Русская линия
Мир религий Игорь Аниканов14.11.2003 

Индуизм без московской прописки?
Ответ диакону А. Кураеву

Шум вокруг индуистского культурного центра, поднятый Союзом православных граждан, не утихает. Разумеется, все это всего лишь предвыборная политическая возня, однако обидно, когда религию делают разменной монетой в политических играх. Тем более обидно, когда до такого уровня опускаются богословы.

Свое мнение по этому вопросу решил высказать православный богослов и писатель дьякон Андрей Кураев. Выпады, содержащиеся в его статье, не могут остаться без возражений.

За 34 года своего существования в России Общество сознания Кришны привыкло к нападкам и гонениям — они имеют вполне сезонный характер и, как гастрит по осени, обостряются всякий раз накануне выборов. Отвечать на большую часть клеветы, льющейся в наш адрес, нет никакого смысла — скучно и не останется времени ни на что другое. Но, на наш взгляд, в статье А. Кураева речь уже не идет о полемике вокруг одной конфессии. Дело касается свободы совести как таковой и традиционных отношений России и Индии. Данная статья задевает всех людей исповедующих индуизм, одну из крупнейших религий мира (существование которой в своей статье А. Кураев походя отменил, назвав индуизм «всего лишь газетным термином»).

В своей статье Кураев предлагает вырабатывать российскую международную политику на основе эдакого духовного бартера: «Мы вам газ и зерно, вы нам — свободу совести». Как нетрудно догадаться, мы тоже выступаем за свободу совести, правда, не только в Индии. Однако мы против скрещивания религии и политики. Многовековой опыт человечества доказывает, что в результате такого симбиоза всегда проливается кровь.

Решив вступиться за христиан в Индии, автор статьи предлагает применить к межконфессиональным отношениям ветхозаветный принцип «око за око, зуб за зуб». Позиция эта, разумеется, не вполне христианская, но и отмести ее только на этом основании тоже трудно. «Было бы странно открывать в Москве индуистский религиозный центр, — пишет он, — не дождавшись и не добившись улучшения положения христиан в самой Индии. Кроме того, естественно было бы дождаться урегулирования в Индии других межрелигиозных конфликтов».

Итак, Кураев предъявляет счет Индии, ее правительству и всему индуизму. Посмотрим же, насколько справедливы его обвинения.

Традиционная веротерпимость людей, исповедующих индуизм, всем известна. Испокон веков в Индию устремлялись люди, искавшие религиозной свободы. Первые общины сирийских христиан в Индии были основаны в IV веке нашей эры, а общины иудеев на мысе Кочин и в Бомбее появились в Индии за 200 лет до рождества Христова. Все эти общины никогда не подвергались гонениям или репрессиям. Израиль официально признал, что Индия является единственной страной, где иудеи никогда не подвергались гонениям. Община парсов сохранилась только в Индии — именно сюда устремились парсы, когда их стали преследовать в Иране. В Иране эта религия полностью уничтожена, но в Индии эта община живет и процветает (к ней, например, принадлежал муж Индиры Ганди).

Когда в 1960 г. Китай занял Тибет, сотни тысяч тибетских буддистов, включая Далай ламу XIV, нашли прибежище именно в Индии. Подобных примеров веротерпимости индуистов можно привести великое множество.

Даже А. Кураев косвенно вынужден признать это, называя исторически сложившийся индуизм «пассивно-фаталистическим». Определяя индуизм этим слегка презрительным термином, автор, на наш взгляд, глумится над долготерпением индийского народа, который в течение четырнадцати веков находился под властью сначала мусульманских правителей, затем португальцев и наконец англичан.

Все четырнадцать веков индийцы, чье миросозерцание основано на принципе ахимсы (ненасилия), одного из центральных догматов индуизма, терпеливо сносили издевательства, унижения и оскорбления иностранных властей, осквернение своих святынь, разрушение храмов, насильственные обращения в чужую веру. Даже освободилась Индия из-под власти Великобритании с помощью мирной политики ненасилия Махатмы Ганди.

Приводя данные о 19 миллионах христиан в Индии, которых в Индии действительно больше, чем даже буддистов, Кураев забывает упомянуть, как они появились. Он ни слова не говорит о кострах португальской инквизиции в Гоа, на которых были сожжены сотни людей, не желавших отказываться от веры своих предков. Эти костры горели почти триста лет. Он забывает о тысячах убитых и изгнанных индусов, о конфискации имущества у людей, отказывавшихся принять христианство из рук португальских миссионеров, о насильственном изгнании всего индуистского духовенства за пределы португальских владений.

По сути дела, католические завоеватели устроили геноцид индийской нации по религиозному признаку. Так, 31 января 1620 г. португальцами было объявлено, что «…ни один человек, исповедующий индуизм, независимо от его национальности или положения в обществе, под страхом казни не имеет права вступать в брак в этом городе (Гоа), на островах и других территориях, принадлежащих Его Величеству» (1).

Англичане, продолжившие миссионерскую деятельность на территории Индии, едва ли отличались большим тактом и уважением к местным обычаям, чем их предшественники мусульмане и португальцы.

Генерал-губернатор Индии маркиз Хастингс писал в 1813 г. по прибытии в Индию: «Индусы оставляют впечатление существ, чья жизнь сводится лишь к отправлению животных функций, и даже к ним они относятся с видимым безразличием — их интеллект не больше, чем у собаки» (2). Миссионерская деятельность в порабощенной Индии проводилась с таким размахом и с таким накалом страстей, что даже британским властям приходилось насильно выдворять христианских миссионеров, таких как, например, А. Дафф или У. Кэри (3).

Самым знаменитым примером обманной тактики насильственного обращения индусов и мусульман является случай, приведший к «Восстанию сипаев». В 1857 г. Британский генерал лорд Каннинг приказал тайком подмешивать перемолотые кости коров и свиней в соль, масло и сахар индийских воинов, а их ружья смазывать говяжьим жиром, чтобы таким образом лишить их принадлежности к своей религии.

Массовые обращения индусов в христианство (иногда проводимые насильственно или купленные за подачки), теперь уже осуществляемые протестантскими миссионерами, продолжаются по сей день, и некоторые из приведенных в статье А. Кураева фактов являются реакцией именно на них.

Чего, например, стоит кровавая деятельность террористической организации «Национальный фронт освобождения Трипура», основанной и финансируемой фундаменталистскими баптистскими миссиями из США и Новой Зеландии (4). Сами христианские церкви, действующие в Индии, иногда вынуждены открещиваться от агрессивных пасторов-фундаменталистов, для которых вся индийская культура — досадное недоразумение.

Отношение самого Кураева к агрессивным протестантским пасторам-проповедникам хорошо известно. («Протестантам о православии») Но в данной ситуации он предпочитает становиться на их сторону, или, точнее говоря, не принимать этот фактор во внимание.

Пытаясь обвинить в конфликтах правительство Индии и индуизм, Кураев забыл упомянуть также, что даже британские историки признают, что семя всех нынешних религиозных конфликтов в этой стране было посеяно не нынешним правительством, а пресловутой британской политикой «разделяй и властвуй». В течение столетия британцы систематически натравливали друг на друга мусульман и индусов, что в конце концов привело к кровавому разделению Индии на Индию и Пакистан и унесло около миллиона (!) жизней невинных людей с той и с другой стороны.

Сейчас на территории Индии действуют несколько католических общин как латинского так и восточного обряда. В одной только Малабарской церкви насчитывается 2543 прихода, а в штате Трипура депутаты-христиане составляют большинство в законодательном собрании. Помимо этого, более полутора десятков протестантских деноминаций имеют свои приходы во всех штатах Индии. (Для ссылок см. Indian Christianuty). Не так давно Индийское правительство предлагало открыть свой приход в Дели и Русской православной церкви.

И тем не менее, Андрей Кураев пытается доказать милый его сердцу тезис об агрессивности современного индуизма, готового «поглотить другие религии». При всем желании Кураев не сможет привести в пример ни одной страны или даже человека, который был бы обращен в индуизм насильственным образом.

Вот что пишет об отношении к другим религиям один из основоположников современного индуизма Бхактивинода Тхакур: «Порожденные разобщением мировых религий рознь и вражда ничем не оправданы и, более того, вредоносны. Оказавшись в том месте, где представители другой религии поклоняются Богу, следует с уважением думать: «Они поклоняются почитаемому мной Высшему Существу (хотя и по-другому, чем поклоняюсь я). Так как я следую иной традиции, я не могу постичь их порядков и обрядов, но, наблюдая их, я чувствую всЈ большую привязанность к своей традиции. Бог един, и не имеет Себе равных. Я низко склоняюсь перед тем символом Господа, которому здесь поклоняются, и молю Господа, принявшего эту форму, чтобы Он укрепил мою любовь к Нему в облике, приемлемом для меня'» (5).

Для сравнения, вот что пишет об индуизме православный философ и лингвист Н. Трубецкой: «…Индия есть самая прочная цитадель сатаны», «христианин не может смотреть на индуса иначе, как на поклонника сатаны», «эта религия с нашей точки зрения есть сатанинское лжеучение». (Все цитаты взяты из книги Н. Трубецкого «Религии Индии и христианство», продающейся в каждой церкви).

Разумеется, все сказанное выше нисколько не оправдывает и не смягчает печальных фактов, приведенных А. Кураевым. Однако обвинять в них все индийское правительство и всех индуистов — это все равно что обвинять российское правительство или Православную церковь в погромах, которые чинят в России скинхеды (во время одного из этих погромов не так давно был убит и один индиец).

Натянутость обвинений Кураева очевидна. Например, чтобы доказать замешанность правительства в заговоре против всех религий, он цитирует лидера небольшой партии Шив Сена, но забывает, что Президентом Индии в настоящий момент является мусульманин Абдул Калам. Утверждая, что «особое раздражение индуистов-фундаметалистов вызывает то, что Церковь выступает за равенство всех людей», он как-то упускает из виду тот факт, что предыдущим президентом страны был К. Р. Нараян из касты неприкасаемых, а сама конституция современной Индии написана далитом (неприкасаемым) Амбедкаром.

Приводя печальную статистику о межрелигиозных столкновениях в Индии (большинство из которых так или иначе относятся к трагическому Индо-Пакистанскому конфликту), автор, по не очень понятной логике, пытается привязать их к открытию Индуистского культурного центра в Москве. Невольно вспоминаются времена советской пропаганды с ее козырной картой против Соединенных Штатов: «А у вас негров линчуют!» Но, чтобы доказать желаемое и создать образ врага (а из традиционно дружественной к России Индии это сделать трудно), все средства хороши (6).

В этом, на наш взгляд, главный смысл статьи А. Кураева. Прежде всего, она направлена не против индуистского культурного центра, не против кришнаитов, не против Альфреда Форда, но против Индии и отношений дружбы, исконно связывающей наши государства. Для этого в качестве аргумента сгодится и какой-то языческий журнальчик, и «подводный хозяин Ящер», и немецкий нацизм, и — совсем уж ни к селу, ни к городу — «внесший свою лепту в нарастание анти-еврейских настроений основатель династии Фордов» (7).

Впрочем, отношение А. Кураева к Индии и ее религиям сложилось довольно давно. Чтобы понять его, достаточно бегло ознакомиться с его книгами о Рерихах «Сатанизм для интеллигенции» и «Рерихославие».

Пытаясь напугать российское общество очередной мифической угрозой, которую, оказывается, таят в себе Индия и индуизм, автор сознательно разжигает вражду к религии и другому народу. Какой вклад внес Генри Форд в нагнетание анти-еврейских настроений в Европе, это еще вопрос, но весомый вклад А. Кураева в нагнетание анти-индийских настроений в России не вызывает сомнений.

Что же касается морального долга, то осмелюсь напомнить г-ну Кураеву, что в приснопамятные советские времена шестьдесят восемь кришнаитов (то есть, почти все!) были брошены в тюрьмы и посажены в психушки. Тогда, кстати, сидя на одних нарах с православными священниками, мы вполне понимали беды друг друга.

Позже все кришнаиты были реабилитированы по закону «О реабилитации жертв политических репрессий». Но, увы, этой реабилитации не дождались погибший в оренбургском лагере 23-летний кришнаит С. Оганджанян, двухмесячная дочка востоковеда и поэтессы О. Киселевой и еще несколько человек. В 1995 в Ростове-на-Дону казаки учинили кровавый погром в кришнаитском храме. В 1996 в Грозном погиб доброволец гуманитарной миссии «Пища жизни» 28-летний Андрей Савицкий. Право, как-то неловко перечислять все это, но и не перечислить после брошенного вызова тоже нельзя. И еще, если уж говорить об индуистском культурном центре, то его возведение — это вовсе не плата Москвы за «статус мировой столицы», как утверждает Кураев, а всего лишь подтверждение своего права называться столицей великого государства, в котором уважаются права верующих всех вероисповеданий. И Москва не раз доказала, что она является таковой.

У религиозных, и даже просто воспитанных, людей не принято защищать самих себя. И все же, наверное, нужно дать ответ на обвинения Кураева в том, что исповедуемая нами религия является «карма-колой». Достаточно будет сказать, что храм Общества сознания Кришны в Бангалоре в 1997 г. открывал тогдашний президент Индии и большой знаток индуизма Ш. Д. Шарма, а культурный центр Общества в Дели годом позже открывал премьер-министр Индии, поэт и литератор А. Б. Ваджпаи. Нужно полагать, что оба они лучше, чем А. Кураев, разбираются в том, что является подлинным индуизмом, а что — его китчевой подделкой.

В своей речи во время открытия культурного центра премьер-министр Индии, в частности, сказал: «Сила Общества сознания Кришны в его учении — учении основанном на философии «Гиты». Универсальная духовная философия древней «Гиты» была красноречиво изложена основателем Общества Бхактиведантой Свами Прабхупадой в его «Бхагавад-гите как она есть».

А вот слова посла Индии, г-на Рагхунатхана, которые он произнес в этом году на празднике по поводу Дня явления Кришны: «Общество сознания Кришны трудится, не покладая рук, чтобы сохранить и защитить уникальную культуру Индии. Это Общество по праву заслуживает похвалы за то, что ему удалось укрепить узы дружбы между Россией и Индией. Поэтому я хотел бы поблагодарить вас и пожелать вам всего самого лучшего и успехов в вашей благородной работе».

В заключение мне хотелось бы просто вспомнить подписанную Россией и Индией «Декларацию по охране интересов многонациональных государств». Документ этот в эпоху, когда над миром нависла угроза международного терроризма, агрессивного национализма и религиозного экстремизма, имеет огромную ценность. Там, в частности, сказано: «Притязания на религиозную исключительность представляют угрозу реализации этого права (исповедовать, отправлять и проповедовать любую религию), поощряют экстремизм и нетерпимость как внутри государств, так и между ними. Индия и Россия намерены защищать культурное и религиозное многообразие своих обществ от этой опасности. Они со всей ответственностью заявляют о недопустимости разжигания межнациональной и межрелигиозной розни». Как хотелось бы, чтобы эти хорошие слова стали принципом реальной политики!

Ссылки по теме:

1. A.K.Priolkar, «The Goa Inquisition»

2. R.C.Majumdar at al., eds. History and culture of the Indian people, vol. 10, p.348

3. H.G.Rawlinson, British achievements in India, p. 54

4. См. например, Militants raid Hindu Ashram — The Telegraph, December 5, 2000

5. Bhaktivinoda Thakur, Sri Caitanya Siksamrta, ch. 1

6. Автор не останавливается и перед прямой дезинформацией. Например, в качестве одного из аргументов против индуистского культурного центра в Москве г-н Кураев приводит пример православный приход в Риме, который находится на территории посольства. При этом он умалчивает о том, что православный храм мученицы Екатерины воздвигается в двух шагах от Ватикана, прямо перед собором св. Петра в Риме.

7. Странно слышать слова в защиту еврейского народа от грозящего якобы ему индуизма, олицетворенного «коварным» Фордом, из уст автора нашумевшей книги «Как делают антисемитом» (см. Как делают антисемитом). Генри Форд, как свидетельствует его российский биограф, не был антисемитом (см. Б. Шпотов. Генри Форд. М., 2003), а в своем антисемитизме Кураев открыто признается сам.
Комментарий
Игорь Аниканов — руководитель отдела по связям с общественностью Московского общества сознания Кришны. В движении Харе Кришна с 1998 года.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru