Русская линия
MIGnews.com21.11.2003 

Смертная казнь по-беларуски

В настоящее время только в одном месте Европы продолжают расстреливать людей. Это — центр Европы, центр Беларуси, центр Минска. В декабре Конституционный суд страны рассмотрит вопрос о соответствии расстрела в качестве наказания главному закону страны — Конституции, гарантирующей всем гражданам право на жизнь.
Место расстрела приговоренных к этом мере наказания теперь известно многим — Минский следственный изолятор. Здание в виде старинного замка, обнесенное высокой стеной, — памятник архитектуры под названием «Большой замок Пищалова». Все, что происходит за этой стеной, покрыто тайной. Впрочем, подробности исполнения смертной казни остаются тайной со времен создания советского государства. Беларуский Уголовно-исполнительный кодекс лишь коротко поясняет, что смертная казнь производится путем расстрела. Тело казненного родственникам не выдается.
Во времена СССР в Минский СИЗО привозили расстреливать людей из Литвы. Вот именно в Литве и всплыли подробности приведения в исполнение приговоров для людей «с зеленкой на лбу» (на тюремном сленге мазать лоб зеленкой означает приговаривать к расстрелу). Итак.
После вынесения судом смертного приговора на осужденного надевают наручники. Сразу усиливается охрана и изоляция. Теперь наручники снимают только в камере. Когда приговоренного из здания суда привозят обратно в СИЗО, там его уже ждет усиленный наряд надзирателей. Приговоренного переодевают в специальный костюм.
Камеры для «смертников» находятся в старом корпусе следственного изолятора, в его подвальном помещении, так называемом спецкоридоре, который изолирован от основного. Далеко не каждый охранник имеет туда доступ. По некоторым данным, в коридоре примерно полтора десятка двухместных маленьких камер. Небольшое окно заделано не только решетками, но и толстым листом железа с небольшими дырочками для вентиляции. Окна камер «смертников» выходят на южную сторону, во внутренний двор СИЗО. Обстановка в камере минимальная даже по тюремным меркам. Иметь телевизор, кипятильник, бритвенные принадлежности и многое другое, как и в остальных камерах, не положено. Пищу подает в камеру через дверное окошко («кормушку») не хозобслуга из осужденных, как и в других камерах, а охранник. Прогулка для «смертников» не предусмотрена. Каждый день в камере производится обыск.
Все передвижения за пределами камеры (к адвокату, в баню) осуществляется только в наручниках и преимущественно ночью. Приговоренных часто переводят из камеры в камеру для предотвращения сговора между ними. Делают это еще и для того, чтобы не вызвать подозрений в день, когда действительно будут выводить на расстрел. Причем периодически придумывают различные способы передвижения по тюрьме: то на корточках, держа при этом руки за спиной, то низко наклонившись, задрав за спиной руки вверх, широким боковым шагом. В бане заключенного пристегивают наручниками к водопроводной трубе, в кабинете при встрече с адвокатом — вмонтированной в пол табуретке. В камере днем матрац с постельными принадлежностями должен быть свернут. Присесть можно только на железные нары. При открытии двери заключенные должны моментально стать на растяжку. За малейшее неповиновение — жестокое наказание. Через несколько недель такой жизни приговоренные становятся похожими на роботов, машинально выполняющих приказания. Практически все приговоренные становятся верующими, пишут жалобы на приговор и прошения о помиловании. Бывает, что в ожидании расстрела, пока жалобы на приговор и ходатайство о помиловании будут рассмотрены (и, как правило, отклонены), приговоренные проводят более года. Если кого-то и помилуют, заменив расстрел, пожизненным заключением, психика у такого человека уже нарушена навсегда.
Пик расстрелов, по косвенным данным, пришелся на 1996 год, перед референдумом о дальнейшем применении смертной казни, поскольку тогда власть сомневалась, что большинство населения Беларуси одобрит смертную казнь. В 30-е годы людей в массовом порядке расстреливали в лесных массивах на расстоянии 10−15 км от городов. Теперь порядок иной.
Согласно Уголовно-исполнительному кодексу при исполнении смертной казни присутствует прокурор, представитель учреждения, в котором исполняется смертная казнь, и врач. По разрешению прокурора в исключительных случаях при исполнении смертной казни допускается и присутствие «других лиц». Последнее добавлено, видимо, для зрителей типа Дмитрия Павличенко.
Поздно ночью, когда за приговоренным прибывает «расстрельная команда», внешняя и внутренняя охрана на короткое время снимаются: никто не должен видеть ни исполнителей, ни приговоренного. Вероятность побега в это время минимальна, так как все заключенные, естественно, ни о чем не подозревают. В прессе были сообщения, что в некоторых случаях заключенным надевают наручники на ноги. Есть совершенно неожиданная и официально не подтвержденная информация, что расстрел производится не в специальном помещении (вход в СИЗО с огнестрельным оружием запрещен), а в движущейся из тюрьмы в морг машине — некоем микроавтобусе «УАЗ» армейской скорой помощи, что делает невозможным установить место расстрела. Возможно, это слух, вызванный закрытостью темы и различными фантазиями «по поводу"…
Расстреливают приговоренных из специально переделанного пистолета Макарова. Благодаря утечке информации по делу Красовского и Захаренко, бывший начальник Минского СИЗО, а теперь политический беженец Олег Алкаев рассказал про отличие этого пистолета от остальных. Пистолет приспособлен для бесшумного выстрела с уменьшенной мощностью: глушитель плюс просверленный во многих местах ствол. Сила выстрела рассчитана таким образом, чтобы пуля не шла навылет. А стреляют, судя по рассказам Олега Алкаева, только в голову, поскольку при попадании в сердце человек иногда умирает не сразу. Труп, по некоторой информации, доставляют в морг одной из минских больниц, где врач извлекает из головы пулю и выписывает свидетельство о смерти. На основании этого свидетельства работники «расстрельной команды» на следующий день получают в спецкомбинате на ул. Ольшевского гроб, в котором хоронят казненного на одном из номерных участков вместе с бомжами и прочими неопознанными лицами. Родственникам казненного выдаются личные вещи убитого (как правило, его бумаги по делу, иконка, нательный крестик, одежда, в которой он был до помещения в расстрельную камеру) и справка о приведении приговора в исполнение. Место захоронения родственникам не сообщается. Поэтому если на одном из крупных кладбищ под Минском, в его дальнем конце, обычно в самом плохом месте, увидите номерные могилы, то, возможно, вы видите итоги работы последних в Европе палачей в законе.

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru