Русская линия
Российские вести Баграт Арутюнов,
Александр Крылов
08.12.2003 

Свечной олигарх

Желание сделаться владельцем маленького свечного заводика подвигло одного из героев «Двенадцати стульев» на весьма рискованные предприятия, окончившиеся, увы, весьма печально… Поколения читателей бессмертного романа даже не подозревали, что заветная мечта незадачливого отца Федора сможет легко реализоваться в наш суматошный, но безбожный век…

СВЕЧА ГОРЕЛА НА ОКНЕ
Конечно, православный собор без свечей, лампад, икон, без блеска риз и венчальных корон представить себе трудно. И даже в эпоху всеобщего воинствующего атеизма, когда жизнь едва теплилась в полупустых храмах, свечи и иная церковная утварь плохо-хорошо, но изготовлялась в кустарных мастерских.
В годы Отечественной войны бывший семинарист Иосиф Джугашвили вспомнил о выдающейся патриотической роли Русской Православной Церкви и призвал священнослужителей и верующих отдать все силы для победы над фашистскими агрессорами. Церковь не осталась глуха к призыву Сталина — были сделаны колоссальные финансовые пожертвования, с амвона проклинались супостаты, тысячи священников ушли на фронт, чтобы с оружием в руках защищать Родину.
Надо отдать должное Сталину: государство в известной степени уменьшило мертвую хватку и пошло на ряд послаблений — были открыты семинарии и духовные академии, местным епархиям передали ряд храмов.
В их числе оказались Лопухинский корпус и Успенский храм Новодевичьего монастыря для создания пастырско-богословских курсов, Православного богословского института и церковных мастерских. Эти скромные мастерские и стали прообразом нынешнего художественно-производственного предприятия Русской Православной Церкви «Софрино».
Спустя почти тридцать лет, в 1972 году по просьбе Святейшего Патриарха Пимена Алексей Косыгин распорядился выделить участок для строительства церковного завода в подмосковном поселке Софрино. Свечной завод — не БАМ, стройка велась неспешно, и только осенью 1980 года стареющий Пимен освятил предприятие и дал труженикам «Софрино» свое благословение и завет — «В усердии не ослабевайте!».
В стране царил, как потом стали говорить, застой, и на свечном заводике в Софрино дела шли, как и везде, — ни шатко ни валко. Но наступила перестройка, и прежние полуподпольные кооператоры, мелкие спекулянты стали стремительно преобразовываться в «новых русских».
Изменилась жизнь и в Софрино. И начались эти перемены с прихода нового хозяина — Евгения Алексеевича Пархаева, сумевшего очень скоро занять совершенно особое место в многоступенчатой иеархии Русской Православной Церкви.
СПРАВКА «РВ»
Евгений Алексеевич Пархаев родился 19 июня 1941 года в Москве. Работал токарем, слесарем. В 1965 году Пархаев пришел в РПЦ, работал там маляром. В 1988 году благодаря хорошим отношениям с прежним Патриархом Пименом Пархаев занял пост генерального директора Художественно-производственного предприятия «Софрино». По некоторым данным, Пархаев арестовывался КГБ СССР за хищение и сбыт листовой меди, предназначавшейся на ремонт храмов, и содержался в СИЗО «Лефортово».
В 1999 году Евгений Пархаев выдвигался кандидатом в депутаты Государственной Думы России по Пушкинскому избирательному округу.113 (выборы выиграла космонавт Светлана Савицкая, член КПРФ). Является учредителем общественного объединения «Фонд единства православных народов». Награжден орденами Почета и Дружбы Народов.

ТАМОЖНЯ ДАЕТ «ДОБРО»
Сегодня в мастерских и цехах «Софрино» трудится около трех тысяч человек.
Основным видом деятельности «Софрино» по-прежнему остается производство церковной утвари, свечей, облачений для священников. Кроме того, здесь есть иконописная мастерская, ювелирные цеха, в которых умельцы, работающие с драгоценными металлами, производят шедевры, сравнимые с творениями Фаберже. Продукция предприятия является самой престижной в церковных приходах, кроме того, для широкого покупателя ее реализуют в разветвленной сети магазинов. Но, как говаривал товарищ Аркадий Гайдар: «И все хорошо, да что-то нехорошо…»
Ох, уж эти газетчики. Не дают они покоя хозяину Софрина: того и гляди напечатают какой-нибудь жареный фактик или информацию, отнюдь не предназначенную для широких слоев общественности. Так в прессу просочились сведения, что «свечной заводик» ударными темпами реализует всевозможные «левые» заказы, забывая при этом заплатить налоги государству. Но это цветочки — «ягодки» господина Пархаева покрупнее и посочнее будут.
В 1994 году в связи с «бедственным положением» Русская Православная Церковь /РПЦ/ обратилась к Правительству с просьбой разрешить ей ввозить в страну подакцизные товары /вино и сигареты/ по линии гуманитарной помощи без уплаты таможенных пошлин. В конце 1994 года разрешение было получено, а правительственная комиссия по гуманитарной помощи во главе с вице-премьером О. Давыдовым выделила квоты на беспошлинный ввоз в страну вина и табака.
Сигареты поступают в страну в качестве гуманитарного груза, а часть средств от реализации груза перечислялась на нужды церкви. В частности, от поставок сигарет церкви еженедельно отчисляется 1 млрд. рублей, всего же «набежало» целых 24 млрд. Но этого предпринимателям от церкви показалось мало, и вскоре Пархаев и Ко, хорошо помнившие, что «веселие Руси — ести питие», решили заняться импортом вина. 26 марта 1996 года комиссия Давыдова приняла решение.35 о признании грузом гуманитарной помощи церковного вина для нужд РПЦ, поставляемого на безвозмездной основе из Германии.
Видимо, из «гуманных» целей комиссия разрешила Пархаеву продать часть дармового заморского вина под реконструкцию ХПП «Софрино». Через коммерческие фирмы «Эвихон», «Анис» и «Белан» было реализовало алкогольной продукции на 30 млн. долларов. С учетом того, что таможенные пошлины по подакцизным товарам доходят до 150 процентов, стоимость проданного вина достигает 70 — 80 млн. долларов. Из всего заработанного Пархаев не перечислил ни копейки ни церкви, ни государству. 18 июля 1996 года Правительство, очевидно поняв, какие средства теряет государство, выпустило постановление. 816 об отмене таможенных льгот на ввозимые в страну в качестве гуманитарной помощи вино и сигареты.
Однако Пархаева это постановление не коснулось. 28 августа тогдашний первый зампред Государственного таможенного комитета Кругликов подтвердил льготы ХПП «Софрино». Мало того, таможня разрешила Московскому акцизному посту оформлять грузы ХПП «Софрино» без предоплаты. В результате всего за полтора месяца задолженность этого предприятия только за растаможивание достигла 14,251 млрд. рублей. А 22 октября 1996 года было принято решение об увольнении В.Кругликова. В приказе об увольнении Кругликова в качестве причины указано «необоснованное предоставление льгот». Приказ подписан, но Кругликов продолжал исполнять свои обязанности. 24 октября в гости к Кругликову приехал Пархаев. На следующий день все долги ХПП «Софрино» за «растаможку» оказались погашеными. Некое ООО «Ламира» внесло на счет Московского акцизного таможенного поста в Мосбизнесбанке 664 тысячи 875 долларов и 4,603 млрд. рублей наличными. Понятна спешка в погашении долга: если распоряжение Кругликова о продлении льгот для ХПП «Софрино» еще как-то можно обосновать, то оформление грузов без предоплаты — это стопроцентное уголовное дело.
В конце 1997 г. под давлением налоговых служб была закрыта сеть фирменных «софринских» киосков на московских вокзалах и в центре столицы. Летом 1999 г. Главное управление по борьбе с экономическими преступлениями провело обыски в цеху «Софрино» в Алексеевском, и он также был закрыт.
Известно и о том, что в «Софрино» производится немало нецерковной продукции и о прямых закупках на предприятии «ходоками» приходов или независимыми дистрибьюторами, и «внеплановом» распределении продукции среди богатых центральных епархий. К примеру, в Ярославской и Костромской епархиях «софринская» продукция составляет от 30 до 80 процентов ассортимента.
Сегодня «Софрино» выпускает не только предметы культа. Последнее время фирма стремится выйти на смежные рынки, чтобы расширить объем сбыта: производит сувенирную и полиграфическую продукцию, борется за престижные заказы вроде пошива мантий для членов Конституционного суда. По мнению ряда экспертов, Евгений Пархаев смело может претендовать на звание главного спонсора и финансиста Московской патриархии.

ОТНЯЛИ У НИЩЕГО КОПЕЕЧКУ
Официальные данные об экономике церкви оглашаются лично патриархом не чаще, чем раз в два года на очередном архиерейском соборе. Тогда оглашаются основные сведения о структуре доходов и расходов центрального аппарата патриархии.
Государство крайне слабо контролирует денежные потоки, исчисляемые сотнями миллионов долларов, которые прокручиваются в церковном бюджете. Общая сумма доходов, получаемых православными иерархами за коммерческую деятельность, остается тайной за семью печатями как для счетной палаты, так и для сельских батюшек. В то же время епархиальные взносы, поступающие от пожертований простых верующих, составляют не более двух процентов церковного дохода.
Из отчета патриархии следует, что основной доход принесли некоторые ее коммерческие предприятия, в первую очередь гостиничный комплекс «Даниловский» и художественно-промышленное предприятие «Софрино». Доходными статьями церковного бюджета признаются также размещение средств в коммерческих банках и операции с ценными бумагами. В то же время иерархи убеждают, что бизнесом священники и вовсе не занимаются. Более того, патриарх в публичных выступлениях прямо указывал: «Несовместима коммерция с церковью. И мы говорим о том, что иногда, может быть, приходилось нам получать и гуманитарную помощь, и к нам часто обращаются различные государственные структуры, чтобы церковь присутствовала при распределении гуманитарной помощи, видя в этом гаранта того, что эта гуманитарная помощь будет достигать адресата. Но коммерческая деятельность для церкви, особенно в некоторых областях, недопустима».
Но пронырливых газетчиков эти слова почему-то не слишком убедили. Многие высказывали искреннее удивление: неужели высшие руководители патриархии не ведают о том, что целая армия предпринимателей зарабатывает немалые деньги, прикрываясь именем церкви?
Так сложилось, что формально наиболее важные экономические проекты по должности должен курировать управляющий делами Морсковской патриархии архиепископ Солнечногорский Сергий (Фомин), которому подчинены гостиничный комплекс «Даниловский» и ХПП «Софрино».
Однако руководитель «Софрино» Евгений Пархаев отнюдь не мальчик на побегушках у владыки Сергия. По мнению бывшего пресс-секретаря патриарха Е. Комарова, «Пархаев — наиболее влиятельный в финансовом отношении церковный деятель, его структуры — главный бюджетообразующий фактор в патриархии, так что его пристрастия патриархом всегда вынужденно учитывались».
«Софрино» процветает не только потому, что любой приход мечтает иметь утварь или облачения, сделанные там, но и благодаря «левым» заказам, о которых мы уже говорили. В отчете патриархии за 1997 года указывалось, что ежемесячный оборот «Софрино» достиг 10 млрд руб., что на тот момент составляло около двух млн. долларов. То есть годовой оборот предприятия, по официальным данным, достигал 24 млн. долларов. Если взять минимальную норму рентабельности в 15 проц. (при меньшей рентабельности на постсоветском пространстве не работают), то это означает, что в год «Софрино» зарабатывало не менее 3,6 млн долл.

ОДИН В ПОЛЕ НЕ ВОИН
Однако было бы наивно списывать все нечистоплотные махинации в Московской патриархии только на деятельность господина Пархаева.
Сегодня общественность все чаще становится свидетелем громких скандалов в православной церкви и околоцерковных кругах. Коррупция, пьянство, гомосексуализм в среде священников наносят непоправимый ущерб авторитету церкви. Скандально известная далеко за пределами России предпринимательница Гюльназ Сотникова, возглавляющая «Российский благотворительный фонд примирения и согласия», была неоднократно уличена в попытках ввоза многомиллионной контрабанды и других неблаговидных делах, нанесших значительный ущерб государству. Так, в 2000 году она практически парализовала авиаперевозки из Китая, добиваясь того, чтобы ее признали монополистом международных транспортных операций в этом регионе.
По сути, тесные контакты Сотниковой с патриархией можно рассматривать как желание найти крышу для своих полукриминальных махинаций. Она фигурантка пяти уголовных дел, закрытых только после вмешательства патриархии.
справка «РВ»
Коммерческо-благотворительные структуры, связанные с Московской патриархией:
«Российский благотворительный фонд примирения и согласия» финансируется Гюльназ Сотниковой, руководительницей группы «Вертэкс» (АОЗТ «Вертэкс» (медуслуги), АОЗТ «Вертэкс-Траст» (консалтинг), ЗАО «Вертэкс-Трейдинг» (торговля и строительство), ТОО «Софра» (издательский бизнес), ЗАО «Авиакомпания «Вертэкс-Аэро» (грузоперевозки). Налоговые органы неоднократно предъявляли претензии к деятельности фирм Сотниковой.
Захватывающая история контрабандного груза с дубленками, лазерными дисками, поступившего в адрес возглавляемого госпожой Сотниковой АОЗТ «Вертекс» и задержанного таможенниками в отличие от большинства детективов, закончилась полным поражением правоохранительных органов. На защиту Сотниковой встали «чрезвычайно высокие» лица из Президентской Администрации, аппарата премьер-министра и Московской патриархии. Дело дошло до того, что при каждой конфликтной ситуации Гюльназ Ивановна как щитом прикрывается именем патриарха, с которым довольно часто появляется на публике.
В 2002 году Е. Пархаеву и Г. Сотниковой удалось осуществить свою заветную мечту: привести к руководству гостиницей «Даниловская» своего человека. Им стал… сам Евгений Алексеевич. Отныне управление доходами от двух крупнейших финансовых источников оказалось в одних руках…
Сегодня государство освободило церковь от налога на имущество и на добавленную стоимость с оказываемых услуг, от налога на землю, если культовое сооружение признано памятником архитектуры и истории. Не взимается налог на прибыль предприятий, находящихся в собственности религиозных организаций. Церковные льготы, естественно, привлекают различные коммерческие структуры, в том числе и с криминальным капиталом.
Но Православная церковь традиционно является слишком важной структурой в системе российской государственности, чтобы можно было позволить благоденствовать в ней недостойным людям. Сегодня религия во многом заполняет тот идеологический вакуум, который образовался после падения коммунизма. Об этом с гордостью говорят иерархи церкви. Но в таком случае настала пора церкви очиститься от прилипшей к ней грязи, изгнать торгующих из храма, возродить те нравственные позиции, которые во все времена украшали лучших представителей русского православного духовенства.

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru