Русская линия
Огонёк, журнал Андрей Архангельский03.12.2003 

Новый русский герой
Возможен ли госзаказ на патриотизм?

Продюсер сериала «Баязет» Владилен Арсеньев считает, что пришло время для появления на наших экранах нового позитивного киногероя — непростого человека в непростых обстоятельствах. «Как вам удалось уговорить руководство телеканала на такую авантюру? — спрашиваю его. — До сих пор ведь считалось, что у сериала одна функция — развлекать…» — «Не знаю. Вот как-то уговорил…» И улыбается.
— Вы сказали, что главная беда отечественных сериалов — отсутствие у авторов какой-либо внятной цели… А какую цель ставили вы, когда решили продюсировать сериал по известному произведению Валентина Пикуля?..
— Поскольку сериал — главное «оружие» нынешнего телевидения, этот жанр в большей степени зависит от общественных предпочтений или даже, если хотите, от общественной моды, чем кино… Еще десять лет назад, отвечая за весь развлекательный блок на НТВ, я думал о том, что запредельная популярность зарубежных мыльных опер это не навсегда. И зрителю очень скоро понадобится отечественный сериальный герой — и собственная Никита, и свой Крутой Уокер… Поиски такого героя велись давно: первой моей серьезной и дорогой работой была «Каменская"… «Ростов-папа», «Дальнобойщики», теперь вот «Скорая помощь» — это была уже попытка рассказать о жизни простого народа за пределами Садового кольца… На производство и съемки качественного сериала в среднем уходит от года до полутора, поэтому продюсер, задумывая сериал, вынужден мыслить «с запасом» — какие темы и герои будут востребованы обществом уже на момент выхода сериала на экраны. Примерно год назад я посчитал, что пришло время для реабилитации военно-романтической темы на телеэкране, и, как уже видно по рейтингам, не прогадал… Причем заметьте — «героико-романтическая тема» в российском сериале пошла одновременно как бы по двум параллельным магистралям: года три назад мне предлагали продюсировать «Бригаду», а еще раньше — «Бандитский Петербург"… Но от этих предложений я отказался.

— Упустили продюсерское счастье? Вон как зрители-то полюбили новых героев… Есть такая профессия — ездить на разборки!..
— Сарказм ваш понимаю и разделяю, хотя и отчасти. В «Бригаде» заняты отличные актеры, все на своих местах и играют ребята хорошо, картинка глаз радует, смотрится все на одном дыхании… Богато, солидно… Но… я понял в свое время, что это не по мне. Возможно, я был просто «испорчен» работой в качественной советской журналистике, где меня учили, что в любой работе должна быть сверхидея… Я вовсе не хочу показаться эдаким чистоплюем, но в этой работе я интереса для себя не увидел. В фильме «Однажды в Америке» эта идея есть, а вот «Бригада» получилась как бы то ни было одой уходящей эпохе разборок 90-х. Для того чтобы превратить красивую зарисовку о жизни криминального мира в серьезную работу, нужно было сделать всего одну вещь: ввести в фильм дополнительного героя, который не пошел бы по пути остальных. В этом случае «Бригада» мгновенно из «саги о кожаных куртках» превратилась бы в серьезный фильм о Выборе, который приходится делать в жизни каждому из нас. Не утратив ни одного из своих экшн-качеств, работа дополнительно приобрела бы гражданский пафос и серьезность и не вызвала бы стольких заслуженных упреков. Всего один поворот сюжета — и «Бригада» стала бы такой, какой ее старались сделать создатели: трагедией о поколении 90-х!..
— Владилен Владиленович! Вы, как учитель литературы: «проблема выбора, нравственные упреки…» Вы же сами знаете: неоднозначность героев плохо влияет на рейтинги. «Мочилово» красиво снято и хорошо.
— Это правда: телевидение по природе своей цинично, и нельзя ждать от него доброй улыбки советского ТВ с его «Будильником» и тетей Валей… Телевидение — это вечная конкурентная борьба, а криминальные сериалы приносят каналам самые «быстрые» деньги… Но, с другой стороны, у нас… как бы это сказать… страна однозначных оценок, такой менталитет максималистский — наш народ либо принимает киногероя всей душой, либо всей душой его отвергает… Об этом всегда нужно помнить, когда имеешь дело с сериалом на криминальную тему… Надо вообще пытаться облагораживать этот, безусловно, коммерческий жанр. Я, например, попытался привнести в сериал «Баязет» какие-то приемы большого кино… Сериал тоже способен, как выяснилось, ставить серьезные вопросы: что есть человек? И мы попытались выделить этот вопрос получше…

— И какова же сверхидея в «Баязете»? Ну, героическая оборона…
-…Не все так просто, как может показаться. Там есть интрига, есть любовная линия… То есть в этом сериале зритель может следить за любимыми актерами, любовными перипетиями, батальными сценами… А может увидеть и то главное, что мы хотели показать, а именно: в данном случае в неимоверно трудных обстоятельствах люди как раз зверьми-то не становятся… И 24 дня крепость Баязет обороняет не просто русская, но именно российская армия: например, среди прочих оборонял крепость от турок и отряд Исмаил-хана Нахичеванского, которому много раз предлагали перейти на сторону врага… Но он, мусульманин по вере, тем не менее остался верен присяге и русскому царю. Почему? Почему в трудный момент солдаты, офицеры не меняют своих правил, сохраняют верность присяге?.. А ведь дело происходит не в какой-нибудь сказочной сахарно-лубочной России, а в пореформенной стране, раздираемой противоречиями: взяточничество, бюрократия, невежество, хаос, революционеры-бомбисты… В стране, которую и любить-то особо не за что!.. Тем не менее люди остаются верны этой не самой справедливой стране… Ситуация напоминает нашу во многом, если не во всем… Но есть и отличия: в те времена больше находится людей, способных на поступок, способных изменить что-то…
От нас они отличаются тем, что способны были в критический момент отбросить сомнения и действовать решительно. То есть уметь делать выбор между добром и злом…
— Допустим. Но на каких же примерах воспитывать в людях патриотизм? Мы в отличие от зрителей
30-х, 60-х, 80-х слишком много знаем, поэтому никакой однозначности в оценках уже не приемлем. Мы знаем, что есть подвиг роты псковских десантников в Чечне. Но, с другой стороны, там есть и «зачистки», и полковник Буданов…
— Так вот, и нужно героев показывать именно в противоречивых обстоятельствах!.. И то, как в этих условиях герой делает свой трудный выбор и принимает решения… В конечном итоге все всегда зависит от тебя самого. Вот в крепости Баязет есть начальник гарнизона Пацевич — заслуженный боевой офицер (его замечательно сыграл Борис Химичев), но человек рыхлый, без внутреннего стержня… Крепость в осаде, воды и еды уже нет, а он пьет горькую и себя накручивает: «Надо бы сохранить солдатушек…» И решает для сохранения людей сдаться со всем гарнизоном в плен. Офицеры, узнав об этом, застреливают его — факт, кстати, абсолютно реальный, исторический… Прав ли полковник Пацевич?.. С либеральной, с рациональной точки зрения — вполне: без еды, воды, без ничего какая же может быть оборона?.. Почетная сдача в плен в таких обстоятельствах была бы вполне объяснима, логична… Но если бы в тот момент крепость сдалась, дорога на Эревань и дальше — на Тифлис, на Кавказ — была бы открыта… А ведь в это время Россия воюет на Балканах, главные силы сосредоточены там… И офицеры, и солдаты это понимают. И еще они понимают, что даже их гибель ничего особенно не изменит, понимаете? Вопрос лишь в том, чтобы оттянуть роковой исход — хотя бы на два, на полтора дня… К счастью, успела подойти помощь, и гарнизон выдержал осаду…
Чтобы говорить о таком сложном деле, как сознательная жертва собой, о патриотизме, хорошо, конечно, отыскивать в истории примеры более или менее однозначные — чтобы интересы государства и человека как бы сходились в одной точке… Таких примеров в истории России тоже немало: например, оборона Севастополя или Брестская крепость…

— Вашу работу называют госзаказом, хотя государство ее не спонсировало и никто вам ее не заказывал… Сейчас идут ожесточенные дискуссии на эту тему: можно ли по заказу создать талантливое полотно, настоящее искусство возможно по заказу?..
— Почему нет? В советское время на выделенные деньги одни делали качественные, крепко сбитые агитки, а другие снимали «А зори здесь тихие», например… У нас, конечно, есть опасения, что госзаказ — это когда тебя за руку держат и во всем контролируют… Но вот, допустим, «Семнадцать мгновений весны»: фильм снимался по заказу Гостелерадио, но при этом никто ведь не мог решать за режиссера Татьяну Лиознову, КОГО и КАК снимать… В Америке и Франции сейчас тоже снимаются картины, которые подпадают под определение госзаказа. И хотя патриотические мотивы в этих фильмах никем не предписаны, но они декларируются. У западных режиссеров это просто внутреннее ощущение, установка такая, они сами себе госзаказ: тот же «Перл-Харбор"… А, с другой стороны, есть «Спасти рядового Райана», где тема спасения Родины понимается как спасение отдельно взятого человека… В искусстве при любой власти очень многое зависит от личности режиссера, от того, какие цели он сам перед собой ставит… Хотя, конечно, и от исторического времени, в котором существует сам режиссер. Почему, допустим, мы не можем сегодня отождествлять себя с государством так, как могли это делать люди прошлого века: «Да я за родину… пасть порву»? Потому что воспитывают обычно на героических примерах из недавнего прошлого, а у нас прервалась вот эта цепочка, нет преемственности… Потому что недавнее прошлое у нас слишком неоднозначное, противоречивое. И в результате после глобального пересмотра системы ценностей ты просто уже не в состоянии понять, кто плохой, а кто хороший… Поэтому на эту «скользкую» тему надо создавать произведения не ходульные, не назидательные, не лозунговые, а сложные, может быть, в чем-то даже парадоксальные… При этом важно правильно выбрать сюжет, эпоху, героев… Для героического фильма или сериала необходим, прежде всего… правильно подобранный пример.
— Есть такая идея, что патриотизм лучше всего воспитывать при помощи боевиков. Очень доходчиво и действенно. Придумать какого-нибудь отечественного Шварценеггера, а лучше даже трех-четырех… И мочить всех врагов на радость телезрителю…
— Не уверен… У нас все-таки странный телезритель — его сложнее просчитать, чем западного. Помните, что он ведь еще воспитан на хорошем большом кино. Даже в сериале зрителя держит сюжет, логическая взаимосвязь событий… В боевике сюжет не важен; в любом боевике основа сюжета — это борьба жизни и смерти. Все, ничего больше не надо. Однозначность действий и характеров героев — это скелет боевика. Удовлетворит ли эта нехитрая механика нашего зрителя — неизвестно. То, что наш зритель принимает в западном исполнении, не обязательно примет в отечественном. Даже от сериала наш человек все-таки требует не только качества, но и прописанного характера, индивидуальности, диалогов… Боюсь, боевик у нас не приживется.

— Почему? Вот недавно вышел «Спецназ-2», я с радостью смотрел, как четверо хороших парней с легкостью кладут роту моджахедов и без единой царапины возвращаются на базу… Приятно, черт возьми.
— В принципе, когда у тебя нет денег, когда на работе рутина заела и ты приходишь домой, включаешь телевизор и тебе хорошо от осознания того, что хоть где-то есть крутые ребята, которые быстро решают все проблемы… терапевтически это действует, согласен. Телевидение вообще рассчитано на то, чтобы отвлечь человека от забот. Но у сериала «Баязет» несколько другие задачи… Лично мне, например, обязательно нужен был драматический или исторический повод, веская причина, прежде чем «наши начнут мочить» каких-нибудь врагов… Мне всегда нужен благородный порыв, я за то, чтобы герой такого сериала был хоть капельку благороден… У нас сейчас в обществе людям как раз не хватает опоры. Такой опорой, надеюсь, сможет стать герой сериала…
— А правдивость для патриотического сериала важна?
— Обязательно! Это же придает работе достоверность… Вот вам еще характер из «Баязета»: кавалергард, блестящий офицер Карабанов служит при дворе царя, и вдруг карьера его загублена, на нем пятно, и вот он из холеного Петербурга попадает в войска… Карабанов — непростой человек в непростых обстоятельствах. С выпендрежем некоторым, с гонором, с вызовом. Он ненавидит Восток, его все раздражает, ему жизнь надоела, он смерти ищет… Но когда надо воевать, он воюет! А как он раскрывается в критической ситуации, когда надо действовать!.. Значит, в нем-то как раз и есть этот внутренний стержень. И такие люди в сложный момент не предают, остаются верны присяге. На таких людях и держится Отечество — на тех, кто делает собственный выбор, хоть и непростой. Мир состоит из светлых и темных сторон. И наша задача — чтобы светлый фон тоже сохранялся, чтобы он постоянно уравновешивал темный…
-…Как в фильме «Кукушка», да? Там ведь тоже есть попытка уравновесить войну и человека…
— Не соглашусь с вами. И, кстати, по мне «Кукушка» — более антипатриотичное кино, чем, например, «Дом дураков» Кончаловского. Я часто бываю за границей и спрашиваю тех же французов: чего вы поняли из фильма-то? Меня поразил их ответ. В трех словах они рассказывали, как поняли «Кукушку»: «Ваша девушка живет в какой-то глуши, на окраине войны… Финн крепенький, приятный собой… А ваш, русский, выглядит эдаким дурачком… И неудивительно, что финну девушка дала, а потом русского пожалела… и тоже ему дала!» Они так поняли этот фильм. А вот про антивоенный пафос ничего они не говорят, они его там не видят…

— В последние десять лет считалось, что художник может быть свободен от политики. А из нашего разговора получается, что художник — чем бы он ни занимался — все равно вляпается в политику: снимает ли про братков или про патриотизм… Никуда не уйти от политики…
— А это и невозможно. Понимаете, человек — существо общественное. И природа отвела ему в сознании некую нишу, которая как бы отвечает за «связь с обществом». Эта ниша никуда не исчезает — хочешь ты этого или нет… Если ты сознательно изгоняешь политику из своего сознания, то это место все равно заполняется — страхом перед политикой. Или водкой, чтобы заглушить страх… То есть политика таким или иным образом все равно до тебя доберется. А кино к тому же еще и самый массовый, публичный вид искусства… Недаром было и это знаменитое высказывание Ленина про кино… Поэтому позиция некоторых режиссеров — «мне плевать на политику!» — это, как мне кажется, позиция слабого человека, обманывающего самого себя. Потому что любое твое действие, любое художественное произведение становится политическим, общественным заявлением… К тому же для нас в отличие от Запада очень важен пример: за кем пойти, как поступить в данной ситуации… Для нашего человека всегда очень важен вопрос о соотношении справедливости и несправедливости в мире, а это вопрос самый что ни на есть политический… Поиск справедливости — это и выход на Красную площадь, и диссидентство, и столько жестоких войн… Сколько у нас было отечественных войн — ни в одной стране столько не наберется… Поэтому для нас очень важно рассматривать… ситуации справедливости. Да, наверное, мы более жестокий народ, чем европейцы… Но вот в осажденной крепости Баязет — и это тоже исторический факт — наши солдаты в первую очередь давали воду армянским беженцам, а уже во вторую — своим раненым… Такие вот у нас странные представления о справедливости… Хотя, по-моему, на таких примерах и стоит воспитывать патриотизм…


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru