Русская линия
Интерфакс10.11.2003 

Интервью епископа Пензенского и Кузнецкого Филарета
Без возрождения внутренней жизни человека нельзя говорить об обустройстве России — на вопросы «Интерфакса» отвечает епископ Пензенский и Кузнецкий Филарет

Владыка, 2003 год в жизни Пензенской епархии был отмечен целым рядом событий, повлиявших на общественную жизнь региона в целом. В частности, на флаге области появился образ Спаса, что вызвало немало самых разных суждений в России и за рубежом. Как Вы прокомментируете эти события?

Да, действительно, принятие флага области с изображением Нерукотворного Спаса — это значительное событие в жизни епархии и оно, я бы сказал, является предосновой положительного развития нашей Пензенской земли, потому что, когда во главу угла ставятся святыни, люди тянутся к этим святыням. Это очень хорошая отправная точка, которой отмечен нынешний год.

Также в этом году была создана икона Нерукотворного Спаса, списанная с саратовской иконы Спасителя и установленная в алтаре Покровского архиерейского собора в Пензе.

Что касается епархии, то она развивается, растет. Сейчас для меня одной из главных забот является духовное училище в Пензе. Мы надеемся, что оно преобразуется в семинарию, а значит, будет готовить священников, от которых зависит состояние и благосостояние приходов.

Недавно учебным комитетом при Священном синоде Русской православной церкви (РПЦ) проведена реформа учебных заведений, при которой 4-летнее образование заменяется 5-летним. В настоящее время наше духовное училище переходит на семинарскую программу. Однако, проблема в том, что недостаточно учебных площадей и недостаточно укомплектована библиотека духовной литературы. Я обратился в пензенские библиотеки с просьбой рассмотреть возможность возвращения епархии богатейшей литературы из дореволюционной Пензенской духовной семинарии, которая сейчас хранится в фондах государственных библиотек. Словом, программа семинарии уже действует, остался вопрос за формальным статусом, который будет решен на ближайшем заседании Священного синода РПЦ.

Если посмотреть в ясный день на Пензу с верхней точки города, то невольно обратишь внимание на сияние куполов православных храмов, а звон колоколов стал для горожан в последние годы привычным. Как Вы оцениваете положение дел с восстановлением храмов и строительством новых в Пензенской епархии?

Восстановление храмов — это очень большая и важная задача, но я всегда при этом оговариваюсь: дело не только в золотых куполах. Тяжелее всего возродить человека. Не экономику, а состояние души. Без возрождения внутренней жизни человека, без обустройства этой жизни нельзя говорить об обустройстве России.

Что же касается постройки новых храмов и восстановления разрушенных, то, на мой взгляд, власть предержащие могли бы пойти на такой шаг: распределить эти работы между крепкими промышленными предприятиями. Это не разнарядка, а святое дело, на которое, уверен, многие откликнутся.

Я встречался с губернатором области Василием Бочкаревым по этому поводу и рад, что нашел у него полную поддержку и понимание. Кстати, в октябре текущего года Русская православная церковь наградила В. Бочкарева орденом преподобного Сергия Радонежского 11 степени за помощь в строительстве храма Богоявления Господня в селе Ива Нижнеломовского района, откуда губернатор родом.

Известно, что Патриарх Московский и Всея Руси Алексий 11 благословил восстановление в Пензе Спасского кафедрального собора, взорванного в 1934 году. В августе 2003 года Вы сообщили о намерении Пензенской епархии создать специальный благотворительный фонд для работ по восстановлению пензенской святыни. Что дает Вам уверенность, что эта инициатива будет поддержано горожанами, властью, представителями бизнеса?

Отклик на наше предложение есть, хотя не такой широкий, как хотелось бы. Ко мне уже приходили частные люди, пожелавшие участвовать в восстановлении храма денежными средствами. Мы же со своей стороны сделали немало, чтобы привлечь внимание общественности к восстановлению храма. Например, с участием специалистов епархии в Пензенском государственном архитектурно-строительном университете был разработан проект собора, создан его макет. Епархия вышла с предложением отмечать День города Пензы в престольный праздник этого собора — 14 августа. Словом, по моему глубокому убеждению, должны присутствовать какие-то вводящие вещи, которые помогли бы обществу понять, почему мы восстанавливаем первохрам земли нашей пензенской.

Строительство храма шло с 1800 по 1824 годы, в основном, на пожертвования горожан. Соборный комплекс включал в себя двухэтажный пятикупольный храм и отдельно стоящую колокольню. В соборе молились известные в России люди, в частности, Александр I, Николай I, Александр II и Николай II, пензенские губернаторы и епископы.

Что же касается благотворительного фонда, то он наверняка будет. Просто нужно некоторое время, чтобы люди пришли к этому осознанно.

Должен отметить, что мы предполагаем восстановление храма не таким, каким он был изначально. Безусловно, будут использованы новые технологии, которые значительно удешевляют и упрощают работы.

Одним из важнейших вопросов для РПЦ сейчас становится вопрос о церковной земле, налогах и арендной плате за земельные участки, принадлежащие церкви. В решении этих вопросов многое зависит от законодательной власти на региональном уровне. Как в связи с этим складываются отношения епархии с областным Законодательным собранием, исполнительной властью?

Я считаю кощунственным поднимать вопрос о плате за земли, которые находятся под храмами. Исстари эти земли были жертвенными, они выделялись царями, императорами, губернаторами, как значится в документах, «в вечное пользование».

Пусть меня поймут правильно, я не против законов. Вся беда в другом — в государственной, областной, городской думах сегодня превалирует число людей, которые никогда не имели никакого отношения к церковной жизни. И решает эти вопросы сознание, которое вбивалось в нас в течение 70 лет. Я опасаюсь, что атеистическое сознание может победить и «религиозные объекты» подпадут под страшное бремя налогов.

Коренной вопрос — в логике нашего мышления. По крайней мере, архиерей должен быть вхож в комитеты или комиссии, которые рассматривают судьбу церковной земли, иметь право доказательного голоса.

Поверьте, налоги на церковную землю сейчас, когда многие храмы находятся в плачевном состоянии, несвоевременный шаг.

Я очень надеюсь, что мы найдем понимание у депутатов областного Законодательного собрания. Разговор предстоит непростым, но обнадеживает, что местные парламентарии готовы к диалогу.

Недавно Пензенская епархия и областное министерство образования рассматривали вопрос о совместной работе. Как, на Ваш взгляд, должно развиваться это сотрудничество?

Договор с областным министерством образования мы подписали в сентябре текущего года, но это даже не половина, а только самое начало большого дела. Я понимаю, как трудно министерству перейти на рельсы духовного воспитания.

Как и определяет закон, занятия по изучению основ православной культуры будут проводиться в школах факультативно, по желанию детей и с согласия их родителей. Конечно же, огорчает, что мы не можем войти в учебную программу. Представьте себе, закончились уроки, кто-то ушел домой или на стадион, а кто-то остается на православные занятия. Не совсем выровнено это, какое-то дискриминационное состояние.

Второе. Мы готовы обеспечить занятия кадрами. У нас есть достаточно людей, окончивших богословские курсы и готовых прийти в школы по первому зову. Однако, хотелось бы, чтобы за процессом наблюдали постоянно действующие комиссии, комитет, в который входили бы и священнослужители, и представители министерства образования, и родители. Сейчас мы стоим в начале этого пути, главное, что есть обоюдное желание и педагогов, и священнослужителей.

Еще в 1885 году в Пензе была учреждена церковно-общественная организация «Иннокентиевское просветительское братство» в честь пензенского епископа Иннокентия, причисленного в 2000 году к лику святых. Миссионерская и просветительская деятельность этой организации оставили заметный след в истории РПЦ. Что делает епархия сегодня в этой сфере, действенна ли миссионерская и просветительская деятельность епархии, например, в борьбе с сектантством, активно внедряющимся в последние годы в Пензенской области?

У нас есть и миссионерский, и паломнический отделы, но до просветительского братства, которое славилось на всю России, мы не дотягиваем. Я думаю, что в этом вопросе нужно привлекать светскую сторону — ученых, историков, которые смогли бы объединить усилия с епархией. Это особенно важно сегодня, когда мы наблюдаем интервенцию сектантства в умы и души молодежи. Успех этой интервенции я вижу в том, что было выхолощено духовное сознание. Души пустые — заходи и живи. Задача в адекватности — заполнить души нашим, родным, православным. Не запрещать, а вкладывать в молодые души то, что станет защитным иммунитетом.

Есть и еще одна сторона вопроса. Почему власть наша дает свободу шагать по русской земле представителям сект? Я рассказал недавно об этой проблеме в Германии, услышал в ответ, что нечего проходимцев к себе пускать. И они правы.

Пензенская область — многоконфессиональная. Как строятся и на каких принципах складываются отношения епархии с представителями других конфессий, в частности, католицизма?

Принцип отношений сформулирован на Архиерейском соборе. Равные права для традиционных религий нашей страны. Каждый занимается своим делом, мирно.

Я против скандалов и выяснения отношений, тем более, когда они возникают на политической почве, как в случае с католической церковью.

Что Вы, Владыка, стараетесь развивать в своем служении, исходя из опыта Ваших великих предшественников на пензенской кафедре?

На фоне разных епархий, в которых служил и бывал, я не перестаю удивляться, как сохранилась в душах жителей Пензенской области глубина и теплота веры. Перенимая опыт предшественников, в частности, владыки Серафима, который был на кафедре 22 года, определяю свою задачу так: проповедь и развитие пензенской духовной школы.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru