Русская линия
Русская линия Людмила Ильюнина01.12.2003 

За что Бог любил Клайва Льюиса?

Думается, что все, кто читал сказки, повести, роман и христианские трактаты К. Льюиса, с удивлением обнаруживал, что все, выходившее из-под его пера, обладает удивительной силой утешения и радости. Недаром издатели собрания сочинений писателя на русском языке назвали его «анонимным православным» и в статьях, комментариях показали, что все чему учил Люис своими книгами, не противоречит православию.
Недавно вышедшая на русском языке книга друга гениального англичанина — Дерека Бинхама «Клайв Льюис и его сказки» отвечает на вопросы, поставленные в заглавии и во вступлении к этой статье.
В этой книге мы находим множество свидетельств того, что Льюс был христианином по жизни. И не просто верующим человеком, а подвижником, при этом смиренно не замечавшим этого, воспринимавший свой подвиг как «просто христианство». Подвиг этот он нес не один десяток лет.
В студенческие годы в Кембридже К. Льюс подружился со своим соседом по комнате Педди Муром. Перед отправкой на фронт (во время I Мировой войны) они дали друг другу слово, что в случае гибели кого-либо из них, другой возьмет на себя заботу о родителях товарища. Педди Мур погиб на войне. И Льюс взял на себя заботу о его матери. И чего это ему стоило заслуживает подробного описания.
Льюс не только переехал жить к миссис Мур, но и стал для нее «мальчиком на побегушках», при этом он отдавал ей почти все своей университетское жалование. Заходя в дом, после университетских занятий, уже известный на весь мир писатель, слышал: «Будь добр, сходи за картошкой», — это было приветствие миссис Мур. И, не раздеваясь, не передохнув, Льюс садился на велосипед и отправлялся в магазин за покупками. Но не только это входило в «круг его домашних обязанностей», он должен был и готовить сам, и ползать на коленях, соскребая грязь с пола во всех комнатах их довольно-таки просторного жилища, оплачивать счета. Из дневника Льюиса мы узнаем о распорядке его дня: «Встал около семи утра, почистил каминную решетку, развел огонь, согрел чай. Прибрал в гостиной, поджарил хлеб, умылся, побрился, позавтракал, вымыл посуду, поставил варить кусок ветчины. Вышел из дома пол-одиннадцатого…вымыл посуду за всеми после чая». А самое главное и самое трудное — ему приходилось поддерживать мир между вечной недовольной хозяйкой и слугами, которые ссорились еще и между собой. И при этом Льюс не проявлял никакого недовольства, а еще и был благодарен той, которую называл «мама"(родная мать писателя умерла от рака, когда он был еще ребенком): «Миссис Мур была великодушной и учила этому меня, — говорил он своему другу, — Если бы ни она, я ничего бы не знал о повседневной жизни простых людей. Меня словно спустили на землю и заставили работать своими руками». Слова эти были сказаны, и описанные чудеса терпения и смирения были проявлены Льюисом еще в то время, когда он не был христианином. Когда же он стал верующим, то в самые трудно минуты, он только просил своих друзей: «Молитесь за меня. И за бедную миссис Мур». В конце жизни миссис Мур впала в буйное помешательство, она выкрикивала богохульства и непристойности, потом начинала рыдать на весь дом. «Прошу вас, молитесь за нее», — просил Льюис всех своих друзей, И не оставил своими заботами ту, что составляла его жизненный крест на протяжении тридцати четырех лет, до последней ее минуты. А о том, что никакой обиды или даже раздражения на миссис Мур не осталось в душе Льюиса, свидетельствует образ мамаши-бобрихи из «Нарнийской хроники» в повести «Лев, колдун и платяной шкаф», прототип которой — его названная мать.
Но характер миссис Мур — это еще не все испытания, которые выпали на долю Льюиса. Его открытое вероиспроведание встречалось в штыки его коллегами в Университете. Дважды его не выбирали в преподавательскую корпорацию, чуждались при встречах, насмехались и завидовали.
Были проблемы и в отношениях с отцом и с братом, которого он очень любил.
Удивительна и история брака писателя. В сорок с лишним лет Льюис женился на женщине, в которую вовсе не был влюблен — он оформил гражданский брак для того, чтобы помочь Джой остаться в Англии, а до этого бескорыстно помогал ей и ее детям в их материальных трудностях. Но, когда Джой заболела раком, и Льюис стал ее сиделкой, к нему пришла любовь. На смертном одре (так говорили все врачи) Джой была обвенчана с Клайвом. И произошло чудо — по молитве было получено исцеление. Три года Льюис провел в обретенном земном счастье. Через три года Джой умерла.
А он продолжал воспитывать ее сыновей, а ей посвятил один из самых философски глубоких своих романов «Пока мы лиц не обрели» и трактат «Скорбящий».
В истории исцеления Джой мы упустили один очень важный момент — более всего она страдала от болей в позвоночнике (его поразили метастазы). Когда боли в позвоночнике перестали мучать Джой, они появились у Льюиса, так что врач сказал ему: «Ваш позвоночник так ослаблен, что может сломаться. Надо надевать корсет». Это свидетельство того, что молитва его не была мечтательной, а настоящей. И Бог это засвидетельствовал.
Умирал Льюс в великих страданиях — от уремии. Но по словам его друзей, даже на смертном одре его не оставляло чувство юмора и душевный покой.

http://rusk.ru/st.php?idar=1000974

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  lindendorf    20.04.2011 16:31
Cо святыми упокой, Христе, души рабов Твоих Клайва и Джой. И очень хочется добавить: и молитвами их и нас, грешных, помилуй.

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru