Русская линия
Известия Анна Гараненко27.11.2003 

«Здесь были Константин и Елена»
Погибшие церкви пометят досками

В четверг в Музее архитектуры имени Щусева будет представлен проект «художественного поминовения» по разрушенным церквям. Серия мраморных досок должна появиться в сотнях точек Москвы, чтобы напоминать прохожим о знаменитых соборах, которых больше нет.

Идея принадлежит московскому художнику Алексею Вязигину. Рассказывая о проекте, автор предпочитает делать ударение на слове «московский»:

— Здесь я выступаю больше как обычный москвич, чем как художник, — сказал он «Известиям». — Идея носится в воздухе — множество храмов погибло, начиная с того кошмарного времени, когда большевики устроили свой переворот, и заканчивая нашими днями. Поэтому ничего удивительного, что мое предложение нашло поддержку в деловых кругах.

Затея состоит в том, чтобы изготовить мраморные доски и выбить на них золотыми буквами название храма, краткую историю его жизни и гибели. Затем это подобие надгробной доски планируется разместить точно на том месте, где находилась утраченная церковь. Среди кандидатов на увековечение: церковь Ржевской Божией Матери, располагавшаяся на Пречистенском бульваре; Никольский монастырь, давший название Никольской улице — совсем недавно улице 25 Октября. Несколько кремлевских утрат: Собор Спаса-Преображения на Бору, Чудов монастырь, церковь Святых Константина и Елены и церковь Благовещения.

Перспектива последних особенно интересна, учитывая режимный статус Кремля. Пустят ли доски на территорию «памятника номер один» — еще вопрос. Сам художник об этом пока не думал, по его мнению, вопрос с разрешением на размещение досок стоять вообще не должен: настолько их уместность очевидна. «Сегодня только презентация идеи, реальная кропотливая работа по ее осуществлению начнется потом. Вот тогда и будем решать все организационные вопросы. Я готов пойти куда угодно — в Госдуму, в правительство и сказать: вот проект, вот деньги, помогите. Необходимость вспомнить об утраченных памятниках — это очевидно для человека, у которого есть душа и сердце. Хотя, пока звучит сталинский гимн, все может быть».

Алексей КОМЕЧ, директор Института искусствознания: «Вешать не на что!»

— Мы привычно сокрушаемся о гибели памятников культуры. Но ведь в последнее время появилось много прекрасных примеров, особенно в церковной архитектуре, когда храмы восстанавливаются.

— Действительно, многое восстанавливается. Скажем, церковь на Гороховом поле, церковь Вознесения в Коломенском — она воссоздается даже с излишком: строится колокольня, которой там никогда не было. Зато рядом приведена в хороший вид церковь Федора Студита. Сейчас, насколько я понимаю, начинает реставрироваться церковь Козьмы и Дамиана в Старых Панех в Китай-городе… Да что говорить — много чего восстановлено.

— То есть можно не только скорбеть, но и радоваться?

— Можно. Хотя часто бывает так, что хорошо отреставрированный в советское время храм закрывается и уродуется целым комплексом новых построек. Самый яркий пример — церковь Никиты Мученика на Швивой горке в Котельниках. Там просто крепость построена вокруг из церковных объектов, причем без всякого разрешения.

— Вам, как автору «Черной книги» Москвы, идея повесить памятные доски на месте разрушенных церквей нравится?

— Нормальная идея. Но не надо забывать, что вешать может оказаться не на что. Если на месте церкви Спаса на Бору в Кремле есть здание, то на месте храма Успения на Покровке — скверик. На месте бывшей церкви Николы Большой Крест — тоже. Вместо большинства древних церквей Москвы сейчас скверы.

— Для установки доски нужно особое разрешение?

— Конечно, нужно. И не факт, что авторы его получат. Образ Москвы златоглавой при помощи одних досок не вернуть. В столице снесено более трехсот храмов. Причем очень много уничтожено в Замоскворечье. А этот район сейчас стал «элитным» — там такие «чемоданы» поставлены… Даже если бы появились храмы в натуральную величину, они бы просто потерялись. Что уж о досках говорить…


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru