Русская линия
Transitions online, интернет-журнал (Чехия) Света Граудт12.11.2003 

Путин, Папа и Патриарх
Владимир Путин утверждает, что хочет уменьшить пропасть между православием и католичеством. Что, однако, движет Ватиканом, когда тот налаживает отношение с человеком, вышедшим из КГБ, и мастером «реальной политики»?

Перед своим отъездом в Италию на встречу лидеров Европейского Союза в начале ноября президент России Владимир Путин сказал журналистам, что его решение нанести визит папе Римскому Иоанну Павлу II (во второй раз за последние 3 года) было мотивировано стремлением помочь ликвидировать давний раскол между Ватиканом и Русской Православной церковью.

«Свою задачу вижу не в том, чтобы обеспечить приезд Папы в Россию, а в том, чтобы способствовать шагам по объединению», — сказал Путин. «Естественно, это будет возможно только в случае договоренности между Церквами».

Такое время вряд ли наступит в ближайшем будущем. Стремление папы приехать с визитом в Россию постоянно наталкивалось на протесты со стороны главы Русской Православной церкви Патриарха Алексия II, и отношения между двумя церквами в течение последних лет были весьма прохладными.

ВТОРЖЕНИЕ ЧУЖДОЙ РЕЛИГИИ?

С момента крушения коммунизма в 1991 году и разрешения свободно отправлять религиозные культы Римско-Католическая церковь стремилась к тому, чтобы возродить в России храмы, которые принадлежали ей до революции 1917 года. Она также занималась обращением в свою веру новых адептов. Алексий II и его подчиненные в течение долгого времени протестовали против того, что они рассматривали как вторжение зарубежных католических миссионеров, которые в большом количестве хлынули в страну для проповедования своей веры, на их традиционную религиозную территорию.

Недавно Патриарх сказал в интервью российской газете «Известия»: «О существенных положительных сдвигах в официальных отношениях между Русской православной церковью и Ватиканом говорить пока не приходится. Ватикан продолжает осуществлять экспансию на пространстве бывшего СССР, где крупнейшей христианской Церковью является православная. Это не может не вызывать у нас серьезной озабоченности».

Католический московский архиепископ Тадеуш Кондрушевич в 2002 году в интервью газете «The Moscow Times» сообщил, что в России насчитывается 600 тысяч католиков. По его словам, в примерно 150 католических храмах и часовнях России каждую неделю отслуживаются мессы в 212 зарегистрированных римско-католических приходах.

По сравнению с этим, православными считают себя около 2/3 жителей России. Однако регулярно посещают церковь, по оценкам, лишь 4% россиян. Из 22 тысяч приходов, находящихся под юрисдикцией Московской Патриархии, более половины расположены в России.

Замглавы Отдела внешних связей Русской церкви протоиерей Всеволод Чаплин Всеволод Чаплин недавно заявил агентству «Интерфакс», что «сли вести речь о встрече между папой Римским и патриархом Московским и всея Руси, то такая встреча должна ознаменовать собой коренное улучшение отношений. Пока, судя по всему, Ватикан к такому улучшению не готов. Хотя нам постоянно официально говорят, что католическая церковь не намерена вести миссию среди православных, практические шаги пока свидетельствуют об обратном».

Он также добавил: «Мы продолжаем надеяться, что на уровне реальных дел Ватикан сможет отказаться от экспансионистской политики в отношении православных народов стран СНГ».

По сообщениям российских журналистов, присутствовавших 5 ноября на встрече между Папой Римским и Путиным, понтифик сказал: «Я благодарю вас за все, что вы лично делаете для поддержания диалога между католической и православной церковью».

ПОЛИТИКА ИЛИ ПАТРИАРХИЯ?

Лоренс Уззелл, освещающий с 1980-х годов проблему свободы совести в Советском Союзе, написал в американском журнале «First Things» («Главные дела»), посвященном религиозным вопросам, о том, что «патриархия создала исторический миф, в соответствии с которым Россия всегда была сугубо православной страной, католиками в которой были исключительно такие люди, как иностранные дипломаты в Москве и Санкт-Петербурге».

Действительно, визит папы на Украину в 2001 году был подвергнут критике со стороны высокопоставленных православных иерархов, которые посчитали, что Иоанн Павел II должен был посоветоваться с ними, прежде чем посетить «каноническую территорию» православия.

Решение Ватикана, принятое в 2002 году, о создании полноправных католических епархий в России, вызвало резкую критику со стороны Московской Патриархии и ее союзников в правительстве, — отметил Уззелл. Епископ Восточно-сибирской епархии Ежи Мазур, гражданин Польши, был выслан из России.

Юлия Мельникова, изучающая богословие в Москве, считает, что освещение визита Путина в Ватикан в российских СМИ было весьма сдержанным. «Я видела лишь один репортаж по телевидению об этом событии. В нем повторялось все в той же тональности, что и раньше — на сей раз сюжет был об иконе Казанской богоматери, которую католики считали оригиналом и хотели передать в дар православным верующим — но те отказались, заявив, что икона — всего лишь копия», — рассказывает Мельникова.

«Любой мыслящий житель Москвы, вероятно, был рад узнать, что Путин встретился с папой, потому что все уже совершенно справедливо устали от неотзывчивости Православной церкви», — говорит она.

Православие и католицизм долгое время враждовали между собой. Еще до формального раскола христианства на 2 ветви в 1054 году между ними велась борьба вокруг теологических вопросов и за первенство в церковной иерархии. Древнерусские государства в начале Средних веков приняли православие по греческой модели. В 15-м веке русская церковь объявила о своей автокефальности — независимости от Константинопольского патриарха.

Папа Иоанн Павел II в течение своего понтификата, длящегося уже 25 лет, посетил ряд православных государств. Однако осуществить свою мечту и посетить Россию с пастырским визитом он так никогда и не смог.

По словам Уззелла, Рим теперь может сделать выбор в пользу налаживания более тесных контактов с Путиным, за счет своих отношений с Патриархом Алексием. Путин обладает навыками гораздо более успешного политика, чем Патриарх и его окружение, и при этом никак особенно не предвзят ни по отношению к православию, ни к католицизму, относясь к обеим конфессиям лишь как к средствам политической манипуляции, — полагает Уззелл.

Впрочем, он же предупреждает, что даже если российское государство обладает более цивилизованным лицом, чем русская церковь, Ватикан должен помнить о том, что в «беге на длинную дистанцию» большую важность все равно будут иметь его отношения с последней, а не с первым.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru