−20 миллионов долларов США. В Москве заработки целителей еще выше: 40−60 миллионов. Впрочем, как утверждают люди, знающие этот бизнес изнутри, большая часть денег, истраченных гражданами на магические услуги, идет в карман шарлатанам.

Товарищи целители

Чем же отличается целитель от колдуна, а маг от экстрасенса? Экстрасенсы считают, что работают исключительно с биоэнергоинформационными полями, колдуны же и маги имеют дело с обрядовой традицией, корни которой уходят в глубь веков. Впрочем, и те и другие считают, что являются целителями, поскольку могут лечить, используя свои естественные биологические способности. Так что по большому счету разница только в названии и манипуляциях, но не в сути.

До 1993 года рынка услуг целителей в России попросту не существовало. Нет, конечно, «бабушку», знающую заговоры, или модного экстрасенса найти можно было всегда. Но обращаться к ним за помощью полагалось только неофициально — «по знакомству». Иначе процесс исцеления мог окончиться для обоих милицейским протоколом. О деньгах пациент и клиент говорили лишь намеками. Во-первых, из-за возможных юридических последствий — целительство в таком случае вполне могло квалифицироваться как мошенничество. Во-вторых, из-за неписаного морального кодекса целителей. «Люди, действительно обладающие экстраординарными способностями, рассматривали их как ниспосланный им свыше дар, — рассказывает генеральный директор Федерального научного клинико-экспериментального центра традиционной медицины профессор Алексей Карпеев, занимающийся изучением феномена целительства. — Они считали, что не вправе назначать какую-то конкретную плату за использование этого дара».

В то же время во всем мире комплементарная медицина (таково одно из принятых в мире названий целительства) переживала бум и успешно встраивалась в существующий рынок услуг. Согласно официальным данным Европейской комиссии по комплементарной медицине, в период с 1993 по 1998 год рынок указанных услуг вырос в четыре раза. К примеру, только в Германии официально работало в это время 18 тысяч целителей.

В России джинна выпустили из бутылки в 1993 году. В статье 57 российского Федерального закона «Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан» впервые было сказано о праве граждан РФ на занятие народной медициной. Спрос рождал предложение, целительский бизнес в России стал расти как на дрожжах. По оценкам Профессиональной медицинской ассоциации народной медицины, сейчас в России гласно и негласно практикует не менее 25 тысяч «целителей», при этом в профессиональных российских ассоциациях сегодня состоит не более 5 тысяч человек. О бескорыстном «даре» никто уже не вспоминает — каждая услуга имеет свою конкретную цену. В салонах магии, где дело поставлено на поток, один сеанс, который длится несколько минут, стоит от 150 рублей. За работу с биоэнергетикой просят 1000 рублей за раз, а вот индивидуальное сопровождение конкретного человека исчисляется несколькими тысячами, а то и десятками тысяч долларов в год. Хорошо «раскрученные» гадалки, астрологи, колдуньи, снимающие порчу и венцы безбрачия, могут брать от 50 до 150 долларов. Впрочем, цены во многом зависят от того, насколько известен и популярен «чародей». Но качество «обслуживания» в реальности совершенно не зависит ни от цены, ни от именитости целителя. Баба Дуня из глухой деревни порой за десяток яиц снимает такое, от чего другие отказываются.

Рынок организовался по собственным диким законам. Хотя официально практиковать имеет право человек, получивший диплом целителя (дипломы сейчас выдаются только в 10 процентах регионов), лицензирование деятельности, связанной с традиционными методами оздоровления, которое вроде бы должен осуществлять Минздрав, не проводится, потому что не выработаны стандарты. В результате субъектом рынка может считать себя сегодня и настоящий целитель, и шарлатан.

Магия начинается…

Чтобы начать собственное дело, целителю, как и любому предпринимателю, надо «вложиться». Стартовые затраты не так уж малы. «Аренда офиса для приема посетителей с зарплатой секретаря, бухгалтера и тем минимумом, который целитель „положит“ себе как жалованье, обойдется примерно в две тысячи долларов в месяц, — рассказывает Андрей Горюнов, первый вице-президент межрегиональной общественной организации „Профессиональная медицинская ассоциация народной медицины“ и практикующий целитель. — Можно, конечно, снять комнатку в бизнес-центре: там не надо тратиться на мебель, на охранника, это будет дешевле, но не намного».

Придется раскошелиться и на маркетинг. Самая скромная реклама — крошечный модуль, размещенный в городской газете, — стоит минимум тысячу рублей. А для получения эффекта таких модулей нужно опубликовать как минимум 5−7. Однако если целитель действительно желает привлечь к себе внимание и качественно выделиться на фоне остальных «народных врачевателей», ему прямой путь на телевидение. «В Санкт-Петербурге я выступал еженедельно на самом дешевом с точки зрения рекламы городском канале, — рассказывает Горюнов. — Платили мы за 15-минутное выступление по 300 долларов. Значит, 1200 „зеленых“ ежемесячно уйдет еще и на это». Если выбрать провинциальный канал покруче, за то же выступление надо будет заплатить уже три тысячи долларов. В Москве одно появление на экране обходится целителям в 15 тысяч долларов. Да и «мелькать на экране», чтобы была серьезная отдача, нужно как минимум три месяца.

«Чтобы хоть как-то подняться, надо вложить в дело для начала хотя бы 15−20 тысяч долларов. Но если хочешь, чтобы был реальный финансовый успех, придется затратить во много раз больше», — рассказывает москвичка Ирина Савская. Несколько лет назад у нее уже был свой центр. Трудно сказать, все ли пациенты уходили от нее, действительно получив исцеление, но дела шли хорошо: она с помощниками принимала по 100 человек в день. Криминальной «крыше» бизнес показался даже слишком успешным, на владелицу центра «наехали», и она была вынуждена спасаться бегством. Теперь, вернувшись в Москву и пытаясь заново раскрутиться, Ирина Савская ищет спонсора. Она считает такую возможность единственным шансом встать на ноги. «К сожалению, подобные вещи стали очень распространенными, — констатирует Андрей Горюнов. — Зачастую начать дело можно только „прислонившись“ к какой-то структуре, которая обеспечит начальное финансирование и раскрутку. Конечно, такой структуре глубоко наплевать, умеют ли хоть что-нибудь те „целители“, с которыми она имеет дело. Были бы доходы. А доходы при умелом маркетинге возможны немалые. Я подсчитал, что хорошо раскрученный кабинет всего с двумя „целителями“ может дать своим хозяевам до 100 тысяч долларов в месяц. Это если принимать по 100 человек в день и брать с каждого долларов по 100−150». Однако такая норма для целителя, серьезно относящегося к делу, просто немыслима. Работая ежедневно, он способен принять не более 3−4 человек в день. Конечно, бывает иногда у целителя звездный час, когда он обслуживает 20 пациентов в день, но это означает, что назавтра он работать уже не сможет. Пропускать через свой кабинет десятки и больше клиентов в день, «отбивая» таким образом рекламные вложения, способен лишь человек, не имеющий ничего общего с целительством. Вот и получается, что реальную возможность существовать на этом рынке имеют лишь те целители, кто давно приобрел известность, не нуждается в раскрутке и связанных с ней крупных вложениях, либо откровенные шарлатаны. Первых сейчас единицы, последних огромное количество.

По оценкам Профессиональной медицинской ассоциации народной медицины, до 90 процентов тех, кто сегодня рекламирует себя как целителя, попросту вводят народ в заблуждение. В то же время люди, которые действительно обладают определенными целительскими способностями, но недавно пришли в эту область, не имеют практически никаких шансов завоевать рынок.

За денежки их продаю…

Путаница в вопросе с лицензированием деятельности целителей и выдачей им дипломов нисколько не смущает шарлатанов. «Периодически мне приходится встречаться с такими деятелями, — рассказывает Людмила Авилова, президент московского отделения Профессиональной медицинской ассоциации народной медицины. — Недавно в нашу ассоциацию хотел вступить один „бизнесмен“, который открыл салон магии. Снял офис, нанял за небольшую зарплату людей с улицы, нарядил их „магами“. Идет реклама, деньги текут рекой. Конечно, по закону, прежде чем принять рекламное объявление, орган печати должен проверить у рекламодателя разрешение на вид деятельности. Для народного лекаря таким документом является диплом целителя. Но ведь „маги“ из таких салонов и не говорят про себя, что они целители. Какие у них объявления? „Приворожу“ да „сниму порчу“. А если они заодно за ту же самую тысячу рублей „вылечат“ неизлечимую болезнь „раз и навсегда“, так за руку их никто не поймает».

Еще один практически безотказный и ненаказуемый способ заработать на «исцелении» — творческие встречи на тему «здоровый образ жизни». То, что на них частенько практикуется «массовое лечение», не секрет. «Организаторы этих встреч часто вообще не владеют никакими целительскими практиками, — предупреждает Андрей Горюнов. — Мы в Санкт-Петербурге добились, чтобы запретили сеансы одного из таких гастролеров. Для сеансов он снимал зал на 1000 мест, абонемент на четыре занятия стоил 500 рублей. Вот и считайте. Есть у нас в городе еще небезызвестный „внук бабы Нюры“ Денис, который любит устраивать такие „творческие встречи“. Когда-то действительно существовала баба Нюра, целительница, работавшая на одну финансовую группу. Когда старушка скончалась, расставаться с выгодным бизнесом ребятам не захотелось. Вот они и делегировали в „целители“ некоего Дениса. Выбирали из самих себя, как рассказывают, чуть ли не жребий кидали».

В рекламе «центров психоэнергетики» тоже не встретишь слова «целитель». Для начала здесь обещают только научить работе с энергиями. Позднее выясняется, что занятие представляет собой тот же самый «сеанс», только народу меньше. Слушателям будут «формировать тонкое тело», «чистить каналы». А это приведет к общему оздоровлению организма. Вводный курс стоит 300 долларов. Но клиент не догадывается, что главные траты у него еще впереди. Следующее звено маркетинговой цепочки, на крючок которой он попал, — индивидуальные консультации по жизненно важным вопросам и занятия на продвинутом уровне, которые обойдутся куда дороже.

Высшая ступень такого маркетинга — «социальное сопровождение»: постоянная помощь в решении всех проблем. При определенных финансовых возможностях клиента «специалисту» удается раскрутить его на десятки тысяч долларов в год. Клиенту обычно говорится, что это тяжелая работа, что целитель 24 часа в сутки не спускает с него своего мысленного взора. Проверить, так ли это на самом деле, нет никакой возможности: фальшивое целительство не сломанный пылесос или поддельная банкнота.

Как это делается

Мария Петровна — одна из «настоящих целительниц». Во всяком случае, так она говорит. Мы встречаемся с ней в кафе, и она полтора часа рассказывает мне о своей нелегкой судьбе. Двадцать лет назад она сидела за целительство, у нее четыре высших образования с кандидатской, и она лечит звезд Голливуда от рака. Она занимается и гомеопатией, и рейки. Неожиданно к нам подходит женщина: характерным южным говорком она сообщает, что, прислушавшись к нашему разговору, решила записаться к Марии Петровне на прием. Та тут же прилюдно начинает «диагностировать» новобранку. Получается, что у клиентки не меньше пятнадцати серьезных заболеваний. Но страдалица не огорчается: она лишь радостно восклицает, что все совпало. Под конец целительница ловко бьет пациентку по спине, «вправляя» позвонок. «Ешьте пирожные, — обращается она ко мне. — Я дам вам заряженную воду, от которой худеют. Вот посмотрите, я сама на прошлой неделе похудела на 20 килограммов. Правда, неплохо выгляжу?»

Я стараюсь представить, как мог бы выглядеть человек, сбросивший за неделю такой вес, благодарю Марию Петровну и думаю про себя, что для начала все-таки постараюсь поменьше есть.

ВРЕЗ: ЭКСПЕРТ

Зачем опиум для народа?

Рост популярности нетрадиционных способов лечения «Итогам» объяснила Ольга Маховская, кандидат психологических наук, старший научный сотрудник Института психологии РАН:

«Встреча с целителем, знахарем — это способ переложить на кого-то груз ответственности за себя, своих близких, свое здоровье. Профессионал-психолог такую ответственность постарается разделить с клиентом, целитель-шарлатан пообещает, что решит проблемы за него. Популярность такой помощи среди народа — маркетинговый факт, который будет эксплуатироваться до тех пор, пока предложение не превысит спрос. В России это произойдет не скоро. По данным социологов, более 70 процентов населения настроено патерналистски, то есть хотели бы рассчитывать на чью-то помощь. Кроме того, Россия — страна, в которой сильны языческие умонастроения. Из этой гремучей смеси патернализма и суеверий и рождается вера в высшие силы, в потустороннее влияние. А главное — полная уверенность, что от тебя не зависит ничего. Кстати, обращение к знахарям на первых порах действительно приносит некоторое облегчение. Причина тому — известный в медицине и психологии плацебо-эффект. Внушаемые люди „идут на поправку“ даже тогда, когда им предлагается лечение, не оказывающее никакого физиологического влияния на организм, — стакан воды, витамин, ритуальные воздействия под видом лечебных.

Кроме того, у нас очень низкая психологическая и, я бы сказала, гуманитарная культура. Одним из недостатков среднего образования в советские времена было как раз отсутствие предметов гуманитарного круга — психологии, европейских языков, истории искусств. В рамках таких занятий формируются элементарные навыки общения и оценки людей, стратегии взаимодействия с ними. Среди целителей попадаются и люди очень образованные, и откровенные шизофреники. Людям с низкой „гуманитарной культурой“ противостоять им трудно: ведь они буквально заражают своей уверенностью в том, что все проблемы могут быть решены.

Иногда к колдунам, целителям обращаются вполне здравые, образованные люди. Толчком чаще всего служит психологическое напряжение, связанное с возможной потерей родных людей. Ритуалы, магические действия снижают напряженность, вселяют уверенность, что для близкого человека, от которого уже, быть может, отказалась официальная медицина, сделано все возможное. Так спасающие спасают самих себя, а не умирающего. Создается установка на улучшение, которая часто никак не соотносится с реальностью. Проблема разрешается виртуально, в мыслях. Сходные приемы используют сектанты».


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru