Русская линия
Молодежь Эстонии Елена Шахова21.11.2003 

Открывает ли дверь православная церковь?

Диалог между православными и католиками, а также христианами других конфессий идет не всегда ровно, но постоянно.

Заметными показались два события в ноябре: вторая встреча президента Владимира Путина с Папой Иоанном-Павлом II и начавшийся 18 ноября визит в Россию делегации Русской православной церкви За рубежом (РПЦЗ), которая размежевалась с Русской православной церковью (РПЦ) в 20-е годы минувшего века, когда революционные атеисты пришли к власти в стране «всерьез и надолго».

Однако эти события на самом деле не являются тем жестом, которым широко распахивают двери. Смысл визита Путина — скорее, проявление политического этикета. Напомним, что и первый президент Советского Союза Михаил Горбачев, и первый президент России Борис Ельцин посещали Иоанна-Павла II, что свидетельствовало о налаживании государственных, а не религиозных отношений. Хотя и это хорошо в нашем безумном мире.

Событие второе — гипотетическое объединение двух русских православных церквей, на которое указывает само появление их контактов, может привести, напротив, к усилению их изоляции от остального христианского мира. Русская православная церковь За рубежом занимает консервативную позицию. Она объявила экуменизм ересью и подвергла его анафеме.

По мнению некоторых наблюдателей, более широкий диалог с римско-католической, протестантской церквами — вот путь сближения русского православия с реалиями нынешнего дня.

Отчего же Русская православная церковь предпочитает изоляционизм и сближение с РПЦЗ широкому диалогу с другими христианскими конфессиями? Священник храма Св. Козьмы и Дамиана (в Столешниковом переулке), настоятель храма Покрова Богородицы в Детской республиканской клинической больнице, член правления Российского библейского общества, ректор Общедоступного православного университета, известный историк, богослов и общественный деятель Георгий Чистяков считает, что одна из главных причин связана с многочисленными русскими фобиями. И прежде всего с той, что Римско-католическая церковь стремится к поглощению православия.

По его мнению, высшие иерархи русского православия все же склонны вести диалог, хотя и настойчиво защищают свои интересы. Вот свежий пример: 10 ноября в Москве представитель Ватикана в России Антонио Меннини встречался с председателем Отдела внешних церковных связей РПЦ митрополитом Кириллом. Результатом стала договоренность продолжить переговорный процесс по улучшению ситуации в отношениях между двумя церквами и намечены перспективы сотрудничества в социальных проектах. Напомним, что всего полгода назад тот же митрополит Кирилл обвинил Римско-католическую церковь в нарушении этики, когда она изменила свою структуру в России. Причина лежит на поверхности: борьба за сферы влияния.

Неудивительно, что речь идет о крайней сложности и неоднозначности отношений двух церквей. С одной стороны, члены Священного Синода и сам патриарх Алексий II — дети той эпохи, когда религия в России выжила во многом благодаря массированной поддержке Римско-католической церкви. Картина дополняется тем, что в дореволюционном государстве было гораздо больше католических приходов и паствы, чем сегодня, но острых разногласий между церквами не существовало.

С другой стороны, на уровне обывательском трудно надеяться на резкое улучшение отношений между православными россиянами и католиками. Можно привести многочисленные примеры, когда местные органы власти, пресса и провинциальная общественность позволяют себе грубые нападки на людей разных исповеданий. «Сильное неприятие католицизма со стороны воцерковленных прихожан существует именно на психологическом уровне», — утверждает Георгий Чистяков.

Есть и третья сторона, как ни странно, не входящая в противоречие с первой и второй. А именно: согласно социологическим данным, 75% россиян считают, что католики и россияне могут мирно уживаться, а 60% опрошенных положительно расценивают перспективу визита в Россию Папы Иоанна Павла II.

Рассматривая проблему с психологической точки зрения, священник Георгий Чистяков полагает, что по своему укладу и своим ориентирам православие обращено к прошлому. Оно воспринимает сегодняшний день как эпоху умаления веры, когда мир уходит от Бога. В этой религии важны личная аскеза, личные посты, личная молитва. Поэтому, по мнению священника, активные верующие люди, пытающиеся внедрить основы христианства в жизнь, волей-неволей будут обращаться к католическому опыту, потому что в православии подобного почти нет.

В России появляются первые группы молодых семей, которые называют себя движением Каны Галилейской и опираются на опыт аналогичного католического объединения во Франции. Появилось также движение «Матери в молитве», тоже подобное католическому. Монашество в миру в православии практически не практикуется, и здесь опять же неоценим опыт других конфессий. «Контакты между православными и католиками налаживаются именно там, где кипит живая жизнь, где в гуще сегодняшнего дня человек остается верующим христианином», — утверждает Георгий Чистяков. В светской жизни страна выбирает западные ориентиры, врастает в международные организации, а в религии превалируют антизападные настроения. В этом кроется серьезное противоречие с самой современностью.

Среди религиоведов крепнет мнение, что православной церкви придется переориентироваться, иначе она потеряет доверие общества.

Русская православная церковь влилась в Экуменическое движение в 1961 году. Активно поддерживает миротворческие акции Всемирного совета церквей, ведет диалог с ее участниками и по другим вопросам. «В России существует понимание, что христиане разных исповеданий находятся в оппозиции современному безрелигиозному миру», — указывает Георгий Чистяков. При выработке Европейской Конституции католики, православные и протестанты совместно настаивали на упоминании христианства как духовного истока европейской цивилизации. В эпоху современного секуляризированного сознания, считает священник, необходимо поддерживать друг друга, поскольку «все мы выступаем за крепкие семьи, против абортов, наркотиков, против массовой культуры, делающей человека рабом цивилизации потребления».

«Жизнь христианина не в том, чтобы в пост не есть мясного, а в том, чтобы нести христианские идеалы, чтобы эти идеалы торжествовали не только в личной, но и в общественной жизни, — говорит Георгий Чистяков. — Когда православный русский человек поймет это, тогда для него станет ясным, что экуменизм и сотрудничество верующих разных исповеданий — единственная дорога, по которой должны идти христиане».

Так открывает ли двери Русская православная церковь? Пожалуй, да. Однако в силу как внутриконфессиональных, так и национальных особенностей процесс этот идет сложно и очень медленно. Торопить его бессмысленно.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru